Сегодня Украина отмечает День Конституции. У нас тоже есть своя «конституция» — свод правил, по которым мы работаем. Вот она

Автор:
Глеб Гусев
Дата:
Сегодня Украина отмечает День Конституции. У нас тоже есть своя «конституция» — свод правил, по которым мы работаем. Вот она

Артем Марков / Дарья Светлова / theБабель

В июле 2018 года, за три месяца до запуска theБабеля, мы составили «Редакционную политику» — документ, где описаны принципы и правила нашей работы. В качестве образца мы взяли «Догму» газеты «Ведомости» и редакционную политику газеты The Guardian. Отдельной главой мы выписали и правила поведения в социальных сетях — по мотивам рекомендаций, которые составили в издании Politico. Если у кого-то в редакции возникают сомнения, не нарушена ли редакционная политика, то арбитром выступает политический обозреватель theБабеля Оксана Коваленко. За год мы успели внести в нашу «конституцию» множество мелких и крупных правок. Редакционная политика — не заповеди на скрижалях; время от времени мы пополняем ее, чтобы учесть накопленный опыт. Принципы редполитики при этом остаются неизменными — мы стараемся быть голосом здравого смысла в мире, который испытывает сильнейший его дефицит. Вот ее основные положения.

Наша цель — быть голосом здравого смысла в мире, который испытывает сильнейший его дефицит. Мы способны на это, потому что руководствуемся следующими принципами:

  • Мы слушаем всех, разговариваем со всеми и корректно отражаем точки зрения всех сторон (включая те, которые мы можем считать врагами нашей страны).
  • Мы точны и непредвзяты; ко всем нашим героям относимся одинаково критично, но при этом уважительно. Мы не путаем журналистику с политическим и социальным активизмом. У нас есть свои позиции и точки зрения (ведь мы живые люди), но они не влияют на то, как мы делаем тексты. Мы следим за конфликтами интересов и, если нужно, прямо на них указываем.
  • Мы пишем о людях, а не об абстрактных явлениях (организациях, реформах, компаниях, тенденциях).
  • Мы приносим практическую пользу.
  • Мы относимся ко всем событиям, компаниям и людям с одинаковым скепсисом. Это касается как людей для нас лично неприятных, так и тех, которыми мы восхищаемся.

В первую очередь, мы ищем признания и уважения читателей, и лишь во вторую — друзей, родственников и коллег. Главное в нашем читателе: он образованный и умный. Новый умный или старый умный. «Умный» для нас означает вот что: он не любит популизм и популистов. Он любит личные свободы. Не рассчитывает на подачки от государства. Понимает, что богатый — не обязательно вор, что открытая экономика — это благо. Наш читатель не обязательно разбирается в тонкостях политического процесса, он может не помнить Оранжевую революцию, но всегда хочет узнать, «с чего все началось». Его, прежде всего, интересуют люди, их характеры и мотивы.

Мы соблюдаем ровную и уважительную интонацию, без резких эмоций. Мы можем быть ироничны. Не гневаемся, не высмеиваем, ничего не выкрикиваем. У нас нет партийной принадлежности. Мы не за Зеленского и не за Порошенко. Не за Тимошенко и не за Бойко. Не за правых и не за левых. Не за патриотов и не за национал-предателей. Не за реформаторов и не за реакционеров. Не за зраду и не за перемогу. Мы за факты, логику и здравый смысл.

В идеальном мире журналист theБабеля не вступает в партии, не ходит на пикеты, не пишет воззвания и не ведет священных войн против неприятных ему политиков или бизнесменов. В отличие от активистов, журналисты не имеют права на действия, которые могут создать у читателя впечатление, что они предвзяты в каком-либо конфликте.

В жизни, конечно, так не получается — особенно в Украине, где революция происходит раз в четыре года. Здесь журналисты вынуждены ходить на митинги за свободу слова и участвовать в Маршах равенства. Иногда журналисты по зову души бросаются в священные войны — например, минусуют страницу ФИФА в Facebook.

Важно помнить, что по нашим действиям судят о репутации издания, даже если это наши частные действия — в наших личных соцсетях или в реальной жизни. Поэтому журналисты theБабеля не участвуют в массовых акциях и не присоединяются к движениям, которые противоречат миссии и духу издания. Журналист theБабеля, например, может сделать репортаж с Марша равенства. Он может пойти на Марш равенства в частном порядке, с плакатом. Но ни при каких обстоятельствах он не может пойти громить Марш равенства.

Мы следим за конфликтами интересов. Например, если журналист theБабеля ходил на Марш равенства отстаивать права ЛГБТ, то он не может писать о марше репортаж. Если журналист по своим личным убеждениям является антирыночником, он не может писать об экономике и бизнесе. Если он является ортодоксальным верующим, он не может писать об однополых браках. Если его лучший друг участвует в каком-то споре, то он, скорее всего, не может писать об этом споре — или с прямыми оговорками про конфликт интересов.

Следить за конфликтами интересов, сообщать о них редактору и, при необходимости, явно указывать их в материалах — прямая обязанность журналиста theБабеля.

Вот общие рекомендации, которыми мы руководствуемся в соцсетях.

  1. Правила этики едины и для личного общения, и для соцсетей. Не говорите ничего, за что вам потом может быть стыдно. Не пишите ничего, что поставит под сомнение вашу личную или профессиональную репутацию, или репутацию издания.

  2. Исходите из предположения, что все, что вы напишете в соцсетях, разойдется тысячными репостами и это увидят все. Даже если вы пишете под замком для друзей. Скриншоты и взломы аккаунтов никто не отменял.

  3. Не кормите троллей. Не переругивайтесь с читателями, которые пришли к вам с единственной целью — выплеснуть свой гнев или любой ценой доказать, что вы дурак. Не вступайте в перепалки с переходом на личности ни по какому поводу. Даже по поводу Крыма и войны на Донбассе. В интернете никому ничего нельзя доказать.

  4. Новость, которую вы узнали первым, должна выйти сначала на сайте, а потом уже в вашем личном Twitter / Facebook / Telegram.

  5. Не распространяйте фейки. Никогда не репостите материалы, которые вы не читали. Никогда не репостите материалы, в достоверности которых вы не уверены. Никогда не репостите материалы с искаженными фактами или перевранными цитатами — если только вы не перепроверили их и не указали на ошибки. Если вы репостите авторскую колонку или мнение, с которым не согласны, обязательно напишите об этом прямым текстом.

  6. Перепроверяйте все, что вы прочитали в соцсетях. Даже если это Facebook украинского министра. Особенно — если это Facebook украинского министра. 

  7. Если вы собираете информацию в соцсетях, чтобы ее опубликовать — представляйтесь как журналист.

  8. Никогда не выносите наружу споры в редакции. Мы ведем себя открыто и любые конфликты решаем, по возможности, сразу. Если вы чувствуете, что с вами обошлись несправедливо — скажите об этом вслух. Исходите из предположения, что никто в редакции не таит дурных намерений.

  9. Используйте здравый смысл.

В интернете невозможно отделить рабочее пространство от личного. Все, что журналист theБабеля напишет в своем личном аккаунте, читатель воспримет как позицию theБабеля. Даже если в посте прописными буквами будет указано, что это его, журналиста, персональное мнение.

Поэтому наши редакционные стандарты действуют и в наших личных аккаунтах. Мы следим за конфликтами интересов. Не вступаем в перепалки с ньюсмейкерами, читателями и коллегами. Избегаем ссылаться на анонимные источники. Проверяем даты, события, цифры, имена и названия. Самое важное — не переходим на личности. Ни при каких условиях.

Любые утверждения, выводы и оценки мы подкрепляем либо фактами и цифрами, либо мнениями экспертов. Экспертов мы подбираем компетентных и независимых. Обстоятельства, способные повлиять на объективность эксперта, мы указываем в материале (например, если он был сотрудником компании, чью работу комментирует).

Мы даем возможность высказаться всем заинтересованным сторонам любого события или конфликта. Мы обязаны сделать все от нас зависящее, чтобы все ключевые участники события дали нам комментарий, даже если они этого не хотят и уклоняются от разговора. Формулировки «не ответил на письмо», «не удалось связаться», «отказался разговаривать» — это поражение (нам не доверяют).

Мы избегаем любых связей, денежных или неденежных, которые могут влиять на объективность нашей работы или даже создавать такое впечатление. Мы осторожно относимся к корпоративному гостеприимству. Мы не отказываемся от приглашений на музыкальные, театральные, спортивные или другие мероприятия, но не принимаем регулярно такие подарки от одной и той же компании или человека. Мы не посещаем рестораны за счет компаний или наших источников. Мы не ездим куда-либо за чужой счет. Исключения возможны, но редко и с оговорками (например, мы не имеем права брать на себя обязательства перед теми, кто поездку оплачивает).

Мы проверяем все, в том числе и то, что люди сообщают нам о самих себе. Если наш герой называет себя «неоднократным победителем международных соревнований», мы проверяем и это. Сверить факты, имена, цифры, названия компаний и организаций — вот что репортер должен сделать в первую очередь.

Мы исправляем все фактические ошибки, которые нашли сами или на которые указал наш читатель. Мы не отбиваемся от такого читателя, наоборот — выясняем подробности, перепроверяем, исправляем и обязательно благодарим — даже если читатель с нами не очень вежлив. Важно: мы не пререкаемся с читателями в интернете, даже если на сто процентов уверены в своей правоте.

«Быть “человеком Коломойского” может и почетно, но моя фамилия не Коломойский». Кандидат в депутаты Александр Ткаченко — о киевских мажоритарщиках, мэрских амбициях и друге-девелопере Андрее Ваврыше

Просмотры:
14033
Автор:
Мария Жартовская
Дата: