«У китайцев эшелон денег стоит, который ждет, пока землю начнут продавать». Что думают и говорят участники киевских митингов против продажи земли — репортаж

Просмотры:
11337
Автор:
Евгений Спирин
Дата:

Рада 13 ноября в первом чтении приняла закон, который снимает мораторий на продажу сельхозземель. Фракции партий «Батьківщина» и «Оппозиционная платформа — За життя» пытались сорвать голосование, но «Слуга народа» и внефракционные депутаты все-таки проголосовали за закон (подробнее о нем читайте здесь). Ко второму чтению в документ внесли почти четыре тысячи правок. В это время в Киеве и других городах начались акции протеста против продажи земли. Сначала люди собирались под Верховной Радой, 17 декабря дошло до столкновений: нескольких полицейских ранили, один нацгвардеец попал в реанимацию, трем протестующим готовят подозрения. Днем 19 декабря противники закона перекрыли центральную улицу Крещатик и требовали отозвать проект из парламента. Корреспондент theБабеля Евгений Спирин пошел на акцию протеста и поговорил с ее участниками, чтобы узнать, кто они, чего боятся и что знают о законе о продаже земли.

Накануне, 19 декабря ночью в аграрном комитете во время рассмотрения более четырех тысяч поправок к закону подрались депутаты. В итоге комитет, который возглавляет «Слуга народа», успел рассмотреть только 179 поправок. На заседание пришли депутаты от партии «Батьківщина» во главе с Юлией Тимошенко и нардепы от ОПзЖ. Их требование — отложить принятие рынка земли до следующего года. Они стучали по столу бумагами, разбрасывали документы и кричали: «Ганьба!» В итоге подрались Ильи Кива от ОПзЖ, Вадим Ивченко из партии «Батьківщина» и депутат СН Андрей Мотовиловец. Заседание комитета перенесли на утро 19 декабря, а депутаты от ОПзЖ анонсировали новую волну протестов под Радой.

Сергей Моргунов / theБабель

Днем 19 декабря возле Верховной Рады почти никого нет. Напротив центрального входа сцена, на ней большой экран: показывают видео протестов 17 декабря. Рядом со сценой два десятка рядов стульев. Они пустуют, только на двух сидят мужчина и женщина. Чуть дальше от сцены белые палатки с символикой «Нацкорпуса». У одной из палаток вокруг деревянного столика стоит толпа. На столике кетчуп, майонез, горчица и нарезанный батон. Из термоса наливают чай. Здание Рады оцепила полиция, в Мариинском парке тоже много полицейских. В центре площади стоят четыре человека с флагами. На флагах написано: «Нет геноциду украинского народа». Мужчина в коричневой кожаной куртке, с усами и пакетом в руках агрессивно жестикулирует. Его зовут Павел, говорит, что он фермер и протестует третий день.

— Землю продадут, а нас всех выгонят из наших домов!

— Почему?

— Как почему? Потому что дома стоят на земле. А ее продадут.

— А почему вас так мало сегодня?

— Так это… Все ушли Крещатик перекрывать, под ЦУМ. Мы сюда пришли два дня назад, обратились к этим «зеленым соплям», а они нас не слышат. Ну, как говорили в армии, не слышат через уши, услышат через ноги. Перекроем к херам все движение — будут знать.

— А при чем тут люди, которые с работы едут, а вы им дорогу закрыли?

— Потому что нечего тут вот это! Нашу мать продают, а они по работам ходят! Все сюда! На акцию.

Сергей Моргунов / theБабель

Вдоль площади лениво ходят полицейские, некоторые пьют кофе, из колонок играют песни «Океана Эльзы» и Кузьмы Скрябина. Людей действительно мало, все ушли перекрывать Крещатик. Женщина у забора подбивает толпу идти туда же:

— Пусть услышат нас! Мы аграрии, мы соль этой страны! За нами бизнес и налоги.

Полицейский смеется:

— Интересно, сколько они за эти митинги в конвертах получают и сколько потом налогов отдадут?

После драки 17 декабря фото протестующих в форме «Нацкорпуса» разошлись на мемы. В Facebooк популярным стал один из участников митинга с задранной ногой. Фото подписали так: «Молодой аграрий показывает высоту стебля кукурузы». В день стычек людей под Раду централизованно свезли на автобусах, некоторые были в масках и с газовыми баллончиками.

Сергей Моргунов / theБабель

Крещатик перекрыт от ЦУМа до улицы Прорезной, что в нескольких сотнях метров. Около 300 человек стоят в несколько рядов с плакатами. На них написано: «Землю фермерам, а не олигархам», «Нет продаже земли», «Зе-брехуны». Тут же стоят полицейские машины, они направляют автомобили в объезд, пропуская только троллейбусы. Видны флаги с надписями «Аграрная палата Украины», «Штаб сопротивления продажи земли», «Национальный корпус». В толпе люди в зеленых жилетах машут плакатами. Чуть в стороне стоит мужчина, замотанный во флаг, в черной вязаной шапке. Спрашиваю, зачем он пришел перекрывать дорогу.

— Потому что я против такой земельной реформы, которую предлагает власть. Они хотят отдать 200 тысяч гектаров в одни руки. И это вместе с юридическими лицами и иностранцами! Я против этого, потому что это территория Украины, которая не должна продаваться, потому что это наша независимость.

Сергей Моргунов / theБабель

В толпе шум, двое мужчин ругаются. Один с плакатом «Долой иностранных агентов» кричит на другого, который, похоже, просто проходил мимо. Мужчина с плакатом орет:

— Что ты мне тут «бесполезно»? Люди за эту землю жизнь положили, а ты говоришь «бесполезно»! Уродец.

— Сам ты! Собралось стадо дегенератов, не даете рынок запустить.

Прохожий уходит, а мужчина продолжает жаловаться, говорит, что уже несколько дней стоит тут и уходить не собирается.

— Мы пришли отстоять нашу украинскую землю, наши корни, наши обычаи, тех людей, которые погибли за всю историю Украины, защищая права и свободы человека, за достойный уровень жизни. Земля — ​​это не товар, так как ее создал Творец и передал людям в общее пользование, чтобы они получили от этого удовольствие. А эти твари, ограбив в 90-м людей, привели антисоциальной политикой к геноциду, заставляя продать последнее — украинские земли. Оборонные предприятия они уже продали, теперь осталась земля. Затем они возьмутся за приватизированные квартиры, а потом людей на кладбище отправят. Мы повторяем трагическую историю американских индейцев. Где они сегодня?

— Где?

— В резервации!

Сергей Моргунов / theБабель

Вокруг подземного перехода напротив ЦУМа толпится «Нацкорпус». У них флаги с символикой движения и большой плакат «Землю фермерам, а не олигархам». На вид подросткам не больше 16 лет, фотографироваться они не хотят, прячут лица в шарфы, зачем пришли на площадь, тоже не отвечают. К ним подходит женщина в зеленой жилетке и просит зажигалку. В руках у нее плакат «Продажа земли — утраченное будущее». Обращаюсь к ней:

— Почему вы решили, что начав продавать землю, мы потеряем будущее?

— Потому что так и есть. Потому что придут иностранцы и начнут работать на земле. Разве они нас пустят?

— Но по закону иностранцы не могут купить землю.

— Все равно плохо! Потому что мы знаем, что земля наша и наших детей, а так непонятно, чья будет.

Сергей Моргунов / theБабель

Спрашиваю, что означают зеленые жилеты и надпись «Штаб защиты украинской земли», женщина отворачивается:

— Ну, штаб защиты — это мы сами. Просто чтоб беречь…

— А кто вас привез в Киев?

— До свидания!

Женщина уходит с плакатом под мышкой. Со стороны «Нацкорпуса» начинают скандировать: «Слава Украине!» В толпе кричат: «Мы не против продажи, мы против закона». Подхожу, чтобы спросить, какого именно. Женщина в куртке и с флажком объясняет:

— Мы против закона 2178-10. Это просто дерибан. Если закон примут, нашей страны просто не будет. Она исчезнет.

— А что у вас за штаб и почему вы все в зеленом?

— Просто аграрии, профсоюзы и другие силы встали вместе на защиту украинских земель.

Сергей Моргунов / theБабель

Кто-то опять орет: «Одна, единая, свободная...», его обрывают: «Это не то! У нас другая акция». По Крещатику едет троллейбус, представитель «Нацкорпуса» кричит: «Разойдись, пропускай». Несколько людей отходят в сторону. Одна из них — представительница «Аграрной палаты» Оксана Устименко. Она тут тоже стоит несколько дней.

— Относительно запрета продажи земли иностранцам, то существуют механизмы, которые обойдут этот закон. Можно найти украинца, который на свой паспорт все оформит. Сейчас еще один законопроект готовится, о возможности получить украинское гражданство без отказа от предыдущего. То есть условный китаец, имея двойное гражданство, может получить право на эту землю. Я долгое время работала в инвестиционной компании и много общалась с китайцами. И они мне дословно говорили, что у них эшелон денег стоит, который только и ждет, пока землю начнут продавать.

Оксана считает, что защищает фермеров, а новый закон будет на руку только корпорациям.

— Если сравнить налоги малых и средних фермеров и крупных корпораций, то мы увидим большую разницу в налогах на гектар. Потому что крупные корпорации могут избежать налогов благодаря оптимизации. А простой фермер честно платит налог. Поэтому мы и стоим здесь, чтобы защитить малого и среднего фермера. У нас сейчас, если землю продадут, животноводство умрет, пастбищ не будет. Потому что держать за такие деньги пастбища очень дорого.

«Нацкорпус» опять скандирует лозунги. Со стороны ЦУМа журналисты выстроились в ряд и записывают стендапы для вечерних выпусков новостей. В камеру ко всем лезет пьяный мужчина:

— Мы не отдадим ни пяди земли! Мы будем стоять тут до конца! Чего бы это не стоило, пусть холодает, пусть идет дождь, снег, лютует метель! Мы будем тут стоять, пока не добьемся своего.

Толпа скандирует: «Земля не товар, Украина не базар». К 16:00 протестующие уходят, Крещатик открывают для транспорта. Возле ЦУМа собирается парад Святых Николаев.

Сергей Моргунов / theБабель