В Украине снимают фильм о Тарасе Шевченко — самурае: он владеет катаной и стреляет с двух рук. Мы побывали на съемках, и вот что там происходит

Просмотры:
9328
Автор:
Роксана Рублевская
Дата:

Игорь Ефимов / theБабель

В Украине снимают полнометражный фильм «Тарас Шевченко: Первый самурай». По сюжету Кобзарь владеет катаной, приемами восточных единоборств и стреляет с двух рук. Продюсирует фильм Юрий Минзянов — основатель кинокомпании Kristi films, а режиссером стал Роман Перфильев. Идея сделать из Шевченко самурая пришла Перфильеву сразу после Революции достоинства. Самурайская культура, по его словам, созвучна украинской. Продюсер Юрий Минзянов поначалу забраковал сценарий из-за большого бюджета, но в 2018 фильм занял первое место среди полнометражных картин на конкурсе патриотического кино. Лента получила 80 процентов государственного финансирования от Минкульта. Съемки уже начались, фильм должен выйти на экраны 5 марта 2020 года. Корреспондент theБабеля Роксана Рублевская побывала на съемочной площадке, и вот что она там увидела.

1

Возле входа в киевский Дом писателей стоят киношные машины. Один за другим из здания выходят на перекур загримированные актеры массовки в костюмах императорского двора. Они обсуждают недавний приезд на съемочную площадку премьер-министра Владимира Гройсмана и министра культуры Евгения Нищука. Увидев нас с фотографом, актеры замолкают, направляются к палатке, в которой разместили кейтеринг. Продюсер Юрий Минзянов вздыхает:

— Съемочный день сегодня начался в пять вечера и закончится в четыре утра. Замучаетесь снимать.

Холл киевского Дома писателей

Игорь Ефимов / theБабель

Вместе мы заходим в здание, где прямо напротив входной двери висит портрет зрелого Тараса Шевченко. Картинка совсем не вяжется с заявленными самураями. Мы поднимаемся на второй этаж: тут в одном из отреставрированных дореволюционных залов снимают интерьерный эпизод. В зале тишина, его освещают только керосиновые лампы и свечи. Пройдя немного вперед, удается разглядеть происходящее получше. В одной части зала работники площадки наблюдают за кадром на плейбеках, в другой — группа снимает кино. В центре комнаты — актеры.

Андрей Малинович в образе Яромира

Игорь Ефимов / theБабель

В зале есть на что посмотреть: художники-декораторы превратили помещение в настоящий зал панской усадьбы XIX века. Декорации продуманы до мельчайших деталей: кабинет пана Яромира, подлеца-наркодилера, полон экзотических редкостей. Африканские маски, статуэтки, японские веера и гравюры, старинное оружие. Именно он по сценарию переходит дорогу Шевченко и лишает его главного сокровища — возлюбленной Марии. В это время на площадке снимают очередную сцену.

Злодей Яромир сидит за массивным дубовым столом, положив на него ноги, и курит трубку. На столе — на треть пустая бутылка абсента и полупустая рюмка. Напротив стоят переодетые в хасидов Шевченко и самурай Акайо. Шевченко обращается к Яромиру:

— А где у вас тут сортир?

— Сортир?

— Да… просто прижало немного.

— Ну так давай в штаны!

Актер Андрей Малинович, который играет Яромира, смеется и одновременно презирает Шевченко так правдоподобно, что команду «Стоп! Снято» режиссер дает не сразу, а затем просит сделать еще один контрольный дубль. Актеры повторяют все заново. Режиссер Перфильев улыбается и объясняет:

Актеры Роман Луцкий и Сергей Стрельников

Игорь Ефимов / theБабель

— Это сцена, где Шевченко с его другом Акайо пробираются в панскую усадьбу, переодевшись в хасидов. Их цель — украсть родовой меч Яромира и возлюбленную Тараса. Согласен, Шевченко пытается «отлучиться» очень наивным способом.

Эта картина для Перфильева — первая режиссерская работа, которую финансирует государство. Режиссер дебютировал в прошлом году с хоррором «Лысая гора», который спродюсировал сам. Премьера состоялась на 47-м кинофестивале «Молодость». Бюджет — всего десять тысяч долларов, что, по словам режиссера, существенно повлияло на качество ленты, в которой он выступал в семи ипостасях.

На большой доске в зале наклеены детальные раскадровки сегодняшнего эпизода. Для многих украинских съемочных групп отрисовка сцен — невиданная роскошь. Режиссер замечает интерес к рисункам:

— Да, у нас все серьезно. Мы заранее выстраивали каждый кадр. Хочется, чтобы все было красиво.

Удается задать последний вопрос перед началом новой сцены, пока оператор Дмитрий Недря меняет оптику:

— Разве Шевченко не выглядит устаревшим?

— Конечно, он не супергерой вроде Дэдпула. Мы и не хотели снимать супергеройское кино. Наш Шевченко — просто не такой каноничный, каким его все привыкли видеть. Он обыкновенный человек — смелый, готовый постоять за себя, с чувством юмора, своими слабостями, с любовью, которую у него попытались отнять.

Режиссер фильма «Тарас Шевченко: Первый самурай» Роман Перфильев

Игорь Ефимов / theБабель

Начинается съемка новой сцены. Яромир достает из кобуры «стартовый» револьвер и стреляет в Шевченко. Акайо заслоняет Шевченко лезвием своей катаны, в которую попадает пуля. Шевченко нажимает на крючки пистолей — оказывается, они не заряжены. Яромир многократно стреляет из револьвера, но Акайа искусно крутит двумя катанами, отражая пули. В несколько прыжков самурай оказывается возле Яромира, приставив два лезвия, словно ножницы, к его шее. Режиссер кричит: «Стоп, снято», и мы выходим на улицу за порцией кислорода и кофе.

2

Продюсер фильма Юрий Минзянов рассказывает нам об организации съемок. Говорит, что костюмно-историческую картину в Украине потянуть непросто, тем более с огромным количеством каскадерских трюков и боев. Поэтому кинокомпания Kristi films подалась на двенадцатый питчинг на дополнительное финансирование в размере шести с половиной миллионов гривен. Общий бюджет фильма — 24,5 миллиона гривен, из них 19,6 миллиона выделило правительство. Большая часть денег, признается продюсер, тратится на костюмы и каскадерские номера. Съемки проходят в Пирогово, селе Подгорцы (Киевская область) и в Чигирине, в бывшей резиденции Богдана Хмельницкого.

Игорь Ефимов / theБабель

Актеров собирали со всей страны: из Днепра, Харькова, Тернополя, Одессы, отбирая по принципу «новых лиц». Известные имена дорого стоят и на них лежит печать удачной роли, чего создатели «Тараса…» хотели избежать. Не привлекали и сериальных актеров, а вот театральных взять не побоялись. Продюсер аргументирует это их профессионализмом, ведь ежедневная игра в театре — это как подготовка к Олимпийским играм. Системность рождает мастерство.

Продюсер фильма «Тарас Шевченко: Первый самурай» Юрий Минзянов

Игорь Ефимов / theБабель

Некоторые актеры театра оказались дебютантами в кино. Например, днепровская актриса Катерина Слюсар, которая играет Марию — возлюбленную Тараса. Харьковский актер Андрей Борис, исполняющий роль хасида Йоханана. Тернопольский актер Андрей Малинович — Яромир, главный антагонист.

Пока мы пьем кофе, к нам присоединяется исполнитель роли Тараса – Роман Луцкий. Он недавно вернулся из Познани, где играл «Гамлета» в одноименном спектакле Майи Клечевской. Луцкий считает, что «Тарас…» расширит жанровые рамки украинского кино, хотя «мэшап» у нас пока не особо популярен.

— Почему американцы могут снимать ироничное кино про своих гениев и президентов, а мы нет?

Роман признается, что ему нравится «очеловеченный» Шевченко, с потребностями и проблемами обычного смертного.

Роман Луцкий в образе Тараса Шевченко

Игорь Ефимов / theБабель

— В школе у меня было только одно представление о Шевченко. Нахмуренный, грузный. Конечно, детям совсем не интересна такая подача каноничного образа. Пора это менять.

Луцкий говорит, что никакого специального грима в кадре нет. Самое сложное — адаптироваться к карим линзам. Усы, кудрявые волосы, выразительный профиль — все свое. Наносят только фактуру, рисуют ссадины и синяки для боевых сцен. Еще актер готовится к роли, не только заучивая текст. Говорит, что перечитывает труды молодого Тараса, его дневники, чтобы как можно глубже прочувствовать своего персонажа.

Исполнитель роли Акайо, демонстрирующий отличную спортивную форму, Сергей Стрельников рассказывает о съемках:

— В принципе, в роли нет ничего сложного, кроме того, чтобы стать самураем за две недели… На моем персонаже лежит экшеновая нагрузка. В основном я просто бегаю по Украине, отрубаю людям руки и кручу сальто.

Сергей Стрельников в образе самурая Акайо

Игорь Ефимов / theБабель

3

Тем временем Луцкий обещает провести нас в гримерку, которую обустроили на втором этаже в малом актовом зале с ядовито-зелеными стульями и велюровой обивкой. Рома делает приглашающий жест рукой, и мы поднимаемся по лестнице. На зрительских рядах ждут своей очереди актеры. На полу разложены большие клетчатые сумки с вещами и реквизитом. На черном закрытом рояле — йогурты, пакеты с вещами и пластиковая голова манекена. Уставшая гримерша сообщает, что мы опоздали — показать чудеса грима она сегодня не сможет. В дверном проеме появляется Луцкий, и ее усталость быстро проходит.

Роман Луцкий

Игорь Ефимов / theБабель

— Может, съешь яблочко, Рома? У меня их два. Ты хоть текст в руки возьми, а то напишут, что не повторяешь роль. Прохлаждаешься.

Луцкий улыбается, надевает хасидскую шляпу и снова выходит на площадку.

Роман Луцкий

Игорь Ефимов / theБабель

Чтобы обставить комнату Яромира в духе XIX века, мебель, посуду, предметы обихода доставали у частных реквизиторов и на киношных складах. Реквизитор Диана рассказывает, что некоторые вещи брали у антикваров и частично их модернизировали. Например, керосиновые лампы, которые светят благодаря галогену. Реквизит должен был подчеркнуть образ пана как коллекционера редкостей, поэтому декор выбирался с особой тщательностью.

Не обошлось и без продакт-плейсмента. Нам не дают рассмотреть бутылки, которые стоят в кадре, но поясняют, что это водка и ликер. Для того чтобы они не смотрелись инородно, реквизитор с дизайнером разрабатывали специальные состаренные наклейки, которые бы сошли за этикетки XIX века. Марки напитков тоже не озвучивают.

К одежде отнеслись еще более придирчиво. Художник по костюмам Андрей рассказывает, что все костюмы пришлось шить специально под проект:

— Готовили костюмы самостоятельно, не надеясь на костюмерные других студий. Во-первых, в Украине совсем нет «японики», во-вторых, фильм в стиле вестерн. Очень много каскадерских сцен, потому нужны дубликаты костюмов.

Гримерка в малом актовом зале Дома писателей

Игорь Ефимов / theБабель

Андрей говорит, что сначала делали эскизы, которые после пришлось утверждать с экспертами по костюму и вносить правки. Художник признается, что есть нюансы, которые даже в кино нарушать не разрешается. Например, костюм для самурая Акайо делали по японскому образцу. Но эксперт попросил добавить съемный воротник темного цвета, который бы свидетельствовал о высоком социальном статусе героя. Акайо — воин и, даже странствуя, не может позволить себе быть неопрятным. Герои, переодетые в ортодоксальных евреев, — в лапсердаках.

Андрей Борис в образе хасида Йоханана

Игорь Ефимов / theБабель

— Мы старались сделать костюмы такими, как у брацлавских хасидов. Смотрели фото, консультировались со знатоками хасидизма. К сожалению, почти не сохранилось образцов хасидских костюмов начала XIX века. В сцене, которую вы только что наблюдали, на Шевченко и Акайо хасидские халаты без пуговиц, с левосторонним запахом. Халаты отдаленно напоминают японское кимоно. Нам было важно выдержать «японику» даже там, где ее, казалось бы, не должно быть.

Андрей Малинович в образе Яромира

Игорь Ефимов / theБабель

Даже слуги одеты по моде императорского двора не случайно. Яромир, по сценарию тщеславный и честолюбивый, стремится стать самым влиятельным паном в округе. Это проявляется даже в том, как одета его челядь. Художники умышленно отошли от визуального стереотипа «шароварной» Украины. Лук панских головорезов очень напоминает ковбойский. Отличие лишь в форме фетровых шляп и особенных широких тканевых поясах. Женское кимоно в Украине найти не смогли. Оно ехало на съемки из Японии. Обувь японских пехотинцев сплели из рисовой соломы по специальному заказу на китайской мануфактуре. К большому удивлению Андрея, она прошла испытания во всех боевых сценах и осталась цела.

4

Отдельную ставку продюсеры «Тараса…» делают на каскадеров. Почти все они — мастера спорта, многократные чемпионы Украины, но каждый по своему направлению. Кто-то специализируется на постановочных боях, кто-то на холодном и огнестрельном оружии, а кто-то на падениях и взрывах. Каскадер Миша научился владеть катаной специально для фильма:

— Зритель всегда восторгается главным героем, часто не подозревая, какая работа стоит за одним кадром. Любой трюк — это всегда риск и титаническое усилие. Некоторые сцены режиссируются месяцами ради трех минут вашего восторга.

Ассистент режиссера по актерам и каскадер

Игорь Ефимов / theБабель

Парни-каскадеры рассказывают, что, надевая хакама, сомневались, что смогут исполнять в них трюки, но все оказалось наоборот. Мы привыкли видеть короткие кимоно каратистов, но настоящее самурайское — длинное, намного ниже колена. На каскадеров примеряли полный комплект самурайского одеяния: верхнее и нижнее кимоно, шесть разных поясов, которые завязываются специальными узлами — ничто не сковывало движений.

Игорь Ефимов / theБабель

Присаживаюсь перевести дух на стул прямо напротив лестницы. На соседний стул обрушивается парень и начинает диалог:

— А вы кто?

— А с чего вы решили, что я к вам?

Это администратор площадки Анатолий. Его задача — сделать так, чтобы съемке ничто не мешало. И порой это, оказывается, не так просто. Он рассказывает, что во время одной из ночных съемок фильма пришлось в буквальном смысле прокладывать дорогу. Сцену снимали в лесу и, чтобы караван машин смог добраться до локации, выгружали песок из КАМАЗа, формируя из него путь для съемочной группы.

На часах полночь, до конца смены еще четыре часа и одна сцена. Актеры измотаны. Администратор объявляет длинный перерыв на ужин.

Игорь Ефимов / theБабель