«Идиотский мозг»: Саботирует ли мозг нашу жизнь или у него все под контролем? Публикуем отрывок из бестселлера Дина Бернетта о том, насколько непросто жить с мозгом

Просмотры:
2284
Автор:
Лена Ковальчук
Дата:

Артем Марков / Дарья Светлова / theБабель

Нейробиолог Дин Бернетт является автором одного из самых популярных блогов на сайте Guardian — о мозге. Ученый вел его шесть лет, пока в июле 2018-го издание не закрыло сразу несколько научных блогов, включая и Бернетта. В списке достижений автора — 15 миллионов посещений за все время существования блога на Guardian, сотни лекций и книга «Идиотский мозг», которую уже перевели на 20 языков. Она объясняет нелогичную, неорганизованную и местами «грязную» работу мозга. Например, чем руководствуется наш мозг, когда в пустой темной комнате мы в куче вещей видим монстров, почему одни люди боятся высоты, а другие постоянно хотят острых ощущений, и нормально ли, что мы часто впадаем в ступор и сами не понимаем, что и зачем делаем. 7 марта книга Бернетта выходит в издательстве «Виват», автор посвятил ее всем людям, у которых есть «мозг», и отметил, что жить с ним не так просто, как кажется. С разрешения издательства theБабель публикует отрывок из книги, в которой нейробиолог Дин Бернетт развенчивает главные мифы о работе нашего мозга.

Караоке — это всемирно популярный вид досуга. Некоторым очень нравится, стоя перед незнакомыми людьми (обычно не совсем трезвыми), петь песню, которую они зачастую слышат впервые, не слишком беспокоясь по поводу своих вокальных данных. У меня нет результатов исследований этой проблемы, но я считаю, что между желанием и умением петь иногда существует устойчивая обратная зависимость. Употребление алкоголя, наверное, является ключевым фактором возникновения такого желания. А в эпоху популярности телевизионных шоу талантов обычные люди имеют возможность петь перед миллионной аудиторией, а не пьяной толпой.

Для некоторых из нас это совершенно ужасная перспектива. Один из сюжетов ночного кошмара. Попробуйте спросить людей, хотят ли они петь перед толпой слушателей. Уверен, что они отреагируют так, словно услышали, что должны жонглировать боевыми гранатами в обнаженном виде, а все их бывшие партнеры будут за этим наблюдать. Их лица бледнеют, они напрягаются, начинают часто дышать и демонстрируют еще множество других симптомов, свидетельствующих о реакции «бей или беги». Имея право выбора между публичным пением и участием в жестком бою, они, пожалуй, с радостью выберут смертельный поединок, лишь бы за ними не наблюдала многочисленная аудитория.

Что же происходит? Независимо от того, что вы думаете о караоке, оно не таит в себе никаких реальных рисков. Ну и что с того, что среди слушателей может быть много знатоков музыки? Конечно, в таком случае ваш сольный концерт не будет очень успешным. Вы можете ошибиться так, что почти каждый слушатель будет затыкать уши. Но что с того? Несколько человек, с которыми вы никогда больше не встретитесь, будут знать, что ваши певческие способности оставляют желать лучшего. Повредит ли вам это? Но если дело касается нашего мозга, он его придумает. Стыд, печаль, общественное унижение. Все это довольно сильные негативные чувства, которые вряд ли будут приятны кому-то, кроме разве что откровенного извращенца. Одной только мысли о возможности негативной реакции публики вполне достаточно, чтобы лишить вас желания это делать.

Есть множество вещей, которых боятся люди и которые даже более обыденны, чем пение в караоке-баре. Это разговоры по телефону (я сам стараюсь избегать их), оплата покупок с очередью за спиной, употребление алкогольных напитков на выносливость, выступления на презентациях, визит в парикмахерскую и тому подобное. Такие вещи миллионы людей делают ежедневно без негативных последствий, но некоторые упорно боятся делать.

Это явление называется «социальными тревогами». Практически у каждого из нас они есть. Но если они достигают такого уровня, что фактически разрушают или сильно осложняют жизнь, их можно классифицировать как «социальные фобии». Социальная фобия — наиболее распространенная из многих видов фобий. Чтобы рассмотреть этот феномен с точки зрения нейронауки, предлагаю немного отойти от темы и посмотреть на фобии в целом.

Фобия — это необоснованный страх перед чем-либо. Если паук вдруг сядет на вашу руку и вы ловко его смахнете, окружающие поймут, что паучок несколько побеспокоил вас, и поскольку людям обычно не очень нравится касаться насекомых, ваша реакция вполне оправданна. Но когда такой же паук садится на вашу руку, а вы безудержно кричите, стучите кулаком по столу, потом моете руки с отбеливателем, сжигаете всю одежду и отказываетесь выходить из дома в течение месяца, такое поведение, скорее всего, сочтут иррациональным. Ведь это был просто паук.

Интересная особенность фобий заключается в том, что люди, у которых они есть, обычно полностью осознают, что разумной причины реагировать таким образом нет. Люди с арахнофобией осознают, что паук по размерам не больше монеты и не представляет опасности для них. Но они не могут ничего поделать с фобией. Вот почему нет смысла говорить им: «Прекрати нервничать, он не повредит тебе». Может, это и логично, но действительно бесполезно. Одно лишь осознание того, что что-либо не опасно, не избавит вас от фобии. Итак, делаем вывод: страх, связанный с объектом фобии, очевидно, лежит глубже уровня нашего сознания, и именно поэтому фобии — такое сложное и устойчивое явление. Фобии можно классифицировать как специфические (или «простые») и сложные. Оба эти определения указывают на источник фобии. Простые фобии возникают из-за страха определенных предметов (например, ножей), животных (пауков, крыс), ситуаций (пребывание в кабине лифта) или веществ (крови, рвоты). Пока человеку удается избегать объекта своей фобии, он может довольно спокойно существовать. Иногда невозможно полностью избежать объектов фобий, но они, как правило, довольно быстротечны. Вы можете очень бояться лифтов, но не забывайте, что обычное путешествие в лифте длится несколько секунд, если, конечно, вы не Вилли Вонка.

На возникновение фобий влияет целый ряд факторов. На базовом уровне для нас характерно ассоциативное обучение, то есть мы соотносим конкретную реакцию, такую как реакция страха, с определенным раздражителем (например, паук). Даже самые простые (с точки зрения неврологии) существа склонны к ассоциативному обучению. Вспомним, например, аплизию (более известна как калифорнийский морской слизняк). Этого метровой длины представителя водных брюхоногих в 1970-х использовали в экспериментах, ставивших целью выявить изменения в нейронах, происходящие в процессе обучения. Да, они могут быть очень простыми существами и иметь элементарную нервную систему по сравнению с человеческой, но они все равно склонны к ассоциативному обучению. Для науки также важно то, что у них массивные нейроны, достаточно большие, чтобы можно было подсоединить к ним электроды и зафиксировать, что с ними происходит в реальном времени. Их нейроны могут иметь аксоны (длинная, «стволовая» часть нейрона) до миллиметра в диаметре. Единица измерения, конечно, сама по себе не очень впечатляет, но, поверьте, они действительно очень большие. Если представить, что размеры аксонов человеческого нейрона сопоставимы с соломинкой для питья, тогда аксоны аплизии достигают размеров тоннеля под Ла-Маншем.

Большие нейроны сами по себе не дают практических преимуществ, если этим существам не свойственно ассоциативное обучение, что важно для нас в этой ситуации. Мы уже кое-что выяснили об этой проблеме раньше. В разделе о диете и аппетите отмечалось, что мозг может установить связь между реальной болезнью и чувством тревоги, возникающим, когда мы обременяем себя мыслями о ней. Такой же механизм может быть применим к фобиям и страхам.

Если у вас есть какое-то предубеждение, например встреча с незнакомыми людьми (крысами, микробами, электрическими проводами), ваш мозг сразу начинает обдумывать все те неприятные вещи, которые могут произойти в случае такой встречи. Когда вы наткнетесь на что-то такое, ваш мозг оперативно активирует все эти возможные сценарии, а также реакцию «бей или беги». Отвечающая за сохранность компонента страха в системе памяти миндалина ставит метку «опасно» на все воспоминания о встрече с чем-то неприятным или нежелательным. Итак, в следующий раз, когда вы будете иметь дело с этой вещью, то будете помнить об опасности и это вызовет ответную реакцию. Пытаясь осторожно обращаться с любым предметом, мы автоматически начинаем бояться его. У некоторых людей такого рода страхи могут привести к развитию фобий.

Социальное обучение

  1. Социальное обучение может объяснять многие аспекты поведения. Мы в значительной степени перенимаем особенности поведения других, особенно если это касается реагирования на угрозу, и шимпанзе на нас в этом похожи. Социальным влиянием нельзя объяснить все особенности поведения. Довольно странно, но когда аналогичный эксперимент проводили с цветами вместо змей, то некоторых обезьян удалось приучить бояться их, но другие особи только в отдельных случаях перенимали чувство страха, наблюдая за ними. Страх змей довольно легко привить, страх цветов — практически невозможно. У нас развился естественный страх перед смертельной опасностью, именно поэтому большинство людей боятся змей и пауков, зато почти никто не боится цветов (антофобия), кроме тех, кто страдает от сложных случаев сенной лихорадки. Менее распространенные виды эволюционных фобий — страх лифтов, инъекций, а также посещения стоматолога. Поездка в лифте порождает ощущение, будто вот-вот попадешь в ловушку, что заставляет наш мозг беспокоиться. Различные инъекции или визит к стоматологу предусматривают вероятность мучительных процедур (например, хирургическое вмешательство в полость рта), поэтому и становятся причиной страха. Существуют фобии, связанные с боязнью трупов (несмотря на то, что они могут переносить болезни и свидетельствовать о близкой опасности, трупы просто порождают отвращение), что сейчас объясняют эффектом «жуткой долины». Существует гипотеза, что компьютерная анимация, персонажи которой выполнены настолько реалистично, что выглядят как живые люди, вызывает тревогу или беспокойство, тогда как, например, изображение глаз на носках может показаться довольно веселым и милым. Итак, в отсутствие присущих живому человеку признаков такие персонажи скорее будут казаться мертвыми и устрашающими, нежели забавными и интересными.

Это, кстати, означает, что буквально что угодно может стать объектом фобии, и перечень реальных фобий вас однозначно убедит в истинности этого утверждения. Яркими примерами являются турофобия (страх сыра), ксантофобия (страх желтого цвета, имеет нечто общее с турофобией), гипомонстрескуипедалофобия (страх слишком длинных слов) и даже фобофобия (страх перед употреблением собственно слова «фобия»). Однако некоторые фобии значительно более распространены, чем другие, что свидетельствует о наличии неких обобщающих факторов.

Страх перед определенными вещами развился у нас в процессе эволюции, о чем, например, свидетельствует исследование поведения шимпанзе, которые боятся змей. Это был сравнительно простой эксперимент, в ходе которого у обезьян, которым показывали змею, должны были возникнуть неприятные чувства, подобные, например, тем, что появляются вследствие действия легкого электрического шока или употребления невкусной еды. Всего этого шимпанзе стараются избегать. Интересно, что, увидев, как другие особи боятся змей, остальные тоже начинали их бояться. Такое явление называют «социальным обучением».

Социальное обучение и сигналы невероятно мощны, а суть подхода «береженого Бог бережет», используемого нашим мозгом, когда дело касается опасности, вкратце можно сформулировать так: если мы видим, как кто-то рядом с нами чего-то боится, то вполне вероятно, что мы тоже ощутим страх в аналогичной ситуации. Это особенно актуально в детстве, когда наше мировоззрение все еще формируется, подвергаясь при этом существенному влиянию взрослых, которые, как нам кажется, знают гораздо больше нас. Итак, если у наших родителей есть какие-то сильные фобии, вполне вероятно, что мы их унаследуем. И этому есть логическое объяснение. Если ребенок видит, как его родители или наставники (учитель, кумир, образец для подражания) начинают кричать и хлопать руками от страха, увидев мышь, это, безусловно, будет сильным и ярким впечатлением и значительно повлияет на его сознание. Реакция страха, порождаемая нашим мозгом, показывает, что от фобий довольно трудно избавиться.