Украина судится с Россией по Крыму в Страсбургском суде. Суть спора и ход первого заседания — понятным языком, максимально коротко

Просмотры:
6590
Автор:
Глеб Гусев
Дата:
Украина судится с Россией по Крыму в Страсбургском суде. Суть спора и ход первого заседания — понятным языком, максимально коротко

Anadolu Agency / Getty Images

Сегодня, 11 сентября, в Страсбурге прошло первое заседание Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по иску «Украина против России». Украина обвиняет Россию в том, что она установила контроль над Крымом, убивала украинских военных, жестоко обращалась с крымскими татарами, похищала и пытала журналистов, запугивала православных священников и имамов — то есть нарушала Конвенцию о правах человека. Россия утверждает, что ЕСПЧ не должен рассматривать иск, потому что он является политическим, а не юридическим. Если ЕСПЧ возьмется рассматривать иск, то в первую очередь ему придется установить, вторглись ли российские военные на полуостров в феврале 2014 года. Интересы Украины представляет замминистра юстиции Иван Лищина, интересы России — замминистра юстиции Михаил Гальперин; обе стороны привлекли британских юристов. Подробности заседания из Страсбурга транслировали Катерина Наливайко и редакция юридического медиа Dead Lawyers Society. Правовые тонкости дела главному редактору theБабеля Глебу Гусеву прокомментировал специалист по международному арбитражу Николай Юрлов.

Дело «Украина против России» рассматривает Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. В иске Украина заявляет, что 27 февраля 2014 года Россия вторглась на полуостров, установила над ним «общий эффективный контроль» и «экстерриториальную юрисдикцию» и репрессировала тех, кто выступал против оккупации. Она убила нескольких украинских граждан, забрала имущество украинских компаний, похищала и жестоко обращалась с журналистами и крымскими татарами, запугивала православных священников и имамов — то есть нарушила сразу несколько статей Конвенции о правах человека. Россия в ответ называет дело не юридическим, а политическим. Она отрицает, что у нее был контроль над Крымом до 18 марта 2014 года, и говорит, что Украина не исчерпала все «внутренние» способы сбора доказательств — а значит, ЕСПЧ не должен рассматривать ее иск.

Инициировал иск в ЕСПЧ заместитель министра юстиции Иван Лищина; для него это будет последний процесс — шесть дней назад премьер-министр уволил его с поста. Кроме него, Украину в суде представляют еще три сотрудника министерства и британский юрист Бен Эммерсон. Эммерсон специализируется на делах, связанных с международными конфликтами и терроризмом: он представлял Грузию, Кипр, Хорватию, Косово, а в 2011 году защищал в британском суде Джулиана Ассанжа.

Россию в ЕСПЧ представляют 14 человек, в том числе заместитель министра юстиции Михаил Гальперин, члены Генерального штаба ВС РФ и Следственного комитета РФ, а также британский юрист Майкл Свэнстон. Свэнстон — давний подрядчик правительства РФ и частый гость юридических конференций в Санкт-Петербурге. Свэнстон уже защищал Россию в ЕСПЧ по искам, поданным Грузией и компанией «ЮКОС», представлял в Британии российских бизнесменов в делах о банкротстве.

Первое заседание Европейского суда по правам человека состоялось 11 сентября. На заседании не разбирали иск по сути, а только вопрос, должен ли ЕСПЧ его рассматривать.

После вступительного слова судей выступил замминистра юстиции России Михаил Гальперин. Он заявил, что украинское правительство, которое пришло к власти в 2014 году «в результате переворота», не сделало ничего, чтобы установить в Крыму демократию и верховенство права. Угроза насилия со стороны нацистов (в этот момент Гальперин вспомнил лидера ВО «Свобода» Олега Тягнибока и, почему-то, Виталия Кличко) заставила крымские власти провести референдум, а чтобы их защитить, понадобилось «российское присутствие». После него выступил юрист Майкл Свэнстон — от деклараций он перешел к юридическим аргументам.

Основных юридических аргументов у России два. Во-первых, как говорит Майкл Свэнстон, Украина не провела нормальное расследование. Она не смогла доказать ни то, что на полуострове нарушали права человека, ни то, что это могли делать российские власти: Россия не контролировала Крым до середины марта 2014 года. Прямых доказательств обратного нет, а те, что имеются в деле, — косвенные и на самом деле являются украинской пропагандой. Во-вторых, Украина не исчерпала все «национальные» способы разрешить дело, а значит, ЕСПЧ не может принять иск к рассмотрению — не выполнен так называемый «критерий приемлемости».

По сути Россия говорит, что Украина сначала должна пройти через цепочку судов на полуострове и в России — и только после этого она имеет право подавать иск в ЕСПЧ.

Юридические аргументы Украины озвучили замминистра юстиции Иван Лищина и британский юрист Бен Эммерсон. Они настаивают на том, что Россия получила «общий эффективный контроль» над Крымом и «экстерриториальную юрисдикцию», значит, она должна отвечать и за нарушения прав человека на полуострове. Расследовать преступления Украина не смогла, потому что Россия перекрыла ей доступ на полуостров. Исчерпывать же «внутренние» способы восстановить справедливость Украине нет смысла, так как Россия установила в Крыму «административную практику» подавления сторонников Украины.

Украина просит ЕСПЧ признать, что суд может рассматривать ее иск. ЕСПЧ в первую очередь придется установить, был ли у России «эффективный экстерриториальный контроль» над Крымом, то есть вторглись ли российские военные на полуостров 27 февраля 2014 года.

Владимир Зеленский хочет перезапустить НАПК. Нынешний глава агентства Александр Мангул рассказывает, как поменяется агентство и кто будет проверять декларации новой власти — интервью theБабелю

Просмотры:
6048
Авторы:
Мария Жартовская, Мария Ульяновская
Дата: