Мартин Скорсезе поднял бучу из-за фильмов Marvel и теперь доказывает, что это не кино, а рыночный продукт. Кратко пересказываем его колонку в NYT

Просмотры:
21523
Автор:
Сергей Пивоваров
Дата:

Мартин Скорсезе

Mike Marsland / WireImage

Мартин Скорсезе — один из самых известных и титулованных кинорежиссеров современности. В начале октября в одном из интервью, говоря о фильмах Marvel, он заявил, что это не кино, а скорее парк аттракционов. Это спровоцировало дискуссию, разделившую мир киноиндустрии на два лагеря. Четвертого ноября Скорсезе опубликовал колонку, где подробно объяснил свое отношение к фильмам о супергероях. Он признает, что эти картины хорошо сняты, однако в них нет эстетики киноискусства. Такие фильмы — просто идеальные продукты, готовые для немедленного потребления. Теперь супергеройские кинофраншизы вытесняют с больших экранов другие фильмы, а стриминговые сервисы приходят на смену кинотеатрам. theБабель напоминает, с чего начался спор и кто в нем поучаствовал, а также кратко пересказывает колонку Мартина Скорсезе в The New York Times о его критике в адрес вселенной Marvel и современной киноиндустрии.

Скорсезе начинает с того, что его фраза о том, что фильмы Marvel не могут считаться настоящим кинематографом, — это лишь его собственное мнение. И если кто-то воспринял это как оскорбление в адрес киновселенной, то он ничем не может помочь.

Скорсезе слишком стар для таких фильмов. Он признает, что многие фильмы франшизы сделали люди, обладающие большим талантом и артистизмом. И если бы он был моложе, то эти картины наверняка бы его впечатлили, он и сам захотел бы сделать что-то подобное. Однако сейчас у Скорсезе уже сформировалось собственное чувство вкуса и представление о том, какими должны быть фильмы. «Это так же далеко от вселенной Marvel, как и Земля от Альфы Центавра».

Для Скорсезе кино — это форма искусства об эстетическом, эмоциональном и духовном откровении. «Это о противостоянии неожиданного на экране и в жизни, которое можно драматизировать и интерпретировать в художественной форме». Персонажи, по мнению режиссера, должны раскрывать противоречивую и порой парадоксальную природу человека. «Как люди могут причинять боль или любить друг друга, либо же внезапно сталкиваться лицом к лицу с самими собой».

Современные кинофраншизы можно с натяжкой сравнить с некоторыми фильмами Альфреда Хичкока. Например, с «Окном во двор», «Незнакомцами в поезде», «К северу через северо-запад» или «Психо». «Смотреть их в переполненном старом кинотеатре — это было событие. Между зрителями и картиной возникала особая химия, а атмосфера была наэлектризована». Многие из элементов, которые по мнению Скорсезе определяют кино, есть и в картинах Marvel. «Но в них нет ни откровения, ни тайны, ни реальной эмоциональной опасности. Ничто не подвергается риску. Картины удовлетворяют определенный набор требований на ограниченное количество тем».

Как возникла дискуссия о киновселенной Marvel:

  • В начале октября режиссер Мартин Скорсезе в интервью журналу Empire сказал, что пытался смотреть фильмы Marvel. Но это не кино, а скорее парк аттракционов.

  • Скорсезе поддержал другой известный режиссер — Фрэнсис Форд Коппола: «Мартин был слишком добр, когда говорил, что это не кино. Он не сказал, что это отвратительно, а я именно так и скажу».

  • С ответной реакцией выступили создатели и актеры фильмов Marvel: Джеймс Ганн, Роберт Дауни — младший, Сэмюэль Л. Джэксон. Они напомнили, что гангстерские фильмы когда-то тоже называли однообразными. Конечно, Скорсезе — великий режиссер и может иметь свое мнение, но его фильмы тоже не всем нравятся.

  • Примирить всех попытался режиссер фильма «Человек-паук: Через вселенные» Питер Рэмзи: «Мартин Скорсезе — бог. Фильмы Marvel — веселые и хорошие. Расслабьтесь».

Фильмы Marvel — сиквелы по названию, но по духу это римейки. «Такова природа современной кинофраншизы: исследованный рынок, протестированная аудитория, проверенная и настроенная до готовности к потреблению». Скорсезе считает, что за последние 20 лет кинобизнес сильно изменился. Постепенно исчез фактор риска. Большинство фильмов сегодня стали идеальными продуктами, готовыми для немедленного потребления. «Многие из них хорошо сделаны талантливыми командами. И все же им не хватает кое-чего существенного для кино — объединяющего видения отдельного художника. Потому что художник и есть самый главный фактор риска». Раньше противоречие между режиссером и продюсером было продуктивным, порой из него рождались величайшие шедевры кинематографа. Теперь кинобизнес зачастую равнодушен к самому вопросу искусства и к истории кино относится пренебрежительно.

Кино о супергероях вытесняет с больших экранов другие фильмы, а потоковые видеосервисы заменяют кинотеатры. Скорсезе говорит об этом, хотя сам недавно снял фильм «Ирландец» для стримингового сервиса Netflix. «Тем не менее я не знаю ни одного режиссера, не хотевшего бы создавать фильмы для большого экрана, которые будут показывать зрителями в кинотеатрах». Но что бы вы ни снимали, для кинотеатров в приоритете все равно будут супергеройские франшизы. Скорсезе не согласен с тем, что это просто вопрос спроса и предложения. «Если людям бесконечно продают одну и ту же вещь, то они, конечно, захотят ее снова».

Аудиовизуальные развлечения и кино — это разные направления. Они могут время от времени пересекаться, но сегодня это происходит все реже и реже. Скорсезе опасается, что финансовое доминирование одного угрожает существованию другого. «Для тех, кто сегодня мечтает снимать фильмы, ситуация с отношением к искусству в кино неблагоприятна и жестока».