«Ваш стиль преподавания немного старомоден». Какое место Украина получит в международном рейтинге оценивания школьников PISA — рассказывает его создатель Андреас Шляйхер

Просмотры:
7984
Автор:
Мария Ульяновская
Дата:

OECD Flickr / theБабель

Меньше чем через месяц, 3 декабря, Украина узнает свое место в международном рейтинге оценки школьников PISA. Эта программа действует 19 лет. Раз в три года она тестирует 15-летних учеников в разных странах по трем направлениям: математика, чтение и естественные науки. В 2018 году впервые в программе участвовали украинские школьники. Для стран-участниц PISA место в финальном отчете исследования — едва не самая важная оценка системы среднего образования. Когда-то PISA высоко оценила и прославила на весь мир финские школы, а для развитых европейских экономик вроде Германии, Франции и Великобритании результаты тестирования стали неприятным сюрпризом — в 2012 и 2015 годах годах ни одна из этих стран не попала в первую десятку (полный список за 2015 год смотрите здесь, за 2012 — здесь). Кроме академических знаний, PISA с помощью специальных анкет оценивает, насколько школьники довольны учебой, не мешают ли образованию социальные проблемы, что не нравится в системе учителям. Украине профильные эксперты прогнозируют место в середине списка — примерно в четвертой десятке. Насколько точный это прогноз, как правильно интерпретировать результаты и, главное, что с ними делать потом, theБабель расспросил у руководителя и создателя PISA Андреаса Шляйхера.

Какие навыки и знания нужны ученикам, чтобы успешно сдать тесты?

PISA не оценивает, могут ли ученики повторить то, что они выучили. Важно, могут ли они мыслить творчески, применять свои знания, решая сложные проблемы. Например, если речь о математике, ученику предлагают решать задачи в реальном контексте: вот проблема, у которой есть математический ответ, попробуйте его найти.

Какая из стран-участниц PISA удивила вас своими результатами?

Единственная страна, которая меня действительно удивила, — Вьетнам. Он бедный, но его результаты сопоставимы с европейскими странами. В остальном меня сложно удивить — всегда есть причина, которая все объясняет.

Какие главные причины успеха, вы вывели универсальный рецепт?

Есть три главных фактора. Первый — современные системы обучения, развивающие мышление. Второй — профессиональные учителя, которые гарантируют качество образования. Страна должна создавать условия, в которых талантливые люди захотят стать учителями. И третий — лучшие учителя должны работать в самых трудных школах, с этим особенно хорошо справляются в Азии.

Украина сейчас ждет результатов, есть прогнозы, что мы окажемся где-то на сороковом месте. Это плохо?

Насколько я видел, в Украине есть отличные образовательные традиции и талантливые учителя — хорошо подготовленные и преданные своей работе. В сумме это может гарантировать отличные результаты тестов.

Но ваш стиль преподавания немного старомоден — вы концентрируетесь на том, чтобы усвоить огромное количество информации, а не на творческом мышлении и подходах. Большую роль, по-прежнему, играют экзамены — многие учатся ради того, чтобы их сдать, а не для того, чтобы стать умнее. Я не изучал результаты Украины и не могу сказать, какое место вы получите, но по тому, что я видел, думаю, выше сорокового.

Что вас больше всего удивило в украинских учителях — и в хорошем, и плохом смыслах?

Часто это очень всесторонне развитые люди — они знают не только свой предмет, но и смежные дисциплины. Но главное — у них есть огромное желание быть учителями. В Украине это очень нелегкий труд — зарплаты, условия труда и инфраструктура оставляют желать лучшего. У вас учителями становятся люди с определенными убеждениями. Они действительно хотят помочь молодежи — это редкость сейчас.

Многие страны результаты PISA неприятно удивили. Как нужно правильно реагировать и что такое «правильно» в этом случае?

Результат — всегда зеркало, в котором мы видим самих себя. Если они не нравятся, значит, что-то не так с системой образования. Результаты PISA дают долгосрочную картину того, что произошло за годы, раскрывают накопившиеся проблемы. Это возможность увидеть более широкую картину, а затем начать работать над конкретными проблемами.

Могу сказать на примере моей родной Германии. Люди были очень недовольны результатами тестов. Так сложилось, что годами школы отбирали лучших учеников, систему образования никто не реформировал. Это привело к тому, что результаты теста были неровные — одни справились очень хорошо, другие очень плохо. В числе последних оказались ученики из неблагополучных семей и семей мигрантов. Сдав PISA, Германия сосредоточилась на этой категории учеников — помогла им, детям мигрантов дали возможность учиться параллельно на двух языках. И это сработало — спустя 10 лет разрыв между учениками сократился на 50 процентов.

Я хочу объяснить, что PISA — это только отправная точка для реформ, а не приговор или оценка того, что сделали раньше. Главное — говорить со школами и учителями, в первую очередь они должны понимать результаты.

Вы уже не раз сказали о низких зарплатах учителей в Украине и плохой инфраструктуре. Чтобы решить эти проблемы, нужны большие инвестиции. Вы знаете примеры, когда страны улучшили свои позиции в PISA, не потратив на это большой бюджет?

Образование — это вопрос не столько денег, сколько государственной политики: должна быть система, которая эффективно использует ресурсы. Инфраструктура — это всегда и везде дорого, но, кроме нее, есть еще система экзаменов, справедливый и равноправный доступ к образованию. Чтобы разобраться с этими проблемами, не нужно много денег, но это сложные политические решения. Например, многие вполне эффективные системы образования делают ставку на большие классы. Если в стране не хватает учителей, это действительно помогает решить вопрос кадров.

Большие классы — это сколько? У меня было 30 одноклассников — это много или мало?

По стандартам PISA, это много. Но у нас есть успешные примеры стран с классами по 40—45 учеников. Если вам нужно выбирать между меньшим классом и лучшим учителем, всегда выбирайте лучшего учителя.

Например, когда-то Корея и Люксембург тратили одинаковые суммы на образование, но вкладывали деньги в разные направления. В Корее инвестиции сосредоточены на учителях: им хорошо платят, дают меньше учебных часов и больше возможностей для роста. Люксембург сосредоточился на небольших классах. Там тоже хорошо платят учителям, но уроки идут один за другим и времени на что-то, кроме работы, просто нет. В итоге у Кореи сейчас дела идут лучше.

Финляндия — одна из лидеров PISA. В Украине часто ставят в пример ее систему образования. Но если посмотреть на динамику академических знаний, очевидно, что результаты не блестящие. Это потому, что страна сделала приоритетом не академзнания, а удовлетворенность учеников школой? Это правильный подход?

Финляндия дает молодым людям много возможностей — ученики там не просто потребители, а активные участники образовательного процесса: они открыты для экспериментов, не боятся ошибаться. Все это большая заслуга системы. У Финляндии по-прежнему хороший процент отличников — выше, чем у Германии, которая делает ставку на способных учеников.

Образование в Финляндии довольно индивидуальное. Учителя понимают, что у разных учеников разные таланты, и они делают все для их поощрения. Но в сфере общих знаний Финляндия действительно сделала свой выбор. Трудно сказать, правильный он или нет. Для меня международные соревнования — это не поиск лучшей системы, а поиск альтернатив.

У какой страны сегодня лучшая образовательная система, не только по результатам предыдущей оценки, но и по динамике?

В Европе — это Эстония. У них отличная динамика, очень быстро и творчески развиваются учителя и школы. В Азии — Китай. Там для улучшения учебы используют искусственный интеллект, и это впечатляет. Интересные подходы к обучению в Канаде. У них инклюзивная система — ученики-мигранты и канадцы учатся вместе. Любую образовательную систему можно улучшить. Главное — не искать оправданий и не перекладывать ответственность.