«С Трампом плохо работают трюки классической дипломатии». Советник президента Игорь Новиков — о разговорах с президентом США, задачах Ермака и хайпе Коломойского

Просмотры:
2200
Автор:
Мария Жартовская
Дата:

theБабель

Игорю Новикову 36 лет. В прошлом он футуролог, руководитель украинского филиала Университета Сингулярности. Его материнская компания находится в Кремниевой долине в США и учит «лидеров использовать технологии для решения глобальных проблем человечества». Новиков — выпускник калифорнийской программы этого же университета. В США у него много друзей, в том числе среди политиков. Он участвовал в предвыборной кампании Зеленского, но на публике почти не появлялся. В июле 2019 года президент назначил Новикова своим внештатным советником. Он помогал готовить первый визит Зеленского в США — на Генассамблею ООН, и сам был членом официальной делегации. Сейчас Новиков — один из тех, кто отвечает за украино-американские отношения. Вместе с ним этим направлением занимается Андрей Ермак — помощник и друг Зеленского. Из-за встречи с Ермаком Новиков на полчаса опоздал на наше интервью в его кабинете на пятом этаже Офиса президента. На многие вопросы Новиков пока отвечать не хочет, особенно об участии Украины в процессе по импичменту Дональда Трампа. Говорит, когда эта история закончится и забудется, украинцы узнают много интересного.

Как вы стали внештатным советником Владимира Зеленского?

[Замглавы Офиса президента] Юра Костюк в конце лета прошлого года обратился к нам [в Университет Сингулярности] с просьбой рассказать Зеленскому и команде об инновациях. Владимир [Зеленский] тогда думал, баллотироваться в президенты или нет. Мы долго переносили дату и встретились в начале ноября [2018 года], пообщались — говорили об инновациях, технологиях, геополитике. В марте прошлого года, понимая, что ситуация будет тяжелая, я предложил помощь в предвыборной кампании, консультировал по разным вопросам. Когда понадобился официальный статус, присоединился к команде.

Чего касались консультации?

Разных направлений, ведь речь не только обо мне, а о нашем сообществе [Университета], в котором несколько тысяч человек.

Вы говорите, что у вас много друзей в США. В каких сферах?

Я за свою жизнь поменял много сфер: учился в Великобритании, возглавлял представительство американского Singularity University здесь, поэтому у меня есть много друзей и знакомых в технологиях, инновациях, политике, шоу-бизнесе. Я близко знаком с [американским киноактером] Джаредом Лето, например.

Тома Круза привезли в Украину тоже благодаря вашим контактам?

Нет. Тома Круза привозил еще один [внештатный] советник президента по диаспоре — Эндрю Мак.

Контакты на уровне Сената и Конгресса у вас есть?

Конечно. У меня много друзей как среди республиканцев, так и среди демократов. Но из-за так называемого «Украинагейта» я не буду называть их имена, чтобы не подливать масла в огонь.

В одном из интервью вы прогнозировали, что ситуацию с «Украинагейтом» удастся разрешить до конца года. Каким образом?

Украинские, американские и мировые СМИ — такие же участники этого процесса, как и политики двух стран. Поэтому нужно придерживаться определенной стратегии и не раскрывать карты раньше времени. Медиа сегодня не только четвертая власть, но еще и эффективное оружие.

Не комментировать «Украинагейт» — осознанная стратегия власти?

В украино-американских отношениях есть непоколебимый принцип. Это невмешательство во внутреннюю политику: мы не приемлем попыток вмешиваться в нашу и точно не будем — в американскую. Со стороны может казаться, что мы заняли пассивную позицию, но это не так.

Если США обратятся за международной правовой помощью в Генпрокуратуру по поводу расследования дел Burisma, мы ее предоставим?

Я думаю, этот вопрос лучше задать генпрокурору Руслану Рябошапке. Между нашими странами есть договор о сотрудничестве в этой сфере, и в рамках этого договора, думаю, все обязательства будут выполнены.

Временный поверенный по делам США в Украине Уильям Тейлор на слушаниях в Конгрессе заявил, что Трампу нужно было публичное заявление Зеленского по поводу расследования дел Burisma. Это не вмешательство во внутреннюю политику Украины?

Я думаю, рано рассуждать на эту тему, пока идут слушания.

Бывший генпрокурор Юрий Луценко заявлял, что готов дать показания в Конгрессе США. Думаете, это возможно?

У него сейчас довольно сильно подпорчена репутация. Сегодня он частное лицо с крайне расплывчатыми перспективами по обе стороны океана. Скорее всего, он просто пытается получить политические баллы, которые, возможно, в будущем принесут ему желаемые иммунитет или значимость. Посмотрим.

За отношения со США вы отвечаете вместе с помощником президента Андреем Ермаком?

Да, Андрей — наверное, самый близкий мне человек в ОП. Мы познакомились на одной из встреч у президента. Зашел Андрей, услышал часть диалога о внешнеполитической проблематике, потом, когда мы вместе спускались по лестнице, разговорились. Оказалось, что мы с ним очень похожи — и характерами, и взглядами на решение проблем.

Какая у вас с Ермаком задача?

По США — стабилизировать украино-американские отношения, удержать двухпартийную поддержку в США и выйти из этой ситуации, сохранив и приумножив потенциал двухсторонних отношений.

Трамп анонсировал приглашение Зеленского в Белый дом. Это попытка еще больше втянуть Украину в скандал и привлечь на свою сторону?

Сложно переоценить важность встречи в Овальном кабинете. Для любого политика любого государства это важный сигнал о поддержке со стороны США. Президенту Трампу сегодня не хватает времени на прагматичную, продуктивную политику. Скандал с импичментом отнимает много времени, поэтому визит пока висит в воздухе, но я уверен, что он состоится.

Когда состоится?

Мне кажется, есть два возможных варианта — конец этого года либо начало следующего, после окончания слушаний в Конгрессе.

Вы поэтому прогнозируете, что «Украинагейт» закончится до конца года?

Визит не решит эту проблему. «Украинагейт» — внутренняя американская ситуация. Мы не можем и не будем делать ничего, чтобы помочь или помешать ее решить.

Дипломаты, которые готовили первую встречу бывшего президента Украины Петра Порошенко с Дональдом Трампом в июне 2017 года, рассказывали, что с ним действует так называемое «правило трех секунд» — его нужно быстро заинтересовать. Для этого ему везли кусок американского угля в красивой коробочке...

Я эту историю знаю и думаю, это вопрос к Петру Алексеевичу об эффективности подарочного угля и обстоятельствах встречи. Если у него будет желание поделиться — людям эта история будет интересна. На самом деле, по моему опыту общения с президентом Трампом — а я с ним встречался в составе официальной делегации в рамках визита в Нью-Йорк и разговаривал до и после официальной встречи — с ним плохо работают приемы и трюки классической дипломатии. Он прагматик до мозга костей.

Есть ли у них с Зеленским что-то общее на эмоциональном уровне? Трамп — в том числе шоумен, в победу которого на президентских выборах мало верили, как и в победу Зеленского до начала кампании.

Конечно. Президент Зеленский чуть ли не с этого начал свой телефонный разговор с Трампом.

Расшифровку этого разговора опубликовали во время вашего визита в США. Это повлияло на его результаты?

В современном мире нет места черному и белому. Я не оцениваю «Украинагейт» как плюс или минус для страны. Нужно оценивать эту ситуацию с точки зрения возможностей, которые открываются, и угроз, которые нужно купировать. У Украины был и остается риск того, что представители нашей власти станут токсичными в США, и тогда будет крайне сложно организовывать любые встречи и переговоры. Плюс — такого количества упоминаний Украины, как сейчас, в истории США еще не было. Это открывает огромное количество возможностей для людей, которые умеют управлять такими ситуациями.

Но все эти упоминания не в позитивном контексте.

Я не согласен. Если посмотреть на те же слушания в Конгрессе, контекст нейтрально-позитивный. Мы получили открытое признание, что президент Зеленский в глазах американской политической элиты и мира — реформатор, а не псевдореформатор, как называют предыдущих правителей Украины. Также мы получили четкую оценку целому ряду политиков прошлого.

Чем вы попытались или еще попытаетесь заинтересовать Трампа? Предложите ему строить Trump Tower в Украине?

В украино-американских отношениях есть куда расти. Торговый баланс между нашими странами в ближайшее время можно легко удвоить.

У Трампа были неформальные посредники в Украине — Лев Парнас, Игорь Фруман и Рудольф Джулиани. Для чего Ермак встречался с последним?

Этот вопрос нужно задать Андрею. Мне бы не хотелось во время слушаний в Конгрессе давать субъективную оценку. Когда слушания закончатся, а еще лучше — забудутся, с радостью отвечу. Но эта встреча была необходима, а в целом ее важность сильно переоценена.

Тейлор рассказал о том, как встречался с вами и Ермаком при участии бывшего спецпредставителя США Курта Волкера. По словам Тейлора, вы показали на своих телефонах фотографии убитых или раненых на Донбассе родственников и сказали, что в этом виноват Порошенко. Что это за история?

Посольство уже выпустило официальный комментарий по этому поводу, так что не хотелось бы повторяться.

Рекомендацию Курта Волкера можно оценивать как вмешательство во внутреннюю политику Украины?

Я не считаю рекомендации и мысли, изложенные за дружеским ужином, вмешательством в дела нашего государства. Если бы не слушания, вряд ли бы кто-нибудь даже узнал об этом разговоре.

Как получилось, что Ермак отвечает за контакты и с американской, и с российской стороной?

Без поддержки и налаживания отношений со США российскую агрессию не остановить. С другой стороны — нужна стратегия того, как останавливать. А это уже вопрос отношений не только со Штатами и Россией, но и с партнерами по «нормандскому формату» — Францией и Германией. Поэтому логично, что несколько векторов внешней политики замыкаются на одном человеке. Плюс, как показывает практика, Андрей умеет добиваться результатов на самых сложных направлениях.

По словам разных источников, Ермак фактически стал неформальным главой Офиса президента, а влияние официального главы — Андрея Богдана — снижается, так ли это?

Мне сложно судить, потому что я с ними пересекаюсь только в рамках своих полномочий. Определенная динамика есть, но разные люди оценивают ее по-разному.

Десятого октября, во время своего пресс-марафона Владимир Зеленский говорил, что скоро Украина назначит своего посла в США. Почему назначения до сих пор нет?

Этот процесс запущен и зависит не только от нас — в него вовлечены две страны.

Одним из кандидатов называют Владимира Ельченко. Его назначат?

Это правда, он кандидат на эту должность. Сейчас, насколько я знаю, единственный.

Бывший посол Украины в США Валерий Чалый говорил, что роль посольства во время визита Зеленского в США свелась к координации логистики.

Господин Чалый сделал все возможное, чтобы его роль свелась только к этому. Украина не может позволить себе посла, который вмешивается в американскую внутреннюю политику и пытается манипулировать нашими партнерами.

Бизнесмен Игорь Коломойский в интервью The New York Times заявил, что США заставляет нас воевать, но не дает нам на это денег. Это заявление может повлиять на украино-американские отношения?

Не думаю, что это повлияет на отношение США к Игорю Валерьевичу Коломойскому в лучшую или в худшую сторону. У обеих партий — демократов и республиканцев — есть сформировавшееся отношение к нему. Это была попытка добиться определенного хайпа и оказаться в определенном информационном контексте. Она увенчалась успехом — его услышали. Принесет ли это пользу государству — думаю, нет.

Как часто в разговорах с американскими политиками вам приходится отвечать на вопрос о влиянии Коломойского на украинскую власть?

Чаще, чем хотелось бы...

Почему тогдашнего секретаря СНБО Александра Данилюка, который занимался подготовкой визита Зеленского в США, исключили из официальной делегации во время визита в рамках Генассамблеи ООН?

Я думаю, у него точно есть свое мнение на этот счет, но мне кажется, мы многое узнаем во время слушаний в Конгрессе.