«МВД — мощная структура, у нас много информации». Глава МВД Арсен Аваков рассказывает о «сетках», уголовных делах, убийстве Гандзюк и контактах с СБУ — большое интервью

Просмотры:
23301
Автор:
Мария Жартовская
Дата:
«МВД — мощная структура, у нас много информации». Глава МВД Арсен Аваков рассказывает о «сетках», уголовных делах, убийстве Гандзюк и контактах с СБУ — большое интервью

Александр Чекменев

Арсена Авакова называют вторым по влиятельности политиком в стране: он возглавил МВД в 2014 году и до сих пор им руководит, даже после смены премьера. Его влияние особенно ощущается в преддверии президентских выборов: Национальная полиция расследует нарушения во время предвыборной кампании; в ночь голосования именно Нацполиция будет сопровождать протоколы в ЦИК. После того как в конце февраля СБУ заявила, что раскрыла схему скупки голосов избирателей («сетку»), Арсен Аваков дал интервью «Зеркалу недели». Он рассказал, что его ведомство ведет несколько дел, касающихся «сеток», и что в уголовных производствах фигурирует фамилия заместителя главы избирательного штаба Петра Порошенко Сергея Березенко. Сергей Березенко, со своей стороны, утверждает, что Аваков действует в интересах другого кандидата, намекая на Юлию Тимошенко. Корреспондент theБабеля Мария Жартовская расспросила Арсена Авакова о его отношениях с кандидатами в президенты, подкуп избирателей, дело Гандзюк и работу с СБУ.

В интервью «Зеркалу недели» вы говорили, что у вас есть информация об избирательных «сетках» Петра Порошенко. В ответ председатель фракции БПП Артур Герасимов сказал, что вы должны предоставить доказательства или извиниться. Будете извиняться или предоставите доказательства?

Артур Герасимов допустил политическую ошибку. Министр внутренних дел обеспечивает процесс выборов. В частности и отсутствие фальсификаций. И если один из кандидатов в президенты заявляет, что нардеп Сергей Березенко участвует в подкупе избирателей, то мы ведем расследование, и господин Березенко в нем фигурирует как потенциальный нарушитель закона. Хотя сегодня, насколько мне известно, его процессуальный статус не определен. Расследование установит степень его участия — это нормальная ситуация для демократического общества. Быть фигурантом уголовных производств не страшно, если ты честный человек. Я являюсь фигурантом, кажется, четырех уголовных дел в Российской Федерации, и даже заочно там арестован. Эта информация внесена в базу Интерпола, и потому мои документы всегда тщательно проверяют во всех аэропортах. Не надо этого бояться — наоборот, если ты честный человек, ты очистишь свою репутацию от подозрений.

Заявление господина Герасимова немного попахивает шантажом — мол, не расследуйте дела нашей партии. Мы будем расследовать дела и партии Петра Порошенко, и партии Юлии Тимошенко, и даже, Бог простит, партии Арсения Яценюка — если поступит заявление.

[На день интервью] У нас есть сто уголовных дел. Значительная часть посвящена Юлии Тимошенко и Петру Порошенко, но есть и другие. Не надо призывать полицию и МВД занять чью-то сторону. Это демонстрирует не слишком высокую политическую культуру.

То есть извиняться или предоставлять доказательства вы не будете?

Следствие действует независимо от того, что думают политики. Извиняться за мою работу? Никогда. Хотите выразить недовольство действиями министра? Вносите в парламент заявление фракции о том, что надо отправить в отставку министра Авакова, ставьте вопрос на голосование — тогда я приду в парламент, предоставлю аргументы, и посмотрим на результат.

Вы сказали, что два кандидата подали заявления на Сергея Березенко. Одна из заявительниц — Юлия Тимошенко, а кто другой?

Березенко фигурирует в расследованиях, начатых по инициативе Юлии Тимошенко и Анатолия Гриценко.

А как вы проверяете Сергея Березенко? У народного депутата есть же особый статус.

Обычно свидетель или подозреваемый допрашивается следствием, проводятся следственные действия. Но с народным депутатом этого делать нельзя, потому что у него есть иммунитет. Его могут пригласить на беседу со следователем. Если нужно идти дальше, то направляется официальное письмо в Верховную Раду о снятии депутатской неприкосновенности. Относительно Сергея Березенко: если будут соответствующие аргументы, письмо пойдет, если нет — дело будет закрыто, или мы его переквалифицируем.

Березенко на допрос вы уже вызвали?

Это вопрос к следователю, я не имею права без его разрешения давать информацию по делу.

Тимошенко принесла вам пачку документов на Березенко. Что в них содержится? Там упоминаются Игорь Кононенко или Виталий Ковальчук? Там есть фамилия Дмитрия Касьянова — технолога Березенко, которого тоже называют одним из создателей «сеток» для скупки голосов избирателей?

Я не могу это комментировать, по той же причине.

Александр Чекменев

Закон о выборах указывает, что работа агитаторов не может оплачиваться из предвыборного фонда. В БПП утверждают, что арендуют офисы, оплачивают транспорт и еду через ГО «Солидарность». Это законно?

До нынешнего понедельника [25 февраля] полиция руководствовалась прямой нормой закона: платить агитаторам деньги — это подкуп избирателей. Потом вышло разъяснение ЦИК: допустимо выдавать агитаторам деньги на еду, транспорт и связь через уполномоченную организацию, куда направляются средства из избирательного фонда кандидата. Если это так — вопросов нет. Ранее агитаторам прямо в партийных офисах на руки раздавали по 500 гривен — и это был прямой криминал, и искрило по всей стране, полиция фиксировала множество обращений.

Участники «девяток» рассказывают, что к президенту вы приходите с папкой. В папке у вас агитматериалы кандидатов, статистика нарушений на выборах и закон «О выборах президента Украины». Рассказывают, что вы зачитываете избранные места, особенно статьи о подкупе избирателей. Это правда?

Правда. Это моя прямая функция — превенция правонарушений. Я с каждым кандидатом в президенты обсуждаю, что недопустимо подкупать избирателей. Действующий президент со мной соглашался, я этому очень рад.

Думаете, он не подкупает избирателей?

Я стараюсь верить людям. Правду покажет мониторинг, который мы ведем. Думаю, все кандидаты понимают, что полиция настроена серьезно. Вести кампанию с нарушениями закона привыкли во всех штабах. Теперь все кандидаты должны осознать, что есть барьер.

Правда ли, что в ЦИК собирались настроить резервный сервер таким образом, чтобы через него проходили протоколы, а данные в них можно было корректировать по желанию?

Такая информация к нам поступала. Киберполиция проверяет и мониторит ситуацию. Мы публично об этом заявили. Думаю, такого рода нарушения теперь стали невозможны — мы добились того, что этого делать не будут.

Какие у вас отношения с Генпрокурором Юрием Луценко и председателем СБУ Василием Грицаком?

У меня хорошие рабочие отношения с Василием Грицаком, но это не значит, что не искрит иной раз. С Юрием Луценко коммуникация легче, потому что мы с ним знакомы много лет и прошли вместе два Майдана. Он очень эмоциональный, но всегда слышит аргументы. Я рассчитываю, что в вопросе обеспечения честных выборов Луценко будет моим соратником, а я — его. Уверен, он, как и я, не станет смотреть — это Порошенко или Тимошенко, Зеленский или Гриценко, друг или товарищ, если кто-то из кандидатов или их штабов пересечет границу.

В интервью «Зеркалу недели» вы сказали, что СБУ с помощью дела Гандзюк пыталась дискредитировать полицию. Каким образом?

Глава СБУ Грицак — честный офицер, он много сделал для Украины. Но в ряде случаев мы фиксируем в СБУ непонятные процессы. Что я имею в виду? Мы неожиданно для себя зафиксировали сотрудничество Службы безопасности и ультраправых радикалов из «С14». Прикрываясь правильными лозунгами с требованиями расследовать дело Гандзюк и в определенной связке с сотрудниками СБУ, «С14» реализовывали очень неблаговидные дела.

Вы сейчас о митинге 18 февраля возле МВД, где «С14» требовали, чтобы вы ушли в отставку?

Я и про этот митинг. И о подобных вещах. Мы фиксировали автомобили сотрудников СБУ, которые доставляли наглядную агитацию для этих «протестующих патриотов». Я не исключаю, впрочем, что это была частная инициатива отдельных сотрудников СБУ. Разговор с Грицаком по этому поводу у меня был, но не всякая беседа должна попадать в интервью.

Давайте вернемся к делу Гандзюк.

Ну, давайте. В самом начале расследования полиция задержала некоего Новикова, который врал следствию о своем алиби, а оперативная информация свидетельствовала, что он находился рядом с местом преступления. Через сутки стало понятно, что этот человек, хотя и врет, ни при чем — в частности, потому что на его одежде нет следов кислоты. Полиция достаточно быстро вышла на настоящих исполнителей. Часть из них, кстати, задержали на бывшей базе «Правого сектора».

Мы возбудили уголовное дело по факту нападения на Гандзюк, подозреваемые дали первоначальные показания. В это же время Генпрокуратура открыла второе производство — в отношении заказчика. Потом оба дела объединили и передали в СБУ. Это было еще полгода назад. Полиция больше в этом не участвует, мы свою работу сделали.

Александр Чекменев

Зеленский 7 февраля обратился к Нацполиции с заявлением о том, что с 30 января по 4 февраля за ним и его сотрудниками вели слежку двенадцать автомобилей в Одессе, на фестивале «Лига Смеха». Можете это прокомментировать?

Да, он написал заявление в полицию и предоставил фото и видеозаписи. Действительно, в одном из случаев, когда патрульные полицейские остановили подозрительную машину, водитель предъявил удостоверение сотрудника СБУ. Продолжается проверка. Мы с Грицаком были удивлены. Возможно, это была другая операция. Или совпадение.

Вы расследуете «сетки» Юлии Тимошенко? Что происходит с Валерием Дубилем и Русланом Богданом, которых обвиняют в том, что они организовали подкуп избирателей?

У нас есть несколько заявлений, по которым продолжается проверка. Там фигурируют и названные вами фамилии. Но если быть точным, в этих производствах вспоминают человек пятьдесят, в том числе и народных депутатов.

Для вас же не секрет, что команда Порошенко публично и непублично обвиняет вас в том, что вы сотрудничаете с Юлией Тимошенко?

Моя позиция и мои принципы не зависят от чьих-то мнений. У меня свое мироощущение. Я считаю, что неадекватные, сфальсифицированы выборы приведут к большой трагедии. Преимущество одного из кандидатов в один-два процента из-за большого количества нарушений вызовет гигантский протест и конфликт, которого только и ждет наш запоребриковый сосед. Я не соратник Порошенко и не союзник ни одного из других кандидатов, в частности Тимошенко. Моя функция в другом. Никому из кандидатов и [людям] их штабов я не позволю нанести вред Украине ради политических амбиций. А спекуляции недовольных, откровенная ложь и клевета, технологии дискредитации — пусть остаются на их совести.

Почему Тимошенко публично вас хвалит? О ее «сетке» рассказывают ГБР и ГПУ. Вы о ее «сетке» не рассказываете, зато говорите о «сетке» Березенко.

Потому что [до меня] не бывало такого, чтобы МВД в равной степени защищало права и провластных, и оппозиционных кандидатов. На самом деле у нас количество производств примерно поровну на оба лагеря.

Порошенко предлагал вам поддержать его не как министру, а как политику?

Как политик я свою позицию объявил на съезде «Народного фронта»: на этих выборах я не поддерживаю ни одного кандидата. Как министр я обнародовал принцип равноудаленности ведомства еще раньше. В то же время я общался практически со всеми кандидатами — это нормальный процесс. Я министр, назначенный парламентом, принимаю любого депутата или кандидата в президенты. И с Порошенко тоже встречаюсь. Но это не значит, что я буду давать кому-то преференции. Ну да, неожиданно. Привыкайте. И я буду привыкать. Сегодня полиция имеет рейтинг доверия выше, чем любой из кандидатов в президенты.

Вы писали в Facebook, что против вас готовят провокации. Откуда вы это знаете?

Как говорит Анатолий Гриценко, честных больше. Мы демонстрируем нейтральность, поэтому нам «сливают» гигантское количество информации, вы даже не представляете сколько. МВД — мощная структура, у нас много собственной информации.

Вы написали, что на ваши счета в Украине или Италии должна «упасть» большая сумма. Что это за счета?

Я имею и официально задекларировал два счета: один в Украине, второй в Италии, со времен моей вынужденной эмиграции. На итальянском счету лежит часть дивидендов за 2015 или 2016 год, которые я получал от моей итальянской компании. Идея дискредитации была в том, чтобы перечислить чуть больше ста тысяч евро от компании, аффилированной с Россией. Дальше собирались сказать, что эти деньги мне заплатили за поддержку одного из кандидатов. Дешевый ход, но факт.

Вы встречались с Зеленским? Какое он произвел впечатление? Готовы возглавлять МВД при президенте Владимире Зеленском?

МВД — это часть правительства, которое формирует парламент. Я не «при президенте» Зеленском. И хочу, чтобы МВД никогда не было «при президенте».

Переформулирую: вы готовы возглавлять МВД в каденцию Зеленского?

Будут выборы в парламент, будет создана коалиция, появится новое правительство. Там могу быть я, а могу и не быть. Возможно, пойду работать в журналистику.

При каких обстоятельствах вы готовы уйти в отставку?

Обстоятельства всегда возникают. Когда чиновник уходит в отставку — это нормально. Заканчивается политический цикл, и назначается новое правительство.

«Падло такое в очках наглое». Арсений Яценюк дал изданию «Цензор.нет» трехчасовое интервью о Порошенко, Тимошенко и себе. Пересказываем в одном абзаце

Просмотры:
3551
Автор:
Евгений Спирин
Дата: