«За хорошими людьми надо бегать, соблазнять их, чтобы они шли в политику». Нардеп Егор Соболев — о выходе из «Самопомічі», новой партии и заявлении Садового

Просмотры:
4756
Автор:
Мария Жартовская
Дата:
«За хорошими людьми надо бегать, соблазнять их, чтобы они шли в политику». Нардеп Егор Соболев — о выходе из «Самопомічі», новой партии и заявлении Садового

Объединение «Самопоміч»

Девятого апреля председатель партии «Самопоміч» Андрей Садовый написал в Facebook, что «кое-кто из народных депутатов покинет фракцию». Кое-кем оказался народный депутат Егор Соболев. Он заявил, что имеет разногласия с руководством партии, и написал заявление о выходе. Позже пресс-служба «Самопомічі» сообщила, что из политсилы решил выйти и коллега Соболева — нардеп Семен Семенченко. Он заявил, что вместе с Соболевым создаст новую политсилу. В интервью theБабелю Соболев рассказал, какой будет эта партия, где будут брать средства, искать людей и чем его неприятно удивил Садовый.

Почему ты решил выйти из партии?

Первая проблема — очистка партии. Началось все с истории с Юрием Милобогом [бывший кандидат в мэры Кривого Рога от «Самопомічі», которого обвинили в переговорах с «Оппозиционным блоком»], который продался команде [Александра] Вилкула. Я выступал за то, что если кто-то не выдерживает давления — его немедленно надо выгонять.

Вторая проблема — мы по-разному относимся к тому, как представлять избирателей. Мы всегда дискутировали: достаточно просто позиции или надо выходить на улицу и быть с людьми. Протесты [за обширную политическую реформу] на [улице] Грушевского привели к созданию движения «Визволення», и мы действовали от его имени. Большая часть партийцев не соглашалась с тем, что мы так отстаиваем закон об антикоррупционном суде, новый избирательный кодекс, отмену депутатской неприкосновенности. После разгона лагеря на Грушевского я понял, что дальше неправильно идти вместе... На период выборов все внутренние противоречия нужно было забыть, и я ждал, когда кампания завершится. Я заранее уведомил партию, что если подходы не изменятся, то после 31 марта уйду. Независимо от результата президентских выборов.

Каким образом ты это сообщил, была личная беседа с Андреем Садовым?

Я уже вышел из партии и был большим критиком и рационализатором наших действий, пока оставался внутри. Я бы сейчас не хотел говорить плохо о людях, с которыми мы сделали много добрых дел.

Ты баллотировался по спискам партии и сейчас написал заявление о выходе из партии или из фракции тоже?

Я написал заявления о сложении полномочий члена политсовета, члена руководства и члена партии, а во фракции остался. Вчера был большой разговор с нашими депутатами. Я предложил написать заявление о выходе из фракции. Все, кто участвовал в заседании, ответили, что я избирался не как член «Самопомочі», а представлял инициативу «Воля». Меня спросили, есть ли вопросы к фракции. Я сказал, что нет. Они сказали, что нуждались и нуждаются в моей позиции внутри фракции, и она неоднократно была определяющей в трудные моменты. Предложили остаться как беспартийный член фракции. Аргументы — после 21 апреля парламент может иметь еще большую ответственность в отстаивании суверенитета и борьбе за честного прокурора и чиновников. Я с ними согласился. Если начнутся голосования, которые будут противоречить моим принципам, то я сложу полномочия члена фракции и депутата.

Как в партии и фракции приняли ваше с Семеном Семенченко решение о выходе?

Коллеги высказывали сожаление, что я ухожу. Одновременно несколько коллег сказали, что, по их мнению, мне нужно делать новую политическую силу. У меня есть достаточно опыта и энергии.

Ты вспомнил движение «Визволення». Новая политическая сила может быть создана на его базе?

Общественная организация останется общественной организацией. Никаких запасных аэродромов я не готовил и не вел переговоров о новой политической силе.

Когда может быть создана новая партия?

Я — за открытый процесс. После пленарной недели я пойду по единомышленникам, сформируем инициативную группу и будем предлагать людям принципы объединения. Первый — сильная внутренняя демократия и здоровая конкуренция с постоянным очищением. Второй — максимальная мобилизация людей, молодежи. За хорошими талантливыми людьми надо бегать, соблазнять их, как замуж, чтобы они шли в политику.

Людей надо подбирать, чтобы они соответствовали двум критериям — принципиальность и действенность одновременно. Есть в политике люди принципиальные, которые не скурвились, но считают, что достаточно держать позицию в Facebook. В наших условиях — недостаточно. Украина нуждается в политике — и парламентской, и уличной одновременно. Иначе ты не выиграешь.

Зачем создавать новую партию, ведь есть «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко, движение «Дій з нами», «Сила людей», «Люди важливі»?

Среди действующих партий проблема принципиальности и действенности — недопустимо большая. Я реально считаю, что «Самопоміч» лучшая из действующих партий, но и здесь эта проблема не решается так, как я это видел. Что касается других инициатив и объединений, будем говорить, это как раз наша обязанность — максимально объединиться.

Проблема Украины в том, что Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Петр Порошенко очень проактивны и настойчивы. Они очень эффективны, в том числе и в желании, чтобы люди поддержали их фейки и обман. А порядочные и принципиальные люди говорят: «Егор, что ты от меня хочешь. Я и так все силы на голосование потратил, отпусти меня домой к жене или на конференцию Брюссель».

Вчера были слухи, но ты их опроверг, что ты идешь в команду Зеленского. Ты с ним встречался или тебе предлагали присоединиться к команде?

Я не говорил ни с Зеленским, ни с его штабом, как и со штабом действующего президента. С самим Порошенко в последний раз я общался во время протестов на Грушевского.

Есть понимание, где брать финансирование на новую партию и кто может быть спонсором?

Это другой большой вызов — найти эффективных, принципиальных людей и найти для этого деньги. Украина уже готова финансировать политические проекты и инициативы сама, но она должна видеть, что это принципиальные и действенные люди. Здесь нужна большая работа в соцсетях, кабинетах и на улицах.

Будет ли Семен Семенченко, чья репутация неоднозначна, в новой политической силе?

На Семена вылили много грязи, и иногда реакции на эту грязь не были достаточно взвешенными. Я с ним часто говорил и говорю, но я знаю, как он живет. У него, в отличие от многих людей, которые пришли с фронта, нет не то что миллионов, а даже квартиры и машины. В важных голосованиях он никогда не промахивался и не колебался. Я не отказываюсь от партнерства с людьми только потому, что на них вылили много грязи.

В СМИ появилась информация, что из фракции могут выйти Александр Опанасенко, Иван Мирошниченко, Алексей Скрипник, Александр Данченко, это так?

Я, честно говоря, не от одного человека слышал: «Буду выходить, потому что большое давление и потому что политика в Украине — тяжелая и неблагодарная работа». Но думаю, что каждый должен отвечать сам за себя. Не понимаю, с какого перепугу Садовый объявил в Facebook, что из фракции выходит группа.

Спросил, с какого перепугу?

Я сторонник того, что проблемы нужно решать внутри, а если нет — выходить и объяснять. Я считаю, что по-честному начал обсуждение с партией, а потом лидер берет и пишет в Facebook. Мне это неприятно было читать, но это небольшой грех в украинской политике.

Что дальше будет с «Самопоміччю»?

Мы сделали много классных вещей, и в том, что страна продвинулась вперед, есть и наша заслуга. Мое мнение — надо утверждаться в консервативной партии и подбирать соответствующих людей, ориентироваться на соответствующих избирателей... Вчера кто-то на фракции сказал: «Встретимся в новом парламенте и будем формировать коалицию там». Я сказал: «Замечательный план».


Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter — мы исправим

Если Голанские высоты израильские, то Крым российский? Читатели WSJ спорят о решении Трампа, а госсекретарь США оправдывается в Сенате

Просмотры:
3125
Автор:
Сергей Пивоваров
Дата: