«Называйте меня мистер Вульф». Один день с Максимом Бахматовым — как он хочет изменить Киев, что думает о Ткаченко и пойдет ли на выборы с Кличко

Просмотры:
5227
Автор:
Юлиана Скибицкая
Дата:

Максим Бахматов

Сергей Моргунов / theБабель

Двадцать третьего сентября Виталий Кличко назначил своим советником Максима Бахматова, назвав его «кризис-менеджером». По словам Кличко, городу нужен человек, который будет «бороться с новыми вызовами». Бывший КВНщик, Бахматов в нулевых стал резидентом украинского Comedy Club, в 2008 году создал компанию Ledokol Bakhmatov Group, которая делала контент для всех украинских телеканалов. А еще Бахматов два года был гендиректором Национального комплекса «Экспоцентр Украины» (ВДНХ), потом управляющим партнером инновационного центра UNIT.City — везде он запомнился как эффективный менеджер. Его назначение за год до местных выборов — попытка Кличко быстро решить накопившиеся в городе проблемы, чтобы остаться мэром в 2020 году. Редактор theБабеля Юлиана Скибицкая провела день с Бахматовым — за это время они успели поссориться из-за электронного билета, обсудить планы Бахматова в Киеве и его отношение к будущим выборам. Фотографии — Сергей Моргунов для theБабеля.

1

День с Бахматовым должен начаться в 11:00 в здании Киевской горадминистрации. Его кабинет находится на пятом этаже, на двери табличка — «Максим Бахматов, советник мэра. Офис трансформации». Здесь две комнаты, в одной еще лежат коробки, компьютер стоит только на одном столе. Бахматов уже больше месяца советник Кличко, но пока не успел обустроиться. В соседней комнате проходят совещания, одно запланировано на одиннадцать — Бахматов вместе с руководителями департаментов должен обсудить судебные иски от застройщиков. Но он опаздывает, его помощницы проводят участников совещания в кабинет, извиняясь: «Максим тянется в пробке».

Сергей Моргунов / theБабель

В 11:30 приходит Бахтатов — невысокий, в зеленом свитере и красной шапке. Он быстро знакомится с нами и идет в кабинет, где участники совещания уже минут десять обсуждают вопросы. В кабинете длинный стол, на подоконнике лежат личные вещи Бахматова: каска с надписью «Максим Бахматов», бита и его бюст, оставшийся со времен работы в UNIT.City — партнеры напечатали на 3D-принтере.

Сергей Моргунов / theБабель

На повестке — иски от владельцев снесенных МАФов. Бахматов включается в разговор, начиная говорить на украинском языке, но быстро переходит на русский. Предлагает проводить разъяснительную работу с населением по поводу МАФов: «У людей есть ощущение, что за каждым ларьком сидит [мэр Киева Виталий] Кличко и косит капусту. А когда ты рисуешь весь этот схематоз, все понимают, что в каждом районе сидит своя гнида». Кто-то говорит о том, что на один из МАФов уже через полтора месяца после сноса хозяин получил все разрешительные документы. Бахматов удивляется: «Охренеть», и иронично смеется.

Сергей Моргунов / theБабель

Совещание длится недолго, мы собираемся ехать на Подольско-Воскресенский мост, там будет Виталий Кличко. Бахматов внимательно изучает меня и фотографа.

— Я буду сегодня вашей тенью, — шучу я.
— Ничего такая тень, — отвечает он и тут же переходит на ты.

В машине Бахматов уточняет у помощницы координаты места, куда нам нужно ехать: «Эта точка точно со всеми согласована? Потому что это *беня». Получив утвердительный ответ, он включает легкую музыку, приглушив ее до комфортной громкости. Рассказывает, что его день начинается около семи утра — в это время поступают первые рабочие звонки и сообщения. Потом Бахматов едет на тренировку — он уже давно профессионально занимается плаванием. Затем у него «дистанционная работа» по тем направлениям, которые он курирует в горадминистрации. Двадцать второго октября Бахматов запустил Kyiv Traffic Group для борьбы с «рагулями на дорогах». Это совместный проект киевской власти, полиции и активистов. Полиция следит за неправильной парковкой, полосами общественного транспорта и выписывает штрафы. Сразу на выезде на Крещатик Бахматов обращает внимание на ряд запаркованных автомобилей.

— Сюда не доехала полиция и не вжарила их. Сейчас напишу [главе патрульной полиции Киева Юрию] Зозуле, — Бахматов отправляет фотографию в чат группы по трафику. — Вот ответ Зозули: «Привет, у нас сегодня жопа».

Бахматов приводит в пример Нью-Йорк и говорит, что там в центре очень дорогая парковка, поэтому общественный транспорт очень популярен. Похожую модель он хотел бы внедрить и в Киеве — сделать в центре самую дорогую парковку или платный въезд, а большую часть исторического центра — пешеходной.

— С незаконной парковкой в Киеве пытаются бороться давно и все без результатов.
— Никто никогда всерьез не занимался проблемой трафика. Попыток было много, но без реальных KPI и правильных законодательных инициатив не будет результатов. Глава патрульной полиции Киева пишет, что «у него жопа». Что могу сделать я — человек, у которого нет права карать и судить?

Сергей Моргунов / theБабель

Кличко назначил Бахматова 23 сентября 2019 года — он сказал, что городу «нужен кризис-менеджер, который будет бороться с новыми вызовами». Бахматов уже работал в государственных структурах. С 2015 по 2017 год он был директором Национального комплекса «Экспоцентр Украины» (ВДНХ), провел там реорганизацию и сделал его самым посещаемым культурным местом столицы. Но в 2017 он ушел в UNIT.City. «Мы поняли, что потратим очень много времени с непонятным результатом из-за того, сколько всего непонятного происходит в законодательном поле, а тут за это же время мы уже закончим всю стройку», — объяснил тогда Бахматов свое решение. Когда у него закончился контракт с UNIT.City, Кличко предложил ему стать советником.

Мы спорим в машине. Я говорю, что Кличко назначил Бахматова, чтобы повысить свой падающий рейтинг, а самому Бахматову придется решать все проблемы, которые создала команда мэра. Он не согласен: «У Кличко сейчас самый высокий рейтинг по столице. Дерьмо создавалось не только им. Вот если говорить о парковке, только в этом году создадут законодательную базу. В этом Кличко виноват? Или, может, Кличко виноват в том, что у нас такие суды и прокуратура? В том, что происходит в городе, отчасти виновен Кличко — можете так и записать. Но есть две трети проблем, к которым Кличко вообще не имеет отношения». Фразой «в этом тоже Кличко виноват?» Бахматов будет троллить меня полдня.

Сергей Моргунов / theБабель

Я спрашиваю, почему Бахматов всего лишь в должности советника, а не, например, профильного заместителя мэра. Он отвечает, что у него «достаточно полномочий сделать все, что запланировал». «Мне очень тяжело отказать — как женщинам, так и мужчинам, — говорит он серьезным тоном и добавляет, что не шутит. — Если кто-то не захочет что-то делать, это станет ярким публичным кейсом, и Виталий Владимирович мне в этом поможет». Бахматов тоже называет себя кризис-менеджером и объясняет, что в такой позиции он и не должен получать все полномочия. Но если кто-то не будет его слушаться, такого человека уволят.

— Вот, например, Богдан Андрей. У него ведь нет полномочий руководить государством. Но он очень влиятельный. Почему?
— Интересно, что вы сравнили себя с Богданом.
— Я не сравнил, я просто показал пример.

В августе Андрей Богдан заявил, что ему предлагали двадцать миллионов долларов за «лояльное отношение» к мэру Киева. Именно тогда развивался конфликт между Офисом президента и Кличко — в ОП хотели снять его с поста главы Киевской администрации и поставить на эту должность кого-то из президентской команды. По слухам, на этот пост претендовал гендиректор «1 + 1» Александр Ткаченко. Бахматов не любит, когда конфликт между Богданом и Кличко называют войной — он считает, что это «недомолвка», а заявления Богдана о взятке ничего не стоят, раз нет ни фамилий, ни доказательств.

— Какие у вас отношения с Ткаченко?
— Саша Ткаченко — хороший медиаменеджер, хороший был ведущий на «Новом канале». Насколько он продвинулся в качестве депутата, в качестве вершителя судеб — я не знаю. По моей логике, если человек успешен в чем-то, он может быть [успешен] абсолютно везде. Но одно дело — управлять каналом олигарха, а другое — показывать эффективный экономический подход.
— Вы бы остались с ним работать, если бы он пришел в КГГА?
— У меня с Александром в принципе нормальные отношения. Но у меня есть ощущение, процентов на девяносто, что я не смог бы с ним работать.

2

Точка, на которую мы приехали, оказывается тупиком в дачном кооперативе. Уже 13:00, мы опаздываем на встречу, где все уже собрались. Бахматов эмоционально отчитывает помощницу за то, что она не скоординировала действия, и обращается ко мне: «Видите? Можно заблудиться, бл*дь, в семи соснах, если нет нормальной координации».

Возле Подольско-Воскресенского моста уже спорят Виталий Кличко и активисты. Жители Русановских садов требуют изменить проект моста и развернуть съезд в другую сторону, некоторые отказываются уезжать — по плану их должны отселить и выплатить компенсацию за дома. Невысокий мужчина, один из дачников, убеждает мэра, что нынешний проект строительства метро на Троещину неправильный. Кличко отвечает, что проект разработали специалисты, и приглашает оппонента на встречу с ними, заканчивая спор шуткой: «Знаете анекдот, почему на Майдане нельзя заняться сексом? Слишком много советников».

— Какова ваша роль на этой встрече? — спрашиваю у Бахматова, когда Кличко и активисты ненадолго прекратили спорить.
— Вы смотрели «Криминальное чтиво»? Помните, там был мистер Вульф? Вот так меня называют с 1999 года.

Сергей Моргунов / theБабель

Мы поднимаемся на мост, Бахматов представляет меня Кличко. Я спрашиваю, назначит ли мэр советника своим замом. Кличко отшучивается, что «не место красит человека, а человек — место».

— Почему вы решили позвать Максима именно сейчас?
— У нас постоянно идут ротации, — отвечает Кличко. — Этот процесс не имеет начала и конца.
— Но если вы позвали Максима как кризис-менеджера, значит, сейчас в команде кризис?

Кличко не успевает ответить, его перебивает Бахматов: «В любой организации есть перманентные проблемы, которые нельзя сразу решить». Через пару минут Кличко опять шутит, мол, главное — это комедийный бэкграунд Бахматова: «Видите, СНБО без 95-го [квартала] не проходит, президентство без 95-го не проходит. Надо быть в тренде!»

Сергей Моргунов / theБабель

На мосту Бахматов перехватывает инициативу у мэра и сам разговаривает с активистами. Основная проблема — уже построенный съезд с моста. Часть жителей Русановских садов протестуют против него и периодически перекрывают строительным машинам подъезд к мосту. На стороне мэра — жители Троещины, которые не заинтересованы в остановке стройки. «Троещинцы» и «русановцы» агрессивно спорят друг с другом через голову Бахматова. Он договаривается с главным активистом Русановских садов о встрече в мэрии. На прощание активисты просят сделать общую фотографию с Кличко и Бахматовым.

Сергей Моргунов / theБабель

Мы спускаемся к машине и обсуждаем встречу. Бахматов говорит, что все проблемы из-за отсутствия нормального диалога между командой мэра и протестующими. Я напоминаю о примере, который озвучил один из активистов: полгода они требуют оградить строительные площадки для безопасности, но это до сих пор не сделано. «Я считаю, что это срака и жопа, — соглашается Бахматов. — Нужно наказывать, если есть возможность. Но вот, например, казначейство заблокировало выплату денег. [Подрядчик], может, и рад оградить стройки, но у него нет денег даже платить людям зарплату».

— Как вы собираетесь решить проблему с активистами?
— Я уже понимаю, что осталось десять человек и еще 200, которые уже взяли бабло [компенсацию за земельные участки в районе стройки]. Я отлично знаю психологию наших людей: взять бабло, сидеть и ждать, что можно будет еще раз бабло взять, получить компенсацию, качать всю эту херню. Я сейчас посмотрю, как финансируется эта организация [активистов Русановских садов]. Скорее всего, она финансируется теми людьми, которые взяли бабло, и решить вопрос будет элементарно.
— Почему он раньше не решался?
— Раньше меня не было.

Сергей Моргунов / theБабель

3

Остаток дня Бахматов проведет в Киевской администрации, поэтому мы решаем заехать в ЦУМ на обед. В перерыве нужно еще «впихнуть» комментарии для нескольких телеканалов. С прессой Бахматов общается охотно — рекламирует Kyiv Traffic Group, рассказывает о планах. Сейчас он отвечает за несколько направлений: трафик, незаконные стройки и система Kyiv Smart City.

До Нового года Бахматов обещал несколько быстрых побед. Первой он называет инициативу по трафику, рассказывает, что жители Троещины уже быстрее добираются в центр, потому что полосы общественного транспорта свободны. За этим следит полиция, которая дежурит, например, на Северном мосту (бывший Московский). Так полиция уже собрала миллион гривен штрафов. Вторая победа — остановка незаконных строек в двух парках столицы. Третья — исследование завода «Радикал» на левом берегу, на которые нашлось четыре миллиона гривен. Бахматов добавляет, что перед Новым годом он отчитается обо всех своих победах, потому что это «длительные истории».

Сергей Моргунов / theБабель

Я завожу разговор о едином электронном билете. По плану, система должна была заработать 1 ноября — в метро и наземном транспорте хотели отменить жетоны и бумажные билеты. Но в конце октября в КГГА отказались от этой идеи и перенесли полноценный запуск билета еще на год. Я называю это провалом, Бахматов не согласен и злится:

— На сегодняшний день идет параллельная работа старой и новой системы. Первого апреля будет закрыта старая и заработает новая. Нельзя говорить, что она провалена. Официально ее никто не имплементировал.
— Вы так говорите, словно я пытаюсь приписать вам эти слова. Мне даже не как журналисту, а как жителю Киева кажется, что запуск провалился.
— То есть это ваше субъективное мнение. Субъективное мнение Максима Бахматова: электронная система работает идеально, потому что я ехал с «Дорогожицкой», с телефона заплатил за метро восемь гривен — видите, я знаю, сколько стоит метро. Доволен, даже не подходил к кассе. Киев — номер один в Восточной Европе!

Я спрашиваю о еще одном направлении Бахматова — о столичных рынках: Бессарабском, Житнем и Владимирском. Бахматов хочет их реформировать и говорит, что у него уже есть концепция: «Будут классические чистые европейские рынки, с разными зонами». Обещает, что деньги найдет у инвесторов.

4

Мы идем обедать в ЦУМ, Бахматов заказывает суп, салат и ролл «Филадельфия». Говорит, что это его последний прием пищи, поэтому нужно плотно поесть. Я завожу разговор о политике: осенью 2020 года должны пройти местные выборы, на которых Кличко попытается остаться мэром. Бахматов говорит, что политические планы с Кличко не обсуждал. «Я считаю себя эффективным управленцем, а без него не работает ни одна политическая сила».

— Если Кличко останется мэром, вы тоже останетесь?
— Пока у нас есть история на год. Поработаем, посмотрим. Я ведь тоже могу не устроить [Кличко].

Сергей Моргунов / theБабель

Одна из претензий к Кличко — его связь с застройщиком и депутатом Киевсовета Вадимом Столаром, который прошел в парламент от партии «Оппозиционная платформа — За життя». Столар считается неформальным куратором столичных застройщиков от мэрии, Богдан называет его «смотрящим» за Киевом, а Кличко говорит, что это манипуляции. Спустя две недели после назначения, в интервью «Украинской правде» Бахматов сказал, что не знает, кто такой Столар. Его позиция пока не изменилась: «Знаю только, что это был какой-то депутат или чиновник, сейчас даже вспомнить не могу».

— Как вы собираетесь бороться с незаконными стройками, если вы не знаете, кто такой Столар?
— По большому счету, мне пох*уй, кто стоит за незаконными стройками, если они незаконные.

Сергей Моргунов / theБабель

В мэрии у Бахматова встреча с велоактивистами. Он начинает разговор с ними с вопроса, все ли они ездят в шлемах. Большинство отвечают, что нет. Бахматов иронично замечает, что люди, которые не ездят в шлемах, не могут требовать улучшить велобезопасность. Активисты спорят и говорят, что запрет на езду без шлемов, наоборот, тормозит развитие велоинфраструктуры. Они приводят пример из США — в единственном штате, где запрещено ездить без шлемов, нет даже велопарковок. Бахматов парирует, что в Украине все должно быть по закону.

После этой встречи у Бахматова совещание по трафику, потом встреча с замминистра внутренних дел по тому же вопросу — времени на разговор с ним уже не остается. Рабочий день Бахматова заканчивается около одиннадцати вечера. Он говорит, что не разочарован, и уверяет, что выполнит все задуманное.

— Не будет ли такого, что вы скажете: «Я же советник, что я могу сделать»?
— Я готов признать свою ошибку и станцевать танец импотентов на Майдане, если окажется, что мы что-то не сможем.

Сергей Моргунов / theБабель

Пятого ноября возле станции метро «Олимпийская» прорвало трубу с горячей водой, из-за этого провалился асфальт вместе с автомобилем. Точно такая же авария произошла на этом месте год назад. На просьбу theБабеля прокомментировать эту ситуацию помощница Бахматова сказала, что это не его профильная тема: «Максим может прокомментировать, но ему нужно разобраться в вопросе»