NYT воспроизвела хронологию пожара в соборе Парижской Богоматери. Виноваты все и никто — пересказываем материал

Просмотры:
7095
Автор:
Тереза Лащук
Дата:

Michel Stoupak / NurPhoto via Getty Images

Пятнадцатого апреля этого года загорелся старинный парижский собор Нотр-Дам (собор Парижской Богоматери). За три месяца следователи так и не смогли установить причину пожара, но расследование продолжается. Тем временем стороны, которые должны были следить за безопасностью Нотр-Дама, пытаются перекинуть ответственность друг на друга. Журналисты The New York Times воспроизвели хронологию событий и попытались разобраться, что же случилось 15 апреля и кто виноват в том, что часть храма спасти не удалось. Они выяснили, что причина была не одна: новый охранник, сложная система оповещения об опасности и особенности самого здания. Пересказываем их материал.

Что сейчас происходит с собором?

  • Шестнадцатого июля нижняя палата французского парламента приняла законопроект о реставрации собора. Он предусматривает организацию и координирование реставрационных работ. В частности, в нем говорится о механизмах контроля за использованием пожертвований на восстановление собора, сделанных физическими и юридическими лицами.

  • Через два месяца после пожара пресс-секретарь собора Андре Фино заявил, что из обещанных крупных пожертвований «не было внесено ни цента». Реконструкция спонсируется частными пожертвованиями и городскими фондами.

  • Благотворители, обещавшие перевести деньги на реставрацию, говорят, что ждут более конкретного документа с планом работ. В частности, группа компаний LVMH и семья модельера Арно заявили, что подписывают соглашение с фондами Нотр-Дама и «будут производить выплаты по мере выполнения работ». Главная энергетическая компания Франции Total будет готова перевести деньги фонда только после того, как увидит проект реконструкции.

  • Во Франции надеются, что реставрацию собора завершат за пять лет. Именно такой срок называл президент Эмманюэль Макрон.

Пятнадцатого апреля в Нотр-Даме дежурил новый сотрудник службы безопасности из компании Elytis. На эту работу он устроился только три дня назад. В 18:18 загорелась сигнальная лампа тревоги — это означало, что в соборе пожар. Сотрудник службы безопасности связался с охраной, что как раз дежурила недалеко от алтаря, и попросил проверить, нет ли там огня. У алтаря охранники ничего не увидели. Только через 25 минут выяснилось, что огонь пылал в другом месте собора — на крыше. Через полчаса после тревоги охранники, наконец, добрались до места возгорания, но огонь уже вышел из-под контроля. Пламя распространялось так быстро еще и потому, что в Нотр-Даме не было брандмауэра — его не возводили, чтобы сохранить исторический деревянный каркас крыши.

Система пожарного оповещения в Нотр-Даме сложная и запутанная. Сообщение о пожаре нужно расшифровывать, и неопытному человеку сделать это сложно. Первыми словами, которые увидел на мониторе сотрудник безопасности 15 апреля, были «чердак, неф, алтарь», далее шла строка из цифр и букв «ZDA-110-3-15-1», и только потом появилась важная часть сообщения — «аспирационный каркас». Это означало, что горит крыша собора. Неизвестно, передал ли сотрудник службы безопасности эту важнейшую часть сигнала охране, хотя в Elytis говорят, что да.

Около семи часов вечера пожарные поднялись на чердак Нотр-Дама и начали тушить огонь на крыше. Однако через час упал шпиль собора, и спасателям пришлось выбираться из собора. Пожарные продолжили тушить огонь снизу, используя воду из Сены, но это не помогало. Пламя подбиралось к северной башне, где на деревянных балках висели восемь огромных колоколов. Из-за огня они могли упасть и обвалить северную башню. Она в свою очередь разрушила бы южную, а затем рухнул бы и весь собор.

Omar Havana / Getty Images

Около половины девятого вечера президент Эммануэль Макрон вместе с премьер-министром Эдуардом Филиппом и другими высокопоставленными должностными лицами собрались на совещание с силовиками. Глава парижской пожарной бригады генерал Жан-Клод Галле сообщил, что крышу спасти уже не удастся. На тот момент пламя уже подобралось к северной башне. Силовикам пришлось принимать важное и рискованное решение — через южную башню подниматься в горящую северную и тушить оттуда. Сержант Реми Лемер, который и предложил эту идею, рассказал The New York Times, что команда не сразу согласилась на такую операцию — из-за неуверенности в том, что будет шанс спастись. Пожарная команда из соседнего пригорода отказалась приехать на помощь, но все-таки удалось найти готовых рискнуть пожарных. Сержант Лемер повел их вверх по южной башне, и они устроились на платформе между двумя башнями. Шланги спустили на землю и подключили их к пожарной машине, чтобы напор воды был сильнее. Еще около двенадцати человек тушили пламя, которое могло перейти на пол под ними. Другие сдерживали огонь на крыше. Огромные колокола могли упасть в любой момент, но пожарные сумели приблизиться к ним. В 21:45 удалось локализовать огонь. Около полуночи президент Макрон выступил по телевидению с речью. «Худшего удалось избежать, хотя битва еще не закончена», — сказал он, стоя перед Нотр-Дамом. Позже Макрон пообещал: «Мы восстановим этот собор вместе».

За три месяца следователи провели 100 допросов и исследовали обломки собора, чтобы выяснить причину пожара. Среди версий: короткое замыкание в наэлектризованных колоколах шпиля или в лифтах, установленных на строительных лесах. Кроме этого, следователи нашли окурки, которые, предположительно, оставили строители, занятые в ремонте собора. Анонимный собеседник The New York Times в полиции сказал, что следствие не исключает ни одной версии, но они точно уверены, что это не было спланированным преступлением. Представители собора заявляют, что дежуривший 15 апреля сотрудник Elytis не сообщил, что горит именно каркас крыши собора. В Elytis обвинения отрицают и говорят, что их человек до сих пор в шоковом состоянии, потому что после пожара в компанию дважды звонили неизвестные и угрожали ему физической расправой.

Christophe Morin / Bloomberg via Getty Images