75 лет назад союзники открыли Второй фронт в Нормандии. Операция чуть не сорвалась из-за кроссворда в газете, а Гитлер ее просто проспал

Просмотры:
7056
Автор:
Сергей Пивоваров
Дата:
75 лет назад союзники открыли Второй фронт в Нормандии. Операция чуть не сорвалась из-за кроссворда в газете, а Гитлер ее просто проспал

Высадка десантников на побережье Нормандии в «День Д». 6 июня 1944 года.

Hulton Archive / Getty Images

Семьдесят пять лет назад, 6 июня 1944 года, войска союзников высадились на побережье Нормандии во Франции. Это ускорило поражение Германии во Второй мировой войне. Начальная фаза операции «Повелитель» (Overlord) стала крупнейшей высадкой морского десанта — в ней участвовали около трех миллионов солдат из Великобритании, США и Канады. Шестое июня вошло в историю как «День Д» — военный термин для обозначения начала операции. Ко вторжению готовились больше года, руководил им американский генерал Дуайт Эйзенхауэр. Союзники запустили масштабную кампанию по дезинформации немцев, чтобы скрыть настоящие время и место высадки. Для этого создали несколько фальшивых армий с картонными самолетами и надувными танками. Помог союзникам и удачный прогноз погоды, когда метеорологи предсказали небольшое «окно» без дождя и шторма. Немецкое командование не ожидало вторжения, оно не поверило даже кодовому сообщению о начале операции, которое передало радио ВВС. Гитлер накануне высадки лег спать, и его не решались разбудить до обеда следующего дня. theБабель вспоминает самые невероятные обстоятельства подготовки и проведения Нормандской операции.

Масштабная дезинформация

Весной 1943 года английское и американское командование разработало операцию Fortitude («Стойкость»). Это была масштабная кампания по дезинформации немцев о месте и времени высадки, а также о реальном количестве сил союзников.

В Шотландии создали мифическую 4-ю британскую армию, которая «готовилась» к нападению на Норвегию. В действительности она существовала только в радиоэфире. Немецкие связисты регулярно «перехватывали» сообщения о развертывании подразделений, проблемах холодной погоды, поставках креплений для лыж, тренировок с инструкторами-альпинистами. В итоге к началу лета 1944 года Гитлер отправил в Норвегию 13 дополнительных дивизий из Франции.

Самым успешным этапом операции Fortitude было то, что удалось убедить немецкое командование в том, что высадка состоится не в Нормандии, а в районе Па-де-Кале. Именно здесь самое узкое место пролива Ла-Манш между Британией и Францией. Поэтому в районе портового города Дувр создали еще одну мифическую 1-ю американскую группу армий под командованием генерала Джорджа Паттона, которого немцы считали лучшим командующим среди руководства сил союзников. Он регулярно выезжал на «смотры войск» вместе с фотографами, а снимки и отчеты о его «инспекциях» печатались в британских газетах. А в это время настоящий руководитель операции по вторжению — американский генерал Дуайт Эйзенхауэр — оставался в тени. К кампании по дезинформации подключили и разветвленную сеть двойных агентов.

Карта Нормандской операции, на которой обозначены реальные места высадки десанта союзников и расположение немецких войск.

U.S. Army / Wikimedia Commons

Американский историк Стивен Эмброз в книге «День Д» описывает, как несуществующая армия «организовывала ложные радиосообщения, «плохо замаскированную» десантную флотилию в портах, поля, напичканные орудиями и танками, сделанными из папье-маше и резины. «Шпионы» докладывали об активизации деятельности вокруг Дувра, строительстве, железнодорожных перевозках, перемещениях войск. Импровизированный нефтяной причал в Дувре, сооруженный декораторами из киноиндустрии, действовал на полную мощность».

Британский генерал Бернард Монтгомери должен был командовать всеми сухопутными силами союзников во время штурма в Нормандии. Незадолго до дня высадки для него подобрали актера-двойника, которого переодели в генеральскую форму и отправили в штаб союзников в Северную Африку.

Все это сработало настолько хорошо, что немцы сосредоточили основные силы в районе французского порта Кале. И первые несколько дней после высадки в Нормандии не посылали туда подкрепление, считая ее отвлекающим маневром.

Генерал Монтгомери выступает перед прессой во время вторжения в Нормандию. 6 июня 1944 года.

Library and Archives Canada

Успешной была и дезинформация противника о численности войск. К тому времени британцы взломали код немецкой шифровальной машины «Энигма». В одном из перехваченных сообщений Гитлер говорил о 80 дивизиях союзников — на самом деле их было почти вдвое меньше.  

Плохая погода

Изначально операцию по высадке войск союзников планировали начать 5 июня. Но к этой дате погода сильно испортилась: сильные дожди и штормовой ветер поставили под угрозу форсирование Ла-Манша и высадку десанта на побережье. Улучшение ожидалось только к середине месяца. Вечером 4 июня метеорологи доложили Эйзенхауэру, что после полуночи 5 июня ожидается небольшое погодное окно, когда стихнут дождь и шторм. У него было три варианта: решиться на операцию в запланированные сроки, как настаивали генерал Монтгомери и еще несколько командующих; отложить высадку на несколько недель до благоприятной погоды; положиться на последний прогноз и перенести операцию на 24 часа.

Генерал Эйзенхауэр общается с десантниками накануне вторжения в Нормандию. Вечер 5 июня 1944 года.

National Archives and Records Administration

В итоге Эйзенхауэр выбрал последний вариант: «Я пришел к совершенно определенному убеждению, что мы должны отдать приказ на вторжение 6 июня. Мне это самому не нравится, но так дела сложились... Я не вижу иного возможного решения». Он понимал, что это очень рискованное решение, и поэтому даже написал текст обращения на случай провала операции, в котором всю ответственность брал на себя.

Черновик обращения, написанного генералом Эйзенхауэром на случай провала операции. От волнения он перепутал месяцы и написал «июль» вместо «июня». Вечер 5 июня 1944 года.

Dwight D. Eisenhower Library / National Archives and Records Administration

У немецкого же командования данных о погодном окне не было. Поэтому там были уверены, что высадки союзников в ближайшие дни ждать не стоит. Вечером 4 июня, когда Эйзенхауэр решил начать операцию 6 числа, командующий немецкой обороной побережья генерал Эрвин Роммель уехал в Германию на юбилей жены. Руководство сухопутных войск отменило режим повышенной боевой готовности, введенный в середине мая. А военно-морское командование прекратило патрулировать Ла-Манш.

Неготовность немцев

О замедленной реакции немцев на действия союзников в первый день вторжения ходили легенды. Роммель был в Германии, разъехались и большинство военачальников высокого ранга, поэтому в войсках царили неразбериха и неопределенность. Как потом напишет заместитель начальника штаба Верховного командования Вермахта генерал Вальтер Варлимонт, «5 июня 1944 года у германской верховной ставки не имелось никаких данных о том, что решающая операция вот-вот начнется».

Фельдмаршалы Герд фон Рундштедт (в центре) и Эрвин Роммель (справа) в ставке командования европейской армии Германии в Париже. Декабрь 1943 года.

German Federal Archive

Британский историк Макс Гастингс описывает, что происходило в расположениях немецких войск в укрепрайоне «Атлантический вал» накануне высадки союзников. «В полдень 5 июня капрал Вернер Кортенхаус, радист из танкового полка дивизии, повез белье своего экипажа местной крестьянке, которая стирала им уже многие недели. Сержант Гейнц Никман из парашютной дивизии Люфтваффе, расквартированной за Неверсом, ушел с базы, чтобы вечером отдохнуть в местном солдатском клубе-столовой. Полковник Кауфман из учебной танковой дивизии справлял медовый месяц в Штутгарте. Капитан Вагеман из 21-й танковой дивизии был дежурным офицером в штабе в отсутствие старшего офицера штаба, который находился в Париже, а командир дивизии проводил личное время, как считали, с любовницей. Зепп Дитрих, командир 1-го танкового корпуса СС находился в Брюсселе. А командующий 7-й немецкой армией Долман вместе с большинством своих старших офицеров были на военных играх в Ренне». Когда утром 6 июня командир 91-й немецкой дивизии генерал-лейтенант Вильгельм Фалей возвращался в свой штаб после этих игр, он наткнулся на британских десантников и был убит.

Немецкие солдаты сдаются в плен через несколько дней после вторжения союзников в Нормандию. 9 июня 1944 года.

U.S. Army / The LIFE Picture Collection / Getty Images

Вечером 5 июня Гитлер лег спать в своей резиденции в Берхтесгадене, приказав адъютантам не будить его ни в коем случае. Проснулся он только к обеду следующего дня. Все это время немецкие генералы ждали его приказа, чтобы отправить подкрепление в Нормандию. Однако Гитлер еще несколько дней не мог поверить, что операция в Нормандии не является отвлекающим маневром. Основные силы немецкой армии продолжали ждать высадки союзников в Кале.

Послание Верлена

Пятого июня 1944 года в 21:15 по лондонскому времени в радиоэфире ВВС прозвучали первые строки стихотворения «Осенняя песня» Поля Верлена: «Протяжные рыдания скрипок осени \ Мне ранят сердце щемящей тоской». Это был условный сигнал для бойцов французского Сопротивления о начале вторжения войск союзников.

К тому времени немцы уже знали этот код. И, перехватив это сообщение, радисты тут же доложили о нем в штаб командующего немецкими войсками в Европе генерала Герда фон Рундштедта. На протяжении всего мая британское радио передавало много ложных сведений, и каждый раз войска противника поднимались по тревоге. Теперь же в штабе доклад радистов не восприняли всерьез, а один из офицеров заявил, что «глупо было бы надеяться на то, что союзники заранее оповестят о вторжении по ВВС».

Ведущие радиоэфира ВВС в Лондоне. Март 1944 года.

KEYSTONE-FRANCE / Gamma-Rapho via Getty Images

Поэтому когда в штаб фон Рундштедта позвонил офицер расположенной в Нормандии 7-й армии, ему сказали, что поднимать войска по тревоге не нужно. И ограничились предупреждением, что переданный радиостанцией ВВС условный сигнал «может означать лишь повсеместную вспышку актов террора и диверсий».

Совпадения и случайности

Операцию по высадке войск союзников в Нормандии разрабатывали более года в условиях строжайшей секретности. Генерал Эйзенхауэр разжаловал и отправил домой двух высокопоставленных офицеров «за излишнюю болтливость» в барах. Командование запретило все поездки в тот регион Англии, где войска готовились ко вторжению. Несмотря на все меры предосторожности, время от времени происходили случайные утечки секретной информации.

Еще на начальной стадии разработки операции копию планов внезапным порывом ветра унесло в открытое окно штаба в Лондоне. Их вернул военным случайный прохожий. Он объяснил, что не смог их прочитать из-за плохого зрения. Позже один из военных по ошибке отправил сестре в Чикаго вместо письма связанные с операцией секретные документы.

Карта части Западной Европы в штабе союзников в Лондоне во время планирования операции по высадке войск в Нормандии. 1943—1944 годы.

Bibliotheque municipal de Cherbourg-Octeville / PhotosNormandie / Flickr

Но самой необычной была история с кроссвордами в британской газете The Daily Telegraph. Перед самым началом высадки британская разведка обнаружила в кроссвордах издания кодовые слова: «Юта» и «Омаха» — места высадки на побережье; «Нептун» — название морской части операции; «Повелитель» (Overlord) — кодовое название всей Нормандской операции. Срочно разыскали составителя кроссвордов, им оказался обычный школьный учитель из английской глубинки Леонард Доу. Его допрашивали несколько дней. Как потом вспоминал Доу, «меня буквально вывернули наизнанку». Но он объяснил подбор слов для своих кроссвордов простым совпадением. В итоге разведка не нашла никаких связей Доу с немцами. Его отпустили, расследование засекретили, а операцию решили не откладывать. 

Шестого июня парламент должен рассмотреть закон о незаконном обогащении чиновников. Что в нем написано? Он соответствует Конституции?

Просмотры:
7220
Автор:
Оксана Коваленко
Дата: