«Красное с зеленым — такого цвета у нас будет флаг?» Виталий Кличко — о союзе со «Слугой народа», отношениях с Андреем Ермаком и маленьком Disneyland

Авторы:
Мария Жартовская, Оксана Коваленко
Дата:

Юлия Вебер / «Бабель»

Летом прошлого года мэр Киева Виталий Кличко почти потерял должность председателя Киевской городской государственной администрации (КГГА). Правительство согласовало его увольнение, а депутат от «Слуги народа» Александр Ткаченко даже подал декларацию о доходах как кандидат на почти вакантное место. Однако Кличко удержался на двух стульях — президент так и не подписал указ о его увольнении. Ровно месяц назад позиции Кличко укрепились — с поста ушел его главный оппонент, экс-глава Офиса президента (АП) Андрей Богдан. Его место занял давний знакомый Кличко — Андрей Ермак. В интервью «Бабелю» мэр рассказал, как нашел общий язык с новым руководителем ОП, как его партия УДАР готовится к местным выборам и собирается ли он помогать «Слуге народа».

В нашем последнем интервью вы сравнивали Зеленского с пилотом, самолет которого проходит турбулентность. Как вам сейчас в этом самолете?

Турбулентность продолжается. Я понимаю желание Зеленского показать быстрый результат. Но есть немало моментов, которые отражаются на воплощении проектов в городе и тормозят их реализацию. На них я акцентирую внимание президента и правительства.

О каких именно проектах речь?

Мы не можем достроить развязку на Шулявке, потому что за пятый цех [завода «Большевик»], который необходимо снести, нам Фонд госимущества выставил счет около 700 миллионов гривен! За что? За сарай, в котором продают секонд-хенд?

Гостиный двор находится в запущенном состоянии посреди Подола. Я просил и Зеленского, и экс-премьера передать его на баланс города, тогда уже в этом году мы сможем отремонтировать фасад здания и первый этаж, сделать там общественное пространство. Там может расположиться и музей Киева.

Дарницкий мост находится на балансе «Укрзалізниці», а не города. Об этом не все знают. До сих пор не построены съезды с него, он до сих пор не введен в эксплуатацию. Я уже несколько лет прошу: или достройте, или передайте на баланс, и это сделает город.

Усадьба известного авиаконструктора Игоря Сикорского, где он родился. Я пообещал семье Сикорских спасти здание, но оно на балансе Министерства обороны. И тоже уже несколько лет нас кормят обещаниями. Нам нужно как можно быстрее его забрать, восстановить и сделать там музей известного на весь мир киевлянина.

Юлия Вебер / «Бабель»

А с новым премьером вы знакомы, уже была возможность пообщаться?

Я видел его на одном из последних эфиров у Савика Шустера. Лично мы не знакомы. Надеюсь, в ближайшее время состоится рабочая встреча.

Вы говорите о работе с Кабинетом министров, но давайте вернемся к вопросу о работе с президентом и его Офисом. У вас с ними был конфликт...

...У меня с ними конфликта не было.

Тогда давайте скажем так: у бывшего главы ОП Андрея Богдана был конфликт с вами. Он достиг пика в конце лета — начале осени прошлого года, а потом ситуация, по крайней мере публично и медийно, сошла на нет. Что изменилось?

Конфликта у меня с Офисом не было. Была борьба за власть со стороны некоторых лиц и попытка рейдерского захвата Киева — будем называть вещи своими именами. Я потому и обратился в суд, что представление ОП [подписанное экс-главой Офиса президента Андреем Богданом] о снятии Кличко с должности главы КГГА — это нарушение законов и Конституции. В Конституции прописано, что избранный киевлянами мэр должен быть главой КГГА, у него должны быть все рычаги влияния, чтобы реализовать свою предвыборную программу. Иначе это можно сравнить с ситуацией, когда на корабле два капитана. К тому же Богдан не имел права подписывать это представление.

Но результатов этих исков нет, что же изменило ваши отношения с Офисом?

Несмотря на большое медийное давление канала «1 + 1», где Киев ни разу не упоминался положительно, представитель команды «Слуга народа», ...как его..., Ткаченко не увидел роста своего рейтинга и рейтинга партии, а поддержка Кличко, наоборот, пошла вверх.

Юлия Вебер / «Бабель»

Появились эти результаты, и Офис начал налаживать с вами отношения или вы с ним?

Там много составляющих, не только социология. Не секрет, что и европейские, и американские партнеры расценили борьбу с мэром как вмешательство в самоуправление. Возможно, это все привело к тому, что боевые действия пока прекратились (улыбается).

Но Кабинет министров успел согласовать ваше увольнение с должности главы КГГА. Да, вы его обжаловали, но решения суда нет, поэтому президент до сих пор может вас уволить. Выдвигали ли вам какие-то условия в Офисе президента?

Один раз, еще летом, мы с президентом Зеленским об этом говорили. Никаких условий мне не выдвигали. А ключевой разговор касался главных вызовов. Речь шла об изменениях в Киеве, нулевой толерантности к коррупции, решении социальных вопросов.

Но решение Кабинета министров до сих пор есть. И получается, вы находитесь на крючке — вас можно уволить, если вы не делаете то, что хочет Банковая.

Нет, вы неправильно трактуете. Ни на каком крючке я не нахожусь. Я убежден в своей правовой позиции, ее разделяют киевляне: мэра нужно избирать, а не назначать.

Ваш оппонент Богдан ушел из ОП. Какие у вас отношения с его преемником Андреем Ермаком? В своих интервью он публично вас хвалит.

Он не хвалит, он говорит объективно — не так много людей могут зайти к любому европейскому или американскому политику. Я же общаюсь с ними не только как мэр, но и выполняю представительскую функцию, отстаивая интересы Украины. Мой так называемый селебрити статус работает в интересах страны. Никто другой не имеет таких возможностей и контактов, чтобы привлечь инвестиции.

Учитывая, что Ермак отвечает за важный внешнеполитический трек, были ли ваши контакты, например с [юристом Дональда Трампа] Руди Джулиани, полезны Ермаку, помогали ему?

Нет, я не помогал ему. Ермак как одна из ключевых фигур Офиса президента может официально обратиться ко всем иностранным представителям. Я могу обратиться официально и неофициально [хитро улыбается].

Прошлым летом вы рассказывали, что Богдан по вопросам столицы предложил вам общаться с Ткаченко и [застройщиком] Андреем Ваврышем. А теперь как держите связь с Офисом?

Я общаюсь с Ермаком и [Сергеем] Трофимовым. Ткаченко и Ваврыш были неформальными кураторами, «смотрящими», как говорят. А Ермак — официальное лицо. Мы знакомы много лет. Он позвонил мне по «сотке» — закрытой связи, и я его сначала не узнал. Потом мы встретились. Сейчас общение рабочее, конструктивное. А слухи о том, что якобы Ермак спас Кличко... Я к нему с такими просьбами не обращался.

А с президентом вы когда встречались?

Не так часто, как нужно. Мы виделись несколько недель назад.

Вы говорите, что боевые действия пока прекратились, но это не так. В своем видеоблоге Ткаченко утверждает, что главами районов остаются люди, которых уволил президент. Еще вас обвиняют в том, что вы назначаете на ключевые посты «людей Ермака». Например, его сокурсник Алексей Кулеба возглавил департамент КГГА по вопросам благоустройства. Кандидат на должность председателя Святошинской РГА Андрей Трамбовецкий — одноклассник кума Ермака, депутата от СН Николая Тищенко...

[Не дает закончить вопрос] Кулеба — вот такой парень [показывает жест с большим пальцем вверх]. А что касается Трамбовецкого, он исполняющий обязанности.

В биографии не написано, где и с кем они учились. Мы рассматриваем людей на должности исключительно по профессиональным качествам, а не из-за знакомства с кем-то. Знакомых, друзей лучше не брать, потому что их потом сложно увольнять.

То есть тезис, что «Ермак спас Кличко, поэтому Кличко пришлось идти на компромиссы» — неправда?

Я могу сказать одно: не стоит верить тому, что пишут в интернете. У нас сильно развита конспирология. Может кто-то с кем-то учился, но не это условие назначения. Если вы спросите прохожих на улице, какая фамилия или как выглядит глава их района, 99,9 процента не смогут ответить. Киев — это ответственность исключительно мэра столицы. Если главы районов не будут выполнять свои обязанности, рейтинговые и имиджевые потери понесу я.

Вы начали подготовку к местным выборам?

Да.

Кого считаете своим главным конкурентом?

Дам политический ответ на этот вопрос. Мой вызов и конкурент — запущенная инфраструктура, которая нам досталась в наследство: дороги, мосты, социальные объекты и многое другое. Как только я разберусь с этим, никаких конкурентов у меня не будет.

Вы проводили внутреннюю социологию?

Важно из различных источников замерять температуру и рейтинги. Этим занимаются социологи и политтехнологи, но ключевое ощущение — когда двигаешься по городу, а люди к тебе обращаются и нормально относятся. Я убежден, в следующие пять лет смогу сделать то, для чего был заложен хороший фундамент: это и метро на Виноградарь, и Подольско-Воскресенский мост — открываем в этом году. Он будет красиво смотреться с подсветкой. В конце этого года откроем автосообщение по мосту. Я, кстати, уже проезжал по нему. Пока это запрещено, но я на машине уже испытал.

Почему всем запрещено, а вам можно?

Я мэр и персонально проверяю, как идут работы на многих объектах. На мост я заехал со стороны Русановских садов и съехал на Набережное шоссе. Там осталось положить асфальт — работы продолжаются.

И все же, кого вы считаете своими потенциальными конкурентами? Вот варианты: нардепы от СН Николай Тищенко и Александр Ткаченко,телеведущий Андрей Пальчевский.

Знаете что? Я делаю свое дело. Баллотироваться могут все. Но там нужно внести бешеный залог. Николай Тищенко, думаю, может — он состоятельный человек.

Вы рассматриваете его как потенциального конкурента?

[Долго молчит] Каким образом я могу конкурировать с этими людьми? Ко мне как к представителю власти много претензий. Я должен сделать много вещей, и у меня больше ответственности. Все остальные конкуренты могут виртуально презентовать-обещать, что они сделают. Моим лучшим ответом каждому из них будут реализованные проекты, в частности восстановленная Пейзажная аллея, новый мост, новая входная группа в зоопарк и построенная развязка на Богатырской.

Вы будете реанимировать УДАР накануне местных выборов? [У Жартовской не получается выговорить слово «реанимировать»]

(Смеется) Видите, вы не можете произнести «реанимировать», а я даже слово «диджитализация» выучил.

У нас будет масштабное обновление команды, сделаем большую презентацию. Работа уже началась, и в ближайшее время объявим съезд. У партии будет то же название — УДАР.

Юлия Вебер / «Бабель»

Кто присоединится к вашей команде?

А это, знаете, такая интрига. Много новых людей, много опытных людей. Это будет перезагрузка партии, мы однозначно будем формировать еще более мощную команду, которая покажет результат.

Это будет всеукраинский уровень? У вас остались ячейки в регионах?

Всеукраинский, ячейки остались по всей Украине. Каждый день ко мне приходят люди и говорят: «Виталий Владимирович, когда же мы начнем?»

УДАР будет выдвигать своих кандидатов в мэры?

[Задумался] Вы слишком спешите с этим вопросом. Не во всех регионах у нас хорошие позиции. Там, где хорошие позиции, мы будем конкурировать.

На местных выборах вы будете в оппозиции к действующей власти?

Проблема украинцев в том, что политики часто борются друг с другом и не ради блага людей, а ради самопрезентации. К сожалению, украинские реалии таковы, что легко валить конкурента, чтобы быть красивым, во всем белом и ничего при этом не делать.

Интерпретируя ваш ответ, теоретически вы бы могли стать союзником власти в регионах, где у нее нет собственных ячеек.

То есть красное с зеленым — такого цвета у нас флаг будет? Хорошая идея, я подумаю над этим предложением [улыбается].

Готов ли Киев к коронавирусу — сколько защитных костюмов, достаточно ли тестовых систем, аппаратов для искусственной вентиляции легких?

Мы определили семь городских больниц, где есть инфекционные отделения, готовые принять до 500 человек. В случае вспышки у нас есть место, где можем сделать отдельный госпиталь для больных. Буквально вчера по нашему заказу в Киев поступили быстрые тесты для диагностики коронавируса. Пока их 1 200, до конца этой недели должно быть пять тысяч. Тест-системы распределят по этим базовым больницам.

Что касается оборудования, мы заказали аппараты искусственной вентиляции легких. Департамент медицины отчитывается, что в случае коронавируса в Киеве мы готовы. Но гораздо эффективнее превентивные меры, чем бороться с последствиями. Я поставил задачу проводить информационную работу в школах и на коммунальных предприятиях на тему «Что такое коронавирус и как ему противодействовать». Измерять температуру у детей в учебных заведениях, установить аппараты для экспресс-тестов в двух аэропортах.

Давайте закончим чем-то более оптимистичным: расскажите о планах и новых проектах.

Юлия Вебер / «Бабель»

Вот покажу вам эксклюзив (встает, берет макет памятника, показывает). Такой памятник архистратигу Михаилу, но в виде фонтана, будет стоять на Владимирской горке, возле Михайловского собора. Двенадцать метров высотой. Будет очень красиво. Мы договорились с австрийской компанией Doppelmayr, что подготовимся за лето и начнем устанавливать новый фуникулер — два маленьких трамвайчика, которые за год будут перевозить три миллиона людей. Есть проект развития в Гидропарке нашего маленького Disneyland. В этом году планируем начать работы. Хотим установить флагшток — главный флаг Украины. До конца этого года новый кинотеатр «Киев» должен принять зрителей.