Новые требования к генпрокурору, Бюро финбезопасности, спецкомитет в Раде и другие планы власти в силовой сфере. Интервью почти депутата «Слуги народа» Дениса Монастырского

Просмотры:
6963
Автор:
Оксана Коваленко
Дата:
Новые требования к генпрокурору, Бюро финбезопасности, спецкомитет в Раде и другие планы власти в силовой сфере. Интервью почти депутата «Слуги народа» Дениса Монастырского

Facebook / Денис Монастырский

В день парламентских выборов в штабе «Слуги народа» (СН) кандидаты в депутаты рассказывали о первых шагах власти после победы. На одной из тематических панелей эксперт «Украинского института будущего» и 19-й номер списка СН Денис Монастырский проанонсировал реформы в правоохранительной системе, реорганизацию Генпрокуратуры, легализацию частных детективов и новый спецкомитет в парламенте. Это выступление оставило много вопросов. Их мы задали Монастырскому лично и разобрались, кто, когда и как будет реформировать силовиков.

Вы планируете реформу прокуратуры. Что именно хотите изменить?

С 22 ноября этого года прокуратуру лишат функции следствия. Здесь важно не упустить ряд важных дел, которые расследуются давно. Например, дела Майдана, которыми занимается управление спецрасследований ГПУ. Возможно, его сотрудники станут процессуальными руководителями в этих делах и будут помогать следователям того же ГБР или Нацполиции. Но окончательно решение пока не принято.

В целом реформу прокуратуры надо начинать с генерального прокурора: мы должны вернуть требование о юридическом образовании для руководителя ведомства. Также мы планируем провести функциональный анализ ГПУ и региональных прокуратур, выявить и устранить дублирующие функции, сократив соответствующие подразделения. Например, в Генпрокуратуре есть подразделение, которое обеспечивает деятельность генерального прокурора и его заместителей. За годы работы ГПУ его штат значительно раздули, и его надо сократить.

Кого вы видите генпрокурором?

Это должен быть человек с высшим юридическим образованием, профессионал, но необязательно из органов прокуратуры, это могут быть смежные профессии.

Под такое описание подходят, например, Руслан Рябошапка или Андрей Богдан.

Об этом должен сказать президент. Вопрос еще не решен.

Военная прокуратура останется?

Окончательного решения по этому вопросу нет. Во время войны эта организация должна быть в надежных руках, должно быть точно определено, кто чем занимается.

Вы хотите создать в Раде специальный комитет по контролю за разведывательными и правоохранительными органами. Чем он будет отличаться от обычного комитета?

Есть мировая практика контроля за правоохранительными и разведывательными органами — это доступ членов комитета к определенным разведывательным данным. Таких возможностей у обычных комитетов нет. Но для того, чтобы такой спецкомитет существовал, нужно создать законодательную базу, в том числе учесть позицию Конституционного суда [КС] относительно пределов контрольных функций парламента. Например, по решению КС, Рада не может давать кадровые рекомендации в этой сфере. Над этим проектом работало и действующее правительство. Когда документ будет готов, его нужно пропустить через внешнее экспертное обсуждение. К тому же мы должны учесть, что на членство в этом комитете могут претендовать представители, например, «Оппозиционной платформы — За жизнь».

Когда в Раде сформируют все комитеты?

Неформальное согласование по комитетам идет уже с понедельника. Окончательно их создадут и назначат председателей в первые дни работы нового парламента. Некоторые комитеты мы объединим, но, думаю, комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности останется и не изменит название. Я планирую в нем работать. Создание специального комитета по контролю за правоохранительными органами продлится месяц-полтора.

Вы говорили, что необходимо принять закон о частных детективах. О чем речь?

Эта сфера существует, детективы работают, но фактически они вне правового поля. Есть проект закона, который можно доработать и подать в парламент. Это позволит защите немного выровнять позиции с государственным обвинением. Пока следователи перегружены, защита с помощью частных детективов сможет собирать доказательства и использовать их в суде.

Вы планируете создать Национальное бюро финансовой безопасности. Что это за организация, как она будет работать?

Это новый следственно-оперативный орган, который будет расследовать и документировать экономические преступления против государства. Он заберет полномочия у всех ведомств, которые сейчас работают в этом направлении: СБУ, Нацполиции и ГФС. Процессуальное руководство будет осуществлять прокуратура.

Вы сказали, что хотите внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, о чем идет речь?

Речь идет о поправке Лозового, а именно о том, чтобы вернуть следователю возможность лично, по согласованию с прокурором назначать экспертизы — без разрешения следственного судьи. Мы также хотим, чтобы следователь и прокурор могли назначать определенные меры пресечения и осуществлять следственные действия без суда в делах, которые требуют скорости.

Когда вы планируете реализовать все эти изменения? Насколько готовы проекты?

Сегодня [22 июля] у нас была встреча с руководителями неформальных групп фракций, мы обсуждали готовность законопроектов и определяли их приоритетность. Сейчас у нас действует 21 внутренний комитет, каждый из которых нарабатывает минимум десять законопроектов. Есть блок, который касается изменений в Конституцию, — это и вопрос неприкосновенности народных депутатов, и расширение оснований для досрочного прекращения их полномочий. Эти законопроекты нужно внести сразу, потому что изменения в Конституцию — это длительный процесс. Вопросы, которые мы с вами обсудили, относятся к приоритетным.

NYT воспроизвела хронологию пожара в соборе Парижской Богоматери. Виноваты все и никто — пересказываем материал

Просмотры:
7038
Автор:
Тереза Лащук
Дата: