Полиция вне политики, борьба с домашним насилием и уличной преступностью. Новый глава Нацполиции Игорь Клименко дал большое интервью «Левому берегу» — короткий пересказ

Автор:
Рита Дудина
Дата:

Пресс-служба Кабинета министров Украины

Двадцать четвертого сентября глава Национальной полиции Сергей Князев подал в отставку. На следующий день парламент назначил на его место Игоря Клименко, который до этого был заместителем Князева. Седьмого октября издание «Левый берег» опубликовало большое интервью Клименко. Он рассказал, как изменятся отношения полицейских с гражданами, что и когда стоит легализовать в Украине и как в семьях начнут бороться с домашним насилием. Кратко пересказываем интервью.

Кто такой Игорь Клименко?

  • Игорь Клименко служит в МВД с 1998 года. Участвовал в миротворческой операции на территории бывшей Югославии, а в 2014 году — в антитеррористической операции на Донбассе. Реформировал Нацполицию в сотрудничестве с иностранными партнерами.

    В 2018 году Клименко задекларировал жилой дом на 118 квадратных метров в Бориспольском районе Киевской области, четыре квартиры, два автомобиля и автобус. За прошлый год Клименко заработал на должности заместителя председателя Нацполиции свыше 1,2 миллиона гривен.

О своем назначении

Встреча с Арсеном Борисовичем [Аваковым] состоялась буквально за день до назначения [Аваков пригласил Клименко на должность]. Он сказал, что это была плановая ротация, не более того. Министр давно меня знает, знает мои качества и как я работаю.

О развитии полиции

Выбранный курс менять не собираюсь. Система приема заявлений и жалоб граждан должна быть усовершенствована. Я буду пресекать фальсификации, попытки оставить без рассмотрения обращения граждан. Я хочу, чтобы все службы Национальной полиции работали в единой системе: следствие, подразделение криминального блока, подразделение превенции. Нас волнует [и] некомплект в патрульной полиции, потому что это фундамент. Важнейшее направление — так называемый первый мотивационный пакет МВД — [даст] возможность полицейским получить жилье. Суть такова: полицейский платит около 60 процентов стоимости жилья, Нацполиция компенсирует до 40 процентов месячного платежа. Мы читаем, что пишут об организации работы наши сотрудники, рядовые полицейские. Я хочу дать им обратную связь.

О недочетах полицейской реформы

[Их два.] Уличная преступность. С профилактикой именно этого направления у нас проблемы. Поэтому подразделения киберполиции, криминального блока и превенции будут направлены на борьбу с этим. Второе — наверное, недостаточно внимания уделялось взаимоотношениям с местными органами самоуправления. С помощью наших зарубежных партнеров мы организовали отбор и обучение офицеров. И люди, которые ушли работать в объединенные общины, показывают хорошие результаты.

О борьбе с семейным насилием

В 2017 году мы запустили в трех регионах [Дарницкий район Киева, Малиновский район Одессы и город Северодонецк в Луганской области] пилотный проект под условным названием «Полина» [«Полиция против насилия»]. Это группы реагирования, которые обслуживают исключительно вызовы по домашнему насилию. Результаты работы таких групп впечатляющие [до 19 января 2018 года подразделение 1 692 раза выезжало на вызовы по семейному насилию; с апреля по декабрь 2017-го 135 женщин, которые пострадали от семейного насилия, назвали работу подразделения качественной]. Поэтому принято решение запустить этот проект во всех регионах Украины. Это будут первые 45 экипажей. Мы планируем совместно с иностранными партнерами ввести общенациональную базу данных с системой синих, желтых и красных карточек — в соответствии с уровнем насилия в семье. И наличие в досье агрессора таких карточек для женщины, которая превысила самооборону, должно значительно смягчать ее вину при рассмотрении дела [например, если женщина во время самозащиты убьет или нанесет тяжелые травмы своему мужу с несколькими красными карточками, суд это учтет и назначит меньший тюремный срок].

О борьбе с наркоторговлей

У нас есть наработки. Но нужны совместные усилия и желание сотрудничества со стороны местной власти. Мы не можем ходить с кисточками и закрашивать, образно говоря, стены [речь о ссылках на Telegram-каналы, где продают наркотики]. Я гарантирую, что ни один начальник полиции не будет проезжать по улицам, видеть эти надписи и не реагировать на них.

О легализации

  • оружия: [начинать] после того, как закончатся боевые действия и не будет постоянного источника поступления нелегального оружия, зато будет возможность надлежащего контроля за легальным;
  • проституции: если на государственном уровне будет принято цивилизованное, законодательное решение по легализации проституции, наверное, да [нужно легализовать]. Потому что мы все равно от этой проблемы не избавимся;
  • легких наркотиков [вероятно, речь о каннабисе]: считаю, общество пока к этому не готово;
  • игорного бизнеса: должен находиться в руках государства и контролироваться четко ним.

О работе полицейских после укрупнения районов

Полицейский должен быть своим человеком для каждого гражданина в территориальной общине. После укрупнения районов на местах останутся полицейские станции. Мы увеличим число полицейских офицеров общины, потому что общин будет, думаю, не меньше тысячи, и в них будет по пять-шесть населенных пунктов. Если территориальная община объединяет шесть населенных пунктов с расстоянием 15—20 км между ними и населением в 10—20 тысяч человек, то одного полицейского будет точно мало.

О применении силы к гражданам

Право на применение силы в стране имеет исключительно Национальная полиция. У нас все шлемы идентифицированы, с номерами. Каждый сотрудник полиции имеет личный номерной жетон. Маркировка обязательна для всех, за исключением проведения спецопераций.

Об участии в политике

Полиция в политике принимать участие не будет. Я могу гарантировать со своей стороны, что Национальная полиция будет беспристрастно и четко действовать по закону. Человек, который посадил урожай, должен его собрать. Если по закону земля принадлежит человеку, мы будем защищать права этого человека.