Спектакль стоит 150 тысяч гривен, а собирает он 60 тысяч. Как в Украине выживают независимые театры, на примере «Дикого» — репортаж theБабеля

Просмотры:
4167
Автор:
Тома Балаева
Дата:
Спектакль стоит 150 тысяч гривен, а собирает он 60 тысяч. Как в Украине выживают независимые театры, на примере «Дикого» — репортаж theБабеля

Фото предоставлены Диким театром.

«Дикий театр» — независимый частный киевский театр, который работает без спонсоров и бюджетных денег. У него нет своего помещения, поэтому спектакли проходят на разных сценах Киева, чаще всего не театральных, и почти всегда с аншлагами. «Дикий» ставит пьесы о гендерном неравенстве, насилии в семье, стереотипах в обществе. Три года назад театр основала Ярослава Кравченко, вложив в него триста долларов. Сейчас в его репертуаре — десять спектаклей. На новые постановки театр зарабатывает, продавая билеты на уже существующие. Он экономит на всем: площадках для показа, репетиционной базе, костюмах и декорациях. Вместе с «Диким» корреспондент theБабеля Тома Балаева разбиралась в бухгалтерии маленького независимого театра.

Как создать театр с нуля

10 февраля 2016 года в киевском клубе Sentrum впервые показали спектакль «Вій 2.0». По сюжету двое французов приезжают в полтавское село по приглашению фейсбучной знакомой Оксаны. Оказывается, что у девушки на следующий день свадьба. Поездка превращается в приключение — с убийством, а также самогоном, гаданиями и другими свадебными традициями.

Эту дату в «Диком» теперь считают днем рождения театра, а «Вій 2.0» — первым своим спектаклем. Основательница «Дикого театра» Ярослава Кравченко в то время была главой пресс-службы Национального академического театра имени Ивана Франко. В октябре 2015-го она пошла на «Дворец наслаждения» режиссера Максима Голенко в Киево-Могилянский театральный центр «Пасека». Это спектакль о насилии, деньгах и власти. Ярославу впечатлили его радикальность и откровенность. Она написала Голенко письмо с благодарностью за спектакль, тот ответил, что ищет продюсера. Так появилась идея создать новый театр на основе одной из уже существующих постановок режиссера.

«Вы будете смотреть, и не верить глазам, и вы будете слушать, и не верить ушам, и вам захочется уйти, и вы не сможете оторваться от сюжета»

Не было ни площадки, ни умения продавать спектакли. Ярослава и ее коллега по театру Франко Елена Никулина просто запустили новость о том, что в Киеве появится новый театр, и назвали его «Диким». «Вій 2.0» был уже полностью готов и отрепетирован командой Голенко. Кравченко и Никулиной оставалось только сделать афиши и рекламу — на это ушло около трехсот долларов. Билеты распродались полностью, и позже этот спектакль показывали на других площадках.

В здании Sentrum не оказалось подъемников, поэтому декорации, весившие около тонны, пришлось носить на четвертый этаж грузчикам. «Около половины денег, которые мы заработали с продажи билетов, ушли на оплату их работы. Из этих же денег мы оплатили аренду зала и гонорары. Я получила за первый показ спектакля, кажется, тысячу гривен», — говорит Ярослава. 

Вторым «Дикий театр» выпустил тот самый «Дворец наслаждения», переименовав его в «Попы, менты, бабло, бабы». «Вам страшно, и вы будете смотреть, и не верить глазам, и вы будете слушать, и не верить ушам, и вам захочется уйти, и вы не сможете оторваться от сюжета, и сложно будет поверить, что все это возможно в театре», — обещали афиши. Чуть позже вернулась в репертуар постановка Joy Division об одноименной культовой группе и ее солисте Яне Кертисе, в первый раз сыгранная на «Арт-заводе Платформа».

Сколько стоит спектакль

Три спектакля — мало для полноценного театра. Нужно было запускать свое производство постановок. Первым стал «Быть снизу» — спектакль про агентство, которое обещает женщинам научить их быть счастливыми. Он до сих пор в репертуаре.

Статистика «Дикого»:

  • за три года театр поставил 20 спектаклей в 30 локациях;

  • спектакли театра посмотрели 60 000 человек;

  • театр получил премию «Киевская пектораль-2017»;

  • спектакль «Виталик» в 2018 году получил премию «ГРА» в номинации «Лучший спектакль на камерной сцене».

Производство спектакля «Дикого театра» стоит 50—150 тысяч гривен. Основная часть денег уходит на гонорары, авторские отчисления, создание декораций, аренду площадки и рекламу. Есть две системы расчета с авторами пьес. «Мы работаем только с живыми авторами. И с одной стороны, это плюс, потому что ты в любой момент можешь пообщаться с автором, с другой — минус, ведь многие театры ставят пьесы мертвых писателей, чтобы не платить авторские», — говорит Ярослава Кравченко.

«Многие театры ставят пьесы мертвых писателей, чтобы не платить авторские»

Можно купить право на постановку спектакля на год и заплатить автору, например, 250—500 евро. «Сумму вознаграждения рассчитываем так: среднюю цену билета умножаем на количество мест, а потом — на количество спектаклей, которые планируем сыграть при 60-процентной наполняемости зала», — объясняет Кравченко. Второй вариант — договориться с автором о проценте от прибыли, обычно от двух до пяти. Ярослава говорит, что в государственных театрах авторам выгоднее получать проценты, потому что там большие залы. В «Диком» драматурги рискуют получить меньше денег, поэтому обычно выбирают первый вариант расчета.

Фото предоставлены Диким театром.

В «Диком театре» есть постановка «Кицюня» по пьесе «Лейтенант с острова Инишмор» Мартина Макдоны. С ней театру повезло — «Дикий» выиграл конкурс Британского совета, и тот заплатил за право поставить ее в Украине.

Гонорары актеров зависят от количества занятых в спектакле людей, успешности постановки и, иногда, от величины роли. В «Диком театре» играют и звезды, и прошедшие кастинг аматоры. «У нас нет разделения по гонорарам на звезд и не звезд. Но если, например, в постановке играют 10—13 человек, каждый из них получит меньше денег, чем за спектакль, в котором заняты два-четыре актера», — объясняет Ярослава. Она не хочет озвучивать суммы. Говорит, что гонорары в украинском театре очень неоднородны, и ее могут обвинить в демпинге или, наоборот, в «финансовом растлении» актеров.

Репетиции актерам не оплачивают, но есть система бонусов. Сначала всем устанавливают минимальный гонорар, но если проект становится популярным, и у театра появляется возможность его увеличить — так и происходит. Поэтому актеры тоже активно участвуют в промоции проектов.

Создать один спектакль стоит, в среднем, 100 тысяч гривен. Эти деньги идут на:

  • 40 тысяч — декорации, костюмы;

  • 20 тысяч — реклама;

  • 10 тысяч — репетиционный процесс;

  • 30 тысяч — авансы актерам и автору.

С художниками и администраторами театр тоже сотрудничает на проектной основе. Последние занимаются всеми делами «Дикого»: работают помощниками режиссера, встречают зрителей и помогают им в зале. Некоторые пробуют себя в SMM или даже переводят пьесы.

На декорациях и костюмах «Дикий театр» старается экономить. «Главный партнер театра — секонд-хенд», — шутит Ярослава и объясняет, что там покупают большую часть костюмов, а декорации часто ищут в Facebook. «Например, в спектакле «Ла-ла-лай-но» на сцене должны быть унитазы. При транспортировке один разбился. Мы написали пост об этом, и отозвалась зрительница — мол, давно хотела поменять дома унитаз, но теперь сделает это быстрее и отдаст нам свой старый», — рассказывает Кравченко.

Декорации, которые нужно делать специально из металла, дерева или пластика, «Дикий театр» заказывает у государственных — у них есть производственные цеха.

Фото предоставлены Диким театром.

Спектакли «Дикого театра» проходят на разных площадках: на «Сцене 6», в «Центре Курбаса», Малой опере, клубе Freedom и других. Ярослава говорит, что аренда зала в государственных театрах может стоить 60—80 тысяч гривен за один вечер. «Дикий театр» работает с площадками, аренда которых обходится от трех до двадцати тысяч. Иногда удается договориться о бесплатной аренде, и тогда прибыль делят с владельцами площадки 50 на 50.

В среднем от продажи всех билетов на один спектакль в зале на 300 мест удается получить 60—65 тысяч гривен. После нескольких показов театр остается в минусе

Репетиции спектаклей проходят в двух местах. На старте — в арендованной комнатке в «Довженко-центре». «Первый месяц можно обойтись тремя стульями. Когда этой базы не было, репетировали дома у актеров и знакомых», — объясняет Ярослава. На финальном этапе приходится арендовать сцену для репетиций. «Это стоит дешевле, чем сцена в день показа, потому что не используется весь комплект света и звука. В идеале на сцене нужно репетировать дней 15. Но мы этого себе позволить не можем, потому — около пяти дней», — говорит Кравченко.

Как окупается спектакль

На производство новых спектаклей «Дикий театр» зарабатывает с продажи билетов на уже существующие. Билеты на постановки «Дикого» стоят 150—500 гривен. В среднем от продажи всех билетов на один спектакль в зале на 300 мест удается получить 60—65 тысяч гривен. Учитывая стоимость аренды (3—20 тысяч), декораций и костюмов (40 тысяч), авансы гонораров актерам и автору пьесы (30 тысяч), после нескольких показов театр остается в минусе.

Обычно спектакль окупается за десять показов или за год. Исключение в «Диком театре» — «Гей-парад», который окупился за восемь показов. Больше всего в театре заработали «Кицюня» и «Быть снизу» — обе постановки принесли по 120 тысяч гривен.

Фото предоставлены Диким театром.

«Есть спектакли, которые остаются в минусе. Мы заранее понимаем, что они не коммерческие, но нам важно поднять темы, о которых в них говорится. Я понимаю, что, например, спектакль [о домашнем насилии] «Женщина, сядь» не будет коммерчески привлекательным. Люди не хотят смотреть на насилие в чужой семье, это неприятная тема. Он закроется с минусом в десять, двадцать или тридцать тысяч, но этот спектакль принципиален для нас как для театра, который говорит о важном», — объясняет Ярослава.

Как найти формулу идеальной работы

Сейчас Ярослава Кравченко хочет сделать иммерсивный проект — когда зрители полностью погружаются в условия, созданные спектаклем. Но на этот проект «Дикий театр» пока аккумулирует деньги. «Хочется, например, снять и полностью переделать под постановку дом. Чтобы это был спектакль-бродилка, где люди сами выполняют определенные задачи, попадают в другую реальность, где все по-настоящему», — рассказывает Ярослава.

Сама она сейчас живет на деньги, которые зарабатывает с помощью «Дикого театра» и «Телевидения Торонто». Кравченко — соведущая Майкла Щура в передаче «#@)₴?$0». «Когда пробуешь делать то, что нравится, уже не можешь отказаться. Поэтому пришлось сделать театр работой, которая позволяет жить, снимать квартиру и путешествовать. Сезон на «Телевидении Торонто» длится восемь месяцев, и когда он заканчивается, я живу за счет работы в «Диком», — говорит Ярослава.

За три года существования «Дикого театра» она сделала несколько открытий. Одно из них: если разрешить себе делать то, что нравится — без денег, но и без сомнений — все получится. «Не знаю, как и почему, но слепая вера — это работает».


Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter — мы исправим

В ЮАР пастор «воскресил» человека. Он спровоцировал новый флешмоб в соцсетях и получил иск от ритуального агентства

Просмотры:
1739
Автор:
Костя Андрейковец
Дата: