Национальный институт рака обвиняют в коррупции, директора отстраняют, дело расследует полиция. Рассказываем, что там происходит и действительно ли все настолько плохо (спойлер — да)

Просмотры:
5112
Авторы:
Катерина Коваленко, Мария Ульяновская
Дата:

Национальный институт рака

Артем Марков / Дарья Светлова / theБабель

Седьмого ноября парламентский комитет по вопросам здоровья рассматривал проблему Национального института рака (НИР). Это главное заведение страны, которое диагностирует и лечит онкологию. В августе полиция обнаружила, что в институте берут взятки, в следующем месяце Министерство здравоохранения поручило провести внеплановый аудит института, который выявил много проблем: нарушение финансовой отчетности, наличие просроченных лекарств, неэффективное использование средств и тому подобное. Руководство института перекладывает вину на других, а министр здравоохранения Зоряна Скалецкая хочет реформировать институт и сменить директора. На заседании комитета заместитель министра здравоохранения Андрей Семиволос заявил, что Минздрав начинает служебное расследование в институте, на это время директора Елену Колесник отстраняют от обязанностей. Корреспонденты theБабеля Катерина Коваленко и Мария Ульяновская изучили полный аудиторский отчет, поговорили с директором и главным врачом Национального института рака и объясняют, что там происходит.

Двенадцатого сентября журналистка Янина Соколова, которая лечилась от рака в НИР, публично заявила о беспорядке в институте. Она обвинила директора учреждения Елену Колесник в коррупции и войне против главного врача Андрея Безносенко. Почти сразу журналистку пригласили на встречу с главой Минздрава Зоряной Скалецкой, которая пообещала взять дело под личный контроль. Семнадцатого сентября заместитель Скалецкой Михаил Загрийчук инициировал аудит Национального института рака за 2019 год. Народный депутат от партии «Голос» Александра Устинова заявила, что в НИР нарушают правила государственных закупок, из-за этого Минздрав и назначил аудит. Проверка длилась неделю.

Андрей Безносенко и Елена Колесник

theБабель

Главные нарушения в институте, выявленные аудиторами:

  • отсутствие внутреннего порядка формирования потребностей для закупки лекарств;

  • неэффективная работа тендерного комитета (большинство медикаментов неравномерно закупили во втором полугодии 2019 года);

  • большой остаток препарата «Метотрексат-Тева»;

  • наличие просроченных лекарств на общую сумму более 316 тысяч гривен;

  • ненадлежащее выполнение договоров, заключенных по результатам закупок, что может привести к неэффективному использованию средств и несвоевременным поставкам оборудования и медицинских изделий;

  • ненадлежащая выдача техники со склада — без оформления расходных документов;

  • недостаток 149 единиц компьютерной техники на сумму более 700 тысяч гривен;

  • 22 монитора стоимостью более 56 тысяч гривен не соответствуют требованиям договоров;

  • 122 системных блока и 139 мониторов не используются, потому что нет нужного системного обеспечения;

  • формальное проведение ежегодной инвентаризации, результаты которой не соответствуют действительности;

  • в отделениях не ведется учет лекарств и медизделий до 200 гривен, а автоматизированная система ведения складского учета несовершенна;

  • есть расхождения в суммах денежных оборотов за август 2019 года, искажена отчетность;

  • Бухучет и финансовая отчетность ведутся с такими нарушениями, что подтвердить их достоверность за 2019 год невозможно.

В краткой справке о результатах аудита, которая появилась на сайте Минздрава 25 октября, говорится о четырех нарушениях в Институте рака. НИР бессистемно закупает лекарственные средства, не учитывая реальные потребности больных. Также институт заказывает неоправданно большое количество препарата «Метотрексат-Тева» для лечения взрослой онкологии. На момент проверки на складе было 4 452 упаковки препарата, хотя за год в НИР в среднем используют около 800 флаконов. Дорогое оборудование, которое годами стоит на складах, в НИР не используют, кроме этого, аудит обнаружил нехватку 149 компьютеров, которые институт купил в 2017 году.

theБабель получил полную версию аудиторского отчета Минздрава. Аудит выявил множество нарушений: неэффективная работа тендерного комитета института, поставки и отгрузки товаров не контролируют — нарушаются сроки, нет расходных накладных, товар поставляется не вовремя и в неполном объеме. Компьютеры исчезли, потому что их выдают со склада без каких-либо документов, а ежегодная инвентаризация проводится формально. Некоторая техника не используется, потому что нет нужного программного обеспечения. Но нарушений правил публичных закупок, о которых заявляла Устинова, аудиторы не обнаружили. Зато сообщили, что бухгалтерский учет и финансовая отчетность института ведутся с такими нарушениями, что подтвердить достоверность бухучета и отчетности за 2019 год невозможно.

Руководство Института рака признает, что эти нарушения есть, но перекладывает ответственность на других. Виновным в больших остатках препарата «Метотрексат-Тева» НИР считает главного врача Андрея Безносенко. По версии руководства, он направил в Минздрав заявку на заказ препарата, исправив нужные 800 флаконов на 5 190. В комментарии theБабелю Безносенко отрицал свою причастность к этому. Письма НИР, направленные в Минздрав, поданы от имени Колесник, но подписаны ее заместителем Коровиным. Подписи или имени Безносенко на документах нет.

Аудиту предшествовали обыски и внутреннее расследование в Институте рака. В августе 2019 года во время обысков полиция обнаружила, что сотрудники НИР получили взятки от онкобольных за выдачу лекарств, которые обеспечивает государство. Их также обвинили в получении взяток от предприятий — за победу в конкурсных торгах. Семнадцатого сентября прокуратура Киева сообщила о подозрении заведующему поликлиническим отделением Национального института рака и врачу-онкологу. Их обвиняют в завладении средствами онкобольных граждан.

После обысков руководство НИР отстранило от работы главного врача Безносенко. Как рассказала theБабелю директор института Елена Колесник, он продолжает оперировать, но не выполняет административных функций. Причиной она назвала то, что он фигурирует в расследовании Нацполиции. «Всех четырех [фигурантов] комиссия отстранила, Безносенко в том числе», — сказала она. При этом он не является подозреваемым в деле, а проходит как свидетель.

Безносенко в комментарии theБабелю рассказывает, что директор Елена Колесник «выживала» его из института. «Она обвиняла меня в коррупции, не отпускала в отпуск за собственный счет, инициировала служебные проверки в отношении меня и делала все, что подпадает под признаки буллинга. Все, чтобы я ушел», — сказал он. По словам Безносенко, это началось после того, как он возглавил комиссию по преобразованию Национального института рака в государственное предприятие. Он принял это предложение от руководства Минздрава при Ульяне Супрун. Преобразование института должно было усилить контроль за ним со стороны министерства. Колесник отвергает подобные обвинения.

В состав комиссии,отстранившей Безносенко, входят люди, которые могут быть причастны к нарушениям в институте. Например, председатель служебной комиссии Руслан Ткаченко одновременно является заместителем директора по административно-хозяйственной работе и председателем тендерного комитета НИР, к которому у аудиторов были замечания. Заместитель председателя комиссии Александр Яцына является также заместителем директора по лечебно-координационной работе и параллельно возглавляет рабочую группу по закупке компьютеров. Также в комиссию входит главный бухгалтер НИР, которая, согласно выводам аудита, подготовила сомнительные отчеты.

Минздрав начинает в институте комплексную проверку, результаты будут в декабре. На это время Елену Колесник отстраняют от исполнения обязанностей, приказ вступает в силу 8 ноября. Кроме этого, глава Минздрава Зоряна Скалецкая передала материалы аудита правоохранителям. Как сообщила theБабелю пресс-секретарь полиции Киева Оксана Блищик, по обращению министра открыли уголовное дело по статье о присвоении или растрате чужого имущества (ч. 3 ст. 191 Уголовного кодекса). Статья предусматривает лишение свободы от 7 до 12 лет заключения.

Сама Скалецкая заявила, что институт «занимается постыдными вещами». В интервью «BBC Украина» она сказала, что изучает возможность уволить директора НИР Елену Колесник. Условия увольнения Колесник должны быть определены в контракте, который она подписывала с Минздравом при назначении на должность в 2015 году. Скалецкая также хочет реформировать Институт рака и планирует превратить его из бюджетного учреждения в государственное предприятие, а это предполагает и новый конкурс на должность директора. theБабель обратился в пресс-службу Минздрава с официальным запросом, но на момент публикации не получил ответа.