Глава избирательного штаба «Слуги народа» Александр Корниенко — о предвыборном туре, реформе парламента и коалиции с «Голосом»

Просмотры:
7977
Автор:
Мария Жартовская
Дата:
Глава избирательного штаба «Слуги народа» Александр Корниенко — о предвыборном туре, реформе парламента и коалиции с «Голосом»

Сергей Бортник / theБабель

Третьего апреля, в разгар президентской кампании, малоизвестный бизнес-тренер Александр Корниенко написал, что уже несколько месяцев входит в ЗеКоманду и координирует работу волонтеров. Спустя две недели в программе Bihus.Info журналисты показали его переписку с Сергеем Трофимовым, ныне замглавы Администрации президента. В ней Корниенко рассказывал о группах влияния в предвыборном штабе Владимира Зеленского. В штабе эту переписку назвали фейком. В мае Корниенко возглавил предвыборный штаб «Слуги народа», а 9 июня, во время съезда партии, со сцены зачитал список кандидатов в депутаты на досрочных парламентских выборах. Сам Корниенко получил почетное 7 место и, согласно последним соцопросам, точно станет депутатом. Мы встретились 20 июня в штабе на Печерске. В этой же комнате кандидат в президенты Зеленский встречался с иностранными журналистами и записывал свои влоги. Во время интервью Корниенко по просьбе юристов штаба сделал перерыв, чтобы сверить списки мажоритарщиков партии. Их подали в ЦИК сразу после нашего разговора.

В апреле вы написали в Facebook, что уже несколько месяцев в ЗеКоманде, как вы туда попали?

Нас с Владимиром Александровичем познакомили общие друзья. Широкой общественности они не известны. Нужен был человек, который понимает в выборах, но не только в их классическом понимании, но и в инновационных путях. Таким человеком оказался я, у меня был опыт.

Почему из бизнес-тренера вы решили пойти в политику?

Пришло время. Понял, что изменения, которых хочу, могу сделать только сам.

Во время кампании вы работали с волонтерами?

Да, я занимался волонтерской историей. В классических выборах это называется «поле», у нас называлось «волонтеры». Я также формировал избирательные комиссии.

Вы объявляли конкурс на кандидатов-мажоритарщиков в соцсетях. Много его участников стали реальными кандидатами?

Тут сложно ответить точно. Есть пара человек. В конкурсе было много условий и мы смотрели, выполнены ли они. 95% соискателей не удосужились загрузить концепции законопроектов, анкеты были неполные, многие не загрузили резюме. Выбирая кандидатов, мы опирались на мнение наших местных ячеек.

Если в окончательном списке — всего пара человек, значит, конкурс провалился?

Нет, там человек 30. Остальные — представители нашей региональной команды, которые работали всю президентскую кампанию. Каких-то людей мы находили сами.

Дмитрий Разумков в одном из интервью сказал, что постпраймериз на кандидатов в округах не распространяется. Что вы будете делать, если поймете что кандидат в округе, как сейчас говорят, «зашкварный»?

В случае мажоритарки постпраймериз, на самом деле, будут 21 июля. В день голосования избиратель даст оценку, «зашкварный» кандидат или нет. Вещи, которые медийно привязывают к кандидатам — дискуссионны.

Сергей Бортник / theБабель

Вы анонсировали стратегическую сессию со своими мажоритарщиками. Какую поддержку обещаете им вы, и что должны партии они?

Сессия уже была. Мы обсуждали, как выиграть в округах. Не было цифр, бюджетов, мы не подписывали понятийных соглашений — это было обучение. Малоопытные в политике люди за короткий срок должны реализовать себя как кандидаты в депутаты и начать становиться политиками. У нас есть 30 разных шагов. Один из первых — освободить время и полностью переключиться на работу в округе. Мы поддерживаем кандидатов через традиционные медиа и, в первую очередь, через диджитал.

Они финансируют свои кампании сами или с этим помогает партия?

Каждый кандидат может открыть свой избирательный фонд и наполнять его по закону. Мы беспокоимся об источниках наполнения фондов и предупреждали кандидатов об этом.

Если источники вам не понравятся, что тогда?

У нас есть право возвращать эти средства.

Правда, что любой кандидат от «Слуги народа» на старте кампании получает от 15 до 30% голосов в округе?

Разные люди с разной целью измеряли рейтинги в округах. Сейчас единого вывода нет, он будет через неделю, когда мы зарегистрируем кандидатов и проведем реальные опросы с реальными кандидатами. Это расхожие байки, что можно поставить любого человека под брендом «Слуги народа», и он выиграет.

Вы утверждали, что Зеленский не принимал участия в формировании избирательного списка, но после публикации он его комментировал?

Он всегда говорит свое мнение. Мы обсуждали, насколько принципы, с которых мы начинали, присутствуют в списке. Если речь о мажоритарке, смотрели, связаны ли кандидаты с округами — это важный принцип для нас. В части округов у нас есть люди, которые, грубо говоря, туда командированы.

Раньше их называли «парашютистами».

Это такой старинный лексикон. Большинство имеют привязку к территориям: они или оттуда родом, или там находятся.

Сергей Бортник / theБабель

В вашем списке есть бизнес-партнеры «Квартала 95» — «Квартал-Концерт», есть пресс-секретари, волонтеры контакт-центра. Последние — непроходные, но тем не менее. Чем это отличается от предыдущего списка партии Порошенко, где тоже были его бизнес-партнеры и пресс-секретари?

Отличия есть в любом случае. У нас, во-первых, нет действующих депутатов. Мы приветствуем, что эту нашу инициативу подхватили коллеги из другой новой силы. Только одной, к сожалению.

Вы «Голос» имеете ввиду?

Да, «Голос». Но главное отличие нашего списка — в нем нет квот и проплат. Это люди, которых мы отбирали, собеседовали, задавали им вопрос «что ты будешь делать в парламенте», получали ответ и решали, готовы ли мы их включить в список.

Депутат Сергей Лещенко помогал вам во время президентской кампании, но вы решили не брать бывших депутатов, вне зависимости от их профессиональных качеств. Вы уверены, что такой подход правильный?

Это было наше решение. У них есть шанс проявить себя в других политических силах или на мажоритарных округах. «Еврооптимистам» сам бог велел попробовать себя с народом. Как перезагрузить систему, если не брать новых людей, а использовать старых? Любой, даже очень хороший депутат этого созыва — часть старой системы.

С другой стороны, на обучение новых людей вы потратите много времени.

Я приоткрою чуть-чуть завесу: у нас на этой неделе начинается очень мощная внутренняя работа по группам — рабочим комитетам, как мы их назвали. Их более 15 по основным направлениям. В чем-то они совпадают с парламентскими комитетами, в чем-то — нет. У команды и у меня начинается 2—3-недельный квест, в конце которого мы должны выдать продукт нашего внутреннего рабочего комитета. Это может быть концепция или несколько концепций законопроектов, или готовый законопроект.

Кто войдет в комитеты?

Кандидаты по списку. Среди них много людей с практическим опытом. Они будут им делиться. Это первый этап.

Второй этап начнется после 21 июля. Можно будет садиться и более предметно обсуждать, кто какой сферой будет заниматься, приглашать внешних консультантов. У нас много предложений от крупных международных организаций и фондов. Они готовы нас обучить, дать хороших лекторов. Мы, как партия, сможем себе это позволить, когда получим госфинансирование. Деньги лучше тратить не на борды и газеты, а на работу таких мозговых центров.

Есть какой-то главный комитет, идея?

У нас есть список из 15 тем, а есть главная, как мы ее называем, «перпендикулярная» тема — реформа парламента. Сейчас нарабатывается серьезная методическая база и изменения к закону о регламенте, которые позволят провести внутреннюю реформу парламента: обновить список комитетов, переработать регламент, подтянуть дисциплину. Отмена неприкосновенности тоже сюда относится, хотя это более глубинный вопрос.

В своей программе вы обещаете отмену депутатской неприкосновенности, для этого нужно 300 голосов. Ваша фракция, судя по всему, будет очень разношерстная. Как вы планируете ею управлять и почему думаете, что все поддержат это ваше обещание?

Мы верим, что наберем много голосов и наши потенциальные партнеры — новые силы — тоже. Есть еще какое-то количество мажоритарщиков-самовыдвиженцев, которые могут войти в коалицию. Вместе, надеюсь, мы сможем принимать и конституционные решения. Что касается управления фракцией — что может удерживать вместе такое большое количество разных людей? Общая цель, которая у нас всех одна — изменения в стране.

Сергей Бортник / theБабель

Если ваших депутатов кто-то захочет простимулировать голосовать за нужные законы, что будете делать? Зарплаты у депутатов не выше тех предложений, которые им могут сделать.

Никто ни от чего не застрахован. Могу процитировать своего коллегу Дмитрия Разумкова: кто идет в депутаты за зарплатой, надо задуматься, туда ли ты идешь. Мы верим, что во второй части нашей каденции мы сможем обоснованно повысить зарплату депутатам, когда уровень жизни в стране вырастет, а сейчас о таких излишествах говорить не приходится.

У вас много людей, которые занимаются бизнесом. Что они будут делать с бизнесом после прихода в Раду?

Они должны передать его в управление или отказаться. Мы хотим и будем бороться за то, чтобы политическая коррупция сходила на нет.

Кто ваши потенциальные партнеры?

Это новые силы.

«Голос»?

Конечно, «Голос», «Сила и честь» [Игоря Смешко].

Чем вы идеологически отличаетесь от «Голоса»?

Идеологически? Я так глубоко не погружался в программу партии «Голос». Может, вы мне подскажете?

У них правоцентристская проевропейская партия, которая декларирует отделение денег от политики, ставит человека в центр госполитики, в экономике предполагается введение налога на выведенный капитал, рынок земли, приватизация предприятий.

У нас похоже. Человек тоже в центре.

Вижу одно отличие — они поддержали действующих депутатов по мажоритарке, а вы — нет.

Не только. У нас еще есть отличия, очевидно, в программах, в нюансах, я уверен. Есть отличие по ходу кампании.

У вас президентская кампания строилась, в том числе, на бесплатных концертах «Кваратала 95». А у «Голоса» — на концертах «Океана Эльзы».

Да, сейчас они повторяют это на парламентской кампании. И мне кажется, очень успешно.

Вы не видите в этом непрямого подкупа избирателей? Чем это отличается от раздачи гречки?

Человек [лидер партии Святослав Вакарчук] занимается творческой деятельностью. Он просто концерты играет бесплатные, он же не агитирует на них.

Я правильно понимаю, что со старыми политсилами вы коалицию создавать не будете?

Мы хотели бы с новыми.

Тогда сейчас, согласно социологии, ваш потенциальный партнер только «Голос».

Мы верим, что еще кто-то дотянет.

Если не дотянет, то «Батьківщина» вам подойдет?

Мы бы хотели формировать коалицию с новыми.

Сергей Бортник / theБабель

У вас будет предвыборный тур по Украине?

Да, он начинается на этой неделе. Кандидаты будут ездить по городам и весям. Будет несколько таких отрядов по два-три человека. Я тоже буду ездить.

Тур только для мажоритарщиков?

Списочник будет приезжать в город, там к нему будут подключаться мажоритарщики — это комплексная история.

Ваши партнеры из «Квартала» будут помогать в предвыборном туре?

Нужно у них спросить — это их личная деловая жизнь.

Вы просили их об этом?

Мы всегда обсуждаем разные форматы. Но нужно узнать, к чему в итоге пришли они. На политических встречах, насколько я знаю, концертов не будет. Возможно, у них будет какой-то свой социальный или не социальный тур.

Вы говорили, что вы — интернет-партия. Где и как вы будете агитировать?

Будет агитация по традиционным каналам, и будет диджитал. Диджитал, как всегда, будет смачный, задорный, будут ролики, борды.

Во время президентской кампании Зеленского последовательно поддерживал канал «1+1». Он будет поддерживать и партию?

Это личное дело канала.

В 94-м округе от вас по мажоритарке идет креативный продюсер департамента журналистских расследований «1+1» Александр Дубинский. Во время президентской кампании в одной из программ департамента Порошенко обвинили в причастности к убийству его брата. Был большой скандал. Если мы говорим о черных технологиях, такие методы для вас приемлемы?

Нужно смотреть каждую конкретную ситуацию, материал, с чем он связан, где его источники. Я думаю, что Александр, как и все журналисты, которые будут с нами идти, человек, который состоялся в профессии, несмотря на разные оценки. Мало случаев, когда с журналистами в политике происходило что-то не то. Думаю, что и наши журналисты, в случае, если станут депутатами, тоже будут с позицией.

От «Слуги народа» по мажоритарке будут баллотироваться три журналиста «1+1», вам их рекомендовали?

Ну, это был такой двусторонний процесс. В случае с Дубинским мы практически одновременно подумали об одном и том же. Мы обратили внимание, что эти люди могли бы быть кандидатами, поговорили с ними, провели собеседования, послушали их видение. У Дубинского, к примеру, есть медийная составляющая, он по несколько встреч проводит с бабушками, избирателями.

Я спрашиваю, потому что в одном интервью у вас проскользнула фраза: «посмотрим, как будут вести себя «плюсы» на этих выборах». Это что значит?

Да, это надо посмотреть. Наличие в списке гендиректора канала [Александра Ткаченко] еще ни о чем не говорит.

У вас в программе есть предвыборное обещание лишить собственников медиа возможности влиять на то, что говорят журналисты. Вы его реализуете?

Тут надо немного уточнить. Я не знаю, насколько вошла в программу сама суть мысли. Когда мы обсуждали это с Владимиром, в первую очередь, речь шла об информационной политике. Идея в том, чтобы обезопасить новостную редакцию от влияния собственника. Это, по-моему, нормальная идея.

Каким образом это можно сделать?

Мы сейчас ищем юридические возможности. Комитет, который будет касаться информационной политики, будет нарабатывать эту позицию.

В этот комитет будет входить Ткаченко?

Надо обсудить с Александром. Я думаю, ему это будет интересно. Ему есть что сказать. На самом деле — это фейсбуктренд «давайте поставим Ткаченко 5 тыс. дизлайков» [на сайте партии «Слуга народа», где можно голосовать и оставлять отзывы о кандидатах в депутаты, у Ткаченко больше 5 тыс. дизлайков], а он работал с 1993 года. Половина тех комментаторов тогда еще в школу ходили.

Ваши постпраймериз вообще создают почву для того, чтобы кого-то «замочить», кого-то поднять.

Решение все равно принимает партия. Мы изучили лайки и дизлайки. Сейчас добавили комментирование, и уже так просто дизлайк ты не поставишь — надо прокомментировать, почему.

Люди, которые финансировали президентскую кампанию Зеленского через избирательный фонд, есть в списке партии?

Насколько я знаю, нет. Надо уточнить.

Новый член набсовета «Укроборонпрома» Айварас Абромавичус рассказывает про аудит, новых топ-менеджеров концерна и борьбу с коррупцией — блиц-интервью

Просмотры:
13840
Автор:
Мария Ульяновская
Дата: