«Некоторые говорят: «Нас обдурили». Но нас тоже полгода дурили, а в итоге все есть как есть». Почему «Мрия» так и не пролетела над Венецией

Просмотры:
2546
Автор:
Тома Балаева
Дата:
«Некоторые говорят: «Нас обдурили». Но нас тоже полгода дурили, а в итоге все есть как есть». Почему «Мрия» так и не пролетела над Венецией

Артем Марков / Дарья Светлова / theБабель

9 мая на Венецианской биеннале должен был пролететь самолет Ан-225 — в рамках проекта «Падающая тень «Мрии» на сады Джардини» художественного коллектива Открытая группа. Эти художники выиграли право представлять Украину на биеннале еще в октябре, но у их идеи сразу нашлось много противников в арт-среде. Скептики говорили, что полет невозможен, самолету не удастся отбросить тень на безопасной высоте, это слишком дорого и трудоемко. Предлагали заменить Открытую группу кем-то другим. Месяц назад «Авиалинии Антонова» отказались предоставить Ан-225 для биеннале. В итоге «Мрия» действительно не полетела, а художники выпустили релиз, в котором намекнули, что так и было задумано. theБабель пообщался с Открытой группой и вспомнил всю историю «Падающей тени «Мрии» на сады Джардини».

В октябре 2018 года Министерство культуры объявило, что куратором национального павильона на Венецианской биеннале 2019 года станет Открытая группа. Это объединение четырех художников — Юрия Билея, Павла Ковача, Антона Варги и Станислава Турины, они выиграли конкурс Минкульта. По задумке их проекта «Падающая тень «Мрии» на сады Джардини», самый большой в мире транспортный самолет Ан-225 должен был пролететь над Венецией и отбросить тень на главную локацию биеннале. На борту самолета должен был находиться жесткий диск с информацией обо всех украинских художниках — каждый, кто считает себя таким, мог заполнить заявку на сайте украинского павильона.

Все время с момента объявления проекта-победителя вокруг «Падающей тени «Мрии» шел скандал. Пролетит ли «Мрия» над Венецией, до последнего точно не мог сказать никто. Художников обвиняли в том, что их проект невозможно реализовать — «Мрия» не сможет отбросить тень на безопасной высоте и быть при этом видимой с земли; это слишком дорого и трудоемко — чтобы полет состоялся, нужно было получить разрешения от мэрии Венеции и Управления гражданской авиации Италии, разработать маршрут.

В январе в интернете появилось открытое письмо министру культуры Евгению Нищуку от группы художников и деятелей искусства. Они просили министра собрать комиссию, которая «рассмотрела бы текущее состояние подготовки представления Украины на Венецианской биеннале». Письмо подписали 28 деятелей искусства, среди них — художник и директор Одесского художественного музея Александр Ройтбурд и галерист Евгений Карась. Противники «Падающей тени» требовали от Министерства культуры повторно провести конкурс и выбрать другой проект. Минкульт ответил, что оснований для этого нет, а 14 марта президент Петр Порошенко написал пост — о том, что «Мрия» все-таки полетит.

«Мрия» должна была пролететь над Венецией 9 мая, а ее полет — транслироваться в прямом эфире. Но этого не случилось. На видео — только небо. В тот же день на сайте Открытой группы появился текст о том, что такое «мрия» в контексте биеннале и жизни. Там говорится, что каждый украинский художник мог «отбросить тень на Джардини, просто заполнив анкету». В тексте написано: «Павильон стал результатом как очевидных, так и тайных действий основных участников ситуации. Результат сложных отношений, конфронтаций и коалиций будет отображаться как «станция» для передачи мифа — мифа о полете «Мрии» над Джардини».

В тот же день издание «Громадське» написало, что, по замыслу художников, «Мрия» и не должна была лететь, или, как минимум, полет не имел значения. Примерно это же написано в новости на сайте Министерства культуры: «Мрия» не пролетела над парковой зоной 58-й выставки современного искусства в Венеции, но это и было задумкой кураторов, которые создали историю о полете, сконструировав миф».

В разговоре с theБабелем один из художников Открытой группы Павел Ковач сообщил, что это не так. «Мрия» должна была лететь, но помешали внешние обстоятельства. «В новостях написали, что так и задумывалось, но так не задумывалось. Мы вместе с Министерством культуры полгода делали все возможное, чтобы «Мрия» полетела. Но [полет] — только часть проекта. В украинском павильоне на биеннале можно увидеть историю переговоров о полете, и зритель может попытаться разобраться в этом. Хотя мы сами до сих пор не разобрались», — сказал Ковач. Он объяснил, что где-то за месяц до биеннале художники получили письмо от «Авиалиний Антонова», где говорилось, что самолет не сможет отбросить тень и вообще полететь, потому что находится на технической проверке. «После этого в Открытой группе был тяжелый период. В [каждом из] нас боролся художник и гражданин. Если бы мы сказали всем, что «Мрия» не полетит, нам бы ответили: «Какой ужас! Проекта не будет. Катастрофа». Наша художественная позиция от этого бы сильно пострадала. Мы до последнего, в агонии пытались что-то сделать, чтобы она полетела», — говорит художник.

У искусствоведов нет единого мнения о том, что произошло. Эксперт по современному искусству Катерина Тейлор написала, что ей нравится идея проекта и шум вокруг него, но что имелось в виду в официальном релизе Открытой группы, она не понимает. «Выглядит так, как будто ну не получилось. […] Мы как бы все немножко чувствуем себя обманутыми. И, конечно, это тоже может быть задумкой авторов. И тогда браво. Но больше похоже на фейл из-за бюрократии и коррупции», — написала Тейлор. В комментариях ее поддержал Александр Ройтбурд. Исследовательница современного искусства Елена Червоник, наоборот, считает проект Открытой группы вполне понятным, ведь материалом для него стало общество, «или более узко — художественная сфера в Украине, со всеми ее связями, ожиданиями, стереотипами». «Здесь нет зрителей, все — участники», — написала Червоник.

Сами члены Открытой группы считают свой проект успешным, а украинский павильон — одним из лучших на биеннале. «Да, некоторые люди говорят: «Нас обдурили». Но нас тоже полгода дурили, и мы старались как-то это довести [до конца]. Но, в конце концов, все есть как есть», — говорит Павел Ковач.

Трек «Охрана, отмєна» певицы Jerry Heil набрал почти 2 миллиона просмотров на YouTube. Как она восемь лет шла к своему первому вирусному хиту — в большом профайле theБабеля

Просмотры:
23989
Автор:
Тереза Лащук
Дата: