Трек «Охрана, отмєна» певицы Jerry Heil набрал почти 2 миллиона просмотров на YouTube. Как она восемь лет шла к своему первому вирусному хиту — в большом профайле theБабеля

Просмотры:
23989
Автор:
Тереза Лащук
Дата:

Четвертого апреля украинская певица Яна Шемаева, больше известная как солистка группы Jerry Heil, выпустила трек «Охрана, отмєна». Через несколько дней оказалось, что это настоящий вирусный хит: ироничный, с эмоцией, близкой и понятной всем, готовыми мемами в тексте, современным саундом и изобретательным припевом — который, к тому же, легко запомнить. За два месяца видео набрало 1,8 миллиона просмотров. Осенью Яна Шемаева планирует выпустить альбом и дать концерт в одном из главных киевских клубов — Atlas. Она шла к первому вирусному хиту восемь лет: пела каверы, репетировала в гараже, участвовала в «Х-факторе», меняла рекорд-лейблы (одним из которых был Vidlik Records Евгения Филатова). Корреспондентка theБабеля Тереза Лащук встретилась с Яной Шемаевой, поговорила с музыкальными журналистами о саунде и путях раскрутки артистов, расспросила блогеров и контент-специалистов о продвижении в соцсетях — и рассказывает, могут ли повторить путь Яны другие молодые исполнители. Фотографии — Андрей Бойко, специально для theБабеля.

Андрей Бойко / theБабель

1

В 16 лет Яна Шемаева выложила свое первое видео на YouТube — кавер на песню Somewhere Only We Know группы Keane. Она села за компьютерный стол, с которого даже не убрала стопку книг, поставила камеру сбоку — так, что ее голова была видна в профиль, включила «минус» и начала петь. Тогда Яна решила, что станет украинской версией российской блогерши Кати Клеп, а ее псевдонимом будет Jerry Heil.

В 2014 году она подумала, что с одними каверами не раскрутиться, и начала делать разговорные видео. К тому времени на ее канале уже было около пяти тысяч подписчиков. На первом разговорном видео под названием «Вещи, которые меня бесят» Яна со смешными хвостиками сидела у себя дома — тогда она жила в городе Васильков Киевской области — и перечисляла: «Третья вещь, которая меня бесит больше всего, — это тенденция современной молодежи приписывать себе какие-то психические заболевания».

Шемаева снимала видео на разные трендовые темы: раздумывала над тем, что ей в себе не нравится, советовала, как выбирать косметику или бороться со стрессом. «Я часто снимала «ни о чем», но со временем поняла, что это не дает фидбека, — вспоминает она сейчас. — Тем не менее, несколько тысяч на канале уже было. Я вернулась к каверам».

Первую волну популярности Jerry Heil принес кавер на песни группы «Океан Эльзы». Летом 2016 Яна перепела весь их альбом «Без меж» за восемь минут. К тому времени у нее уже был собственный стиль исполнения — под приглушенную музыку, которую делала сама, миксуя свой голос с электронными битами. Фронтмен группы Святослав Вакарчук перепостил кавер в Twitter со словами: «Это стоит услышать!» Пост набрал больше тысячи лайков и полсотни репостов. «Я поняла, что нужно делать каверы на украинских музыкантов, потому что есть отдача», — говорит Яна. Впоследствии ее кавер-видео на свои песни репостили Onuka, The Maneken и Pianoboy.

Андрей Бойко / theБабель

2

Яна родилась 23 октября 1995 года в городе Василькове Киевской области — это районный центр в 20 километрах от столицы, с 35 тысячами жителей. Ее родители работали и работают сейчас мясниками, мясо они обрабатывали прямо на заднем дворе дома. «Это происходило так: папа ехал в «поездку» в село на Полтавщине, покупал свиней, привозил, и в течение недели их по одной резали. А потом они с мамой продавали мясо и сало на рынке. В детстве я могла подойти, после того как свинью обожгли, и сказать: “Папа, отрежь мне свиные уши”. Любила их есть», — говорит Яна.

Андрей Бойко / theБабель

Сейчас Яна сыроедка: в 19 лет она отказалась от молочных продуктов, а в 22 — от мяса. Тогда она была дома у родителей и листала сторис в Instagram. На одной из них повар резал сырое мясо. Яну стошнило. «Когда я сказала родителям, что сыроедка, папа долго молчал. Ходил по дому взад-вперед — планировал, как быть, — вспоминает Яна. — Вернулся со словами: “Завтра я беру тебя за руку — и идем к психологу”. “К психиатру!” — поправила мама срывающимся голосом. Папа долго обижался, не давал делать с ним селфи, пока я не начну есть мясо. Сейчас смирился. Отшучивается. Звонит: “Когда на шашлычки?”».

С трех лет Яна ходила в музыкальную школу и большую часть времени проводила там. Изучала эстрадный и академический вокал, игру на фортепиано, слушала инди-рок, любила The Kooks и Keane. В 15 она начала писать собственную музыку, снимала каверы на группы, которые ей нравились. После школы закончила Киевский институт музыки имени Р. М. Глиэра по специальности «хоровой дирижер», затем поступила в Национальную музыкальную академию Украины имени П. И. Чайковского на композитора, но бросила вуз на втором курсе. По словам Яны, ей было скучно среди студентов, большинство из которых пришли учиться только после музыкальной школы. Она сказала преподавательнице, что «что-то не так», и ушла.

3

В 2014 году Шемаева устроилась на работу в маленький ресторан мексиканской кухни «Сальвадор» в Василькове. Она играла на синтезаторе и пела каверы, а друг аккомпанировал ей на гитаре. За вечер им платили 50—100 гривен.

Параллельно Шемаева раскручивала свой Instagram и пыталась расширить аудиторию канала на YouTube. Несколько раз компания AIR, которая занимается монетизацией видео в этой соцсети, предлагала Яне сотрудничество. Со временем блогерше приглянулся их партнер — «Сквозь». Это украинский канал, который производит в основном русскоязычные видео, поэтому большая часть его аудитории — российская. «Сквозь» отсняли с Яной несколько роликов, в которых Шемаева совместно с ведущим канала записывала лаунж-каверы на треки поп-звезд: в 2016 году вышло кавер-видео на песни групп «Ленинград», «Время и Стекло» и рэппера Пики, в 2017 году — на российских рэпперов Тимати и Гуфа. После этого на канал Яны «пришли» десять тысяч человек, почти половина — из России. «Тогда решила, что буду раз в месяц снимать видео на русском — чтобы удерживать эту аудиторию, а все остальные видосы будут на украинском. Мне казалось, что таким образом я смогу их приучить к украинскому языку», — вспоминает Яна. Однако эта идея не понравилась украинским подписчикам, которые начали писать комментарии о том, что Яна «прогнулась». Сама она говорит, что ей было лень всерьез заниматься этими видео.

В 2017 году Яна вместе с товарищем, с которым они играли в ресторане, решили создать группу. Они позвали еще двух своих знакомых и начали репетировать в гараже, в киевском промышленном районе, куда Яна приезжала из Василькова. Группа вскоре распалась. В то же время Яна выступала сольно. Как-то ее позвали на мероприятие «Селекция», которое организовывало радио «ДжемFM», — там награждали звезд эстрады. Яна пела попурри, организаторам понравилось, и они пообещали взять в ротацию ее собственную песню. Шемаева быстро записала трек «Де мій дім» и начала искать саунд-продюсера — отправила демо-версию в две компании: Masterskaya и Vidlik Records. На следующий день ей пришел ответ от Vidlik Records. «Когда [солистка группы ONUKA] Ната [Жижченко] мне написала, что ей и [продюсеру] Евгению [Филатову] понравилось, я подумала: “ЧТО”? Начала себя щипать. Не могла поверить, я считала Нату святой в украинской музыке».

Шемаева подписала контракт с Vidlik Records, в тот же год выпустила свой первый мини-альбом «Де мій дім». В нем всего четыре песни — лирические и грустные. На обложке Яна в лакированной черной кожанке, с обнаженным плечом. Она говорит, что ей всегда нравился сентиментальный образ. «Когда мы впервые увиделись с Натой, она мне сказала: “Тебе не надо придумывать никакие образы. Ты вот такая, из Василькова, простая”».

Андрей Бойко / theБабель

У Vidlik есть определенный стиль, который прослеживается в музыке всех исполнителей лейбла, и Шемаева не стала исключением. «Музыка ее первого релиза приятная, в ней много интересных вокальных нюансов, но нет хитового потенциала, — объясняет музыкальный журналист Александр Вареница, который по просьбе theБабеля проанализировал творчество Яны. — Это просто не тот тип музыки, который «выстреливает». «Выстрел» — это обычно какой-то мем, прикол, песня с «крючком» — текстовым или мелодическим».

По мнению еще одного музыкального журналиста, Алексея Бондаренко, альбом «Де мій дім» был недостаточно оригинальным. «Музыка в нем хорошая, но слишком проходная. Обычный поп на украинском под электронные инструменты», — говорит он. Впрочем, альбом «Де мій дім» вошел в топ iTunes, но Vidlik Records ничего на нем не заработал. В этом году другой лейбл — Best Music — предложил Яне сотрудничество на более выгодных условиях, и она согласилась. Яна утверждает, что с Vidlik они остались в дружеских отношениях. «Без Vidlik у меня ничего бы не получилось, — говорит она. — Женя [Филатов] бесплатно делал мне мастеринг, а он у него дорого стоит». Евгений Филатов на вопрос theБабеля о сотрудничестве с Шемаевой не ответил.

4

В августе прошлого года имя Яны впервые появилось в украинских музыкальных изданиях. Причиной тому стал спор об авторских правах на песню “Believer” американской группы Imagine Dragons — кавер на него Яна выложила у себя на YouTube. Правами на эту песню владеет компания Universal Music, в Украине ее представляет лейбл Comp Music, который и подал на Яну жалобу в YouTube. Оказалось, что на канале Jerry Heil еще несколько каверов на песни из каталога Comp Music, компания отправила ряд других жалоб на певицу — канал угрожали закрыть. Яна на остановке сняла видео, где попросила подписчиков собрать необходимую для штрафа сумму. Этих денег хватило, чтобы выкупить три трека, но пришлось убрать «под замок» большинство влогов на канале.

Через несколько месяцев после скандала на канале шоу «X-фактор» появилось видео с выступлением Шемаевой. Яна пела попурри на песни Олега Винника, одного из членов жюри. Получила четыре «да», но на следующем этапе конкурса, который не показывают на телевидении, Яну отсеяли. Как она рассказывает, ведущая Оксана Марченко просто зачитала фамилии конкурсантов, которые проходят, а ее имени среди них не оказалось. Яна не расстроилась — говорит, что рассматривала шоу как пиар-площадку и пошла на него из расчета, что после публикации видео с кастинга зрителей на ее YouТube-канале станет больше.

«X-фактор» действительно дал старт многим молодым исполнителям. Дмитрий Монатик был участником шоу в 2010 году, а Melovin и Алина Паш стали финалистами в 2015 году. Однако из-за истории с Imagine Dragons все влоги Яны были заблокированы, поэтому увеличить аудиторию на YouТube ей не удалось. Но определенное количество людей все-таки перешли в ее Instagram. «Талант и хороший контент сочетались с абсолютной бизнес-безграмотностью, — говорит главный редактор Karabas LIVE Игорь Панасов. — Этот прецедент стал уроком для всего шоу-бизнеса». Впрочем, история сыграла на пользу молодой исполнительнице, добавив ей узнаваемости.

5

Несколько лет назад в Украине появились группы, которые занимались своей раскруткой именно в соцсетях. Харьковская инди-поп группа Pur:Pur, инди-группа из Кривого Рога Brunettes Shoot Blondes, киевское кабаре-бэнд Dakh Daughters, харьковский поп-панк коллектив «Пошлая Молли» — всех объединяет одно: они начинали с YouТube или обрели в нем существенную долю своей популярности.

Первый клип «Пошлой Молли» — «Любимая песня твоей сестры», который выложили в июне 2017 года, набрал более 12 миллионов просмотров. Солист Кирилл Тимошенко родом из Харькова, но он сразу взял курс на российский рынок и в первый свой тур поехал по городам России. Brunettes Shoot Blondes стали известными в 2014 году благодаря клипу Knoсk Knoсk, который посмотрели более 11 миллионов раз. Dakh Daughters выступали с концертами в театре «Дах» (в Киеве и Париже), но массовой аудитории стали известны после того, как клип Rozy/Donbass набрал почти 2 миллиона просмотров. Группу Pur:Pur заметил продюсер Эдуард Шум, когда они выложили свое дебютное видео на песню Cosmic Girl.

Но только через соцсети в Украине все равно не раскрутиться. Основной путь — телевидение. Туда пытаются попасть разными способами — кто через талант-шоу, кто через Национальный отбор на «Евровидение»: таким путем несколько лет назад пошли те же Brunettes Shoot Blondes и Pur:Pur. Это одно из самых рейтинговых шоу, и даже проигрыш дает значительный толчок для раскрутки артистов.

«Охват аудитории на ТВ в Украине выше и интенсивнее, чем на YouTube, — подтверждает Игорь Панасов. — Динамика есть, за последние три года в YouTube подтянулась аудитория людей 30—40 лет. Но одно появление в прайм-тайме на телевидении приносит примерно ту же популярность, что и год работы в YouTube. Если говорить о Jerry Heil, то у нее был период позитивного сотрудничества с Евгением Филатовым. Именно это и вывело ее в музыкальную индустрию».

Андрей Бойко / theБабель

6

В конце 2018 года Яне написал саунд-продюсер Юра Водолажский и предложил записать одну из ее песен. По словам Яны, песня была специфическая, поэтому они эту идею отложили, но Водолажский познакомил Яну с музыкантом Романом Череновым (Morphom). Накануне Нового года Яна с Morphom записали один трек, но работать вместе им настолько понравилось, что в начале марта этого года они выпустили вторую совместную песню — «Охрана, отмєна». Она быстро начала набирать просмотры, Morphom решил остаться в проекте. И теперь Jerry Heil — не просто псевдоним блогерши, а название ее группы. На песню «Охрана, отмєна» они планируют снять клип, что значительно увеличит количество просмотров.

На этот раз Яна писала заведомый хит. «Сингл «Охрана, отмєна» простой по форме, его легко напеть, там интересные крючки-рифмы, ироничный текст, — объясняет Александр Вареница. — Практически все атрибуты идеального вирусного хита». Кроме того, Яна нашла свободную нишу — сейчас в Украине почти нет поп-музыки такого формата. «В женской поп-музыке есть или величественная Тина Кароль с патетическими текстами и песнями о вечной любви и предательстве. Или карикатурная Оля Полякова, но она воспринимается скорее как фарс, — говорит Алексей Бондаренко. — А вот «Охрана, отмєна» — это именно ироническая современная поп-музыка с понятным, но не вульгарным текстом, которая сразу запоминается. На дебютнике Jerry, как и большинство артистов, пыталась быть очень серьезной, играть в “настоящую поп-музыку”. А теперь она просто отпустила себя и выпустила легкий трек».

Андрей Бойко / theБабель

7

Яна Шемаева продолжает вести видеоблог. Говорит, что с канала на YouТube она до сих пор не получила никаких денег. Это стандартная ситуация. Как объясняет руководитель отдела видео в компании Genesis Савелий Барашков, некоторым блогерам не удается монетизировать свой канал на YouTube по ряду причин. В том числе и из-за наличия чужого контента в роликах. Что, скорее всего, и стало причиной в случае Jerry Heil.

Как монетизировать YouTube. Объясняет Савелий Барашков, руководитель отдела видео в Genesis Media

  1. Основные способы монетизации — встроенная реклама YouTube и прямая работа с рекламодателями. Также можно зарабатывать, рекламируя у себя другие, менее популярные каналы.

  2. В Украине очень низкая стоимость одного рекламного показа, поэтому наши блогеры ориентируются либо на прямую интеграцию (рассказать о кофемолке у себя в ролике), либо же на зарубежную аудиторию.

  3. Возможность включать в видео встроенную рекламу появляется после первой тысячи подписчиков и четырех тысяч часов просмотров в год (эти требования периодически меняются).

  4. Автор канала может монетизировать и продвигать его сам, но многие пользуются услугами так называемых MCN (Multi Channel Network). В Украине этим занимаются агентства AIR, Yoola, Genesis. MCN помогает с раскруткой, маркетингом, сводит блогера с рекламодателями — и за это берет процент от прибыли канала.

  5. Стоимость рекламы у блогера может начинаться от 500—1 000 долларов за интеграцию.

У Яны около 80 тысяч подписчиков в Instagram, он и приносит ей основной доход. Правда, этот заработок все равно нестабильный — «бывает 1 000 долларов [в месяц], бывает меньше». В Instagram можно заработать больше, однако на это влияет не только количество подписчиков, но и их активность. «Если не менее 25 процентов аудитории регулярно смотрят сторис, лайкают посты и пишут комментарии — это хорошая активность», — объясняет блогер Антон Скуратов, один из актеров канала Vertuha, на котором выходят вирусные комедийные ролики. На своей странице в Instagram он публикует много вайнов, пранков и смешных видео, на него подписаны 132 тысячи человек. На рекламе в Instagram он зарабатывает 30—40 тысяч гривен ежемесячно, один рекламный пост в его профиле стоит от 150 до 400 долларов. Реклама в сторис дешевле (ведь ее подписчики будут видеть только 24 часа) — от полутора до трех тысяч гривен. «Если вы систематически выпускаете контент [в Instagram], и вашей аудитории он подходит, ресурс сам выводит посты в топ и рекомендации, — объясняет Антон. — Так они набирают гораздо больший охват и, в итоге, подписчиков и фанатов».

Яна начала писать и продавать песни другим певцам. Многие из них пока не вышли, а из опубликованных — «Волосы цвета пшеницы» Яны Брилицкой. Jerry Heil хотели бы собрать сольный концерт в Atlas и планируют сделать это уже после выпуска альбома — он должен выйти осенью.

«Пока мне нравится то, что я делаю, — говорит Яна. — Нравится писать о наболевшем, как в «Білі кроси», нравится гнать и в то же время делать качественную музыку. Кто его знает, возможно, удастся выйти со своей музыкой на мировую арену».

Андрей Бойко / theБабель

Иванка Трамп твитнула и сразу удалила пост с фото Нацстратегии безопасности США

Просмотры:
1452
Автор:
Катерина Коваленко
Дата: