В Киев впервые привезли «Черно-белые балеты» Иржи Килиана. На премьере одну из ролей сыграла уборщица из theБабеля, а зал ей хлопал. Вот как это было

Просмотры:
2172
Автор:
Лена Ковальчук
Дата:

Юлия Вебер / theБабель

В феврале 2019 в Украину впервые приехала балетная труппа Грузинского театра оперы и балета. Ее возглавляет Нина Ананиашвили. Она была первой балериной, которая смогла одновременно танцевать в «Нью-Йорк Сити балет» и оставаться примой Большого театра. В Киеве труппа показала «Черно-белые балеты» всемирно известных балетмейстеров Иржи Килиана и Меди Валерски. В программе их четыре, каждый длится до получаса. В начале самого первого, который называется «Маленькая церемония», была роль для женщины — не балерины. Она должна была выйти на сцену и пройти по ней, имитируя уборку. Мы предложили ее сыграть уборщице Марии из нашей редакции. Мария охотно согласилась. Журналистка Лена Ковальчук провела с Марией день на балете, а заодно поговорила с Ниной Ананиашвили о больших нагрузках, балетной жизни после травмы, выходках Сергея Полунина и о том, почему в ее труппе японцев больше, чем грузин.

Редакция theБабеля: утро

В одном из балетов Иржи Каплана и Меди Валерски есть нестандартная роль: в самом начале на сцену выходит женщина со шваброй и делает вид, что протирает сцену. Эта роль свободна, и мы решаем ввести в балет уборщицу из редакции.

Утром 13 февраля в редакцию theБабеля приходит фотограф. Она должна отснять Марию за работой, после чего мы поедем в Октябрьский дворец на репетицию. Мария знает, что вечером ей придется повторить эти же действия перед почти двумя тысячами зрителей. Говорит, что не волнуется.

Юлия Вебер / theБабель

В Киев труппа из 20 артистов Грузинского театра оперы и балета и еще десять человек технического персонала приехали 12 февраля. Они собрались показать программу современных балетов, которые поставил известный балетмейстер Иржи Килиан. Зрители увидели их впервые еще в конце восьмидесятых — начале девяностых в родном для Килиана Нидерландском театре танца. Затем все три балета ставили на сцене миланского Ла-Скала, в балетных театрах в Лос-Анджелесе, Монте-Карло, Будапеште, Монреале, Мельбурне, Сиэтле, Цюрихе, Варшаве, Питтсбурге, Нью-Йорке, Лондоне, Женеве и других городах по всему миру.

Марии 64 года. Двадцать лет она проработала инженером-конструктором, затем еще двадцать лет в торговле. В 2012-м Мария решила устроиться работать уборщицей, хотя сын был против. Сам он много лет назад уехал работать в Ирландию. Мария говорит, что пошла на работу только для того, чтобы не сойти с ума от скуки дома. Женщина сразу соглашается выйти на сцену, а сама идея ей нравится. Говорит, у нее уже был опыт выступлений перед большой аудиторией. Несколько лет назад ее позвали поучаствовать в ток-шоу на одном из украинских телеканалов. Ей понравилось, хотя немного смущали камеры. В балете камер не будет.

Договариваемся, что придем на репетицию к полудню, а сам балет начинается в семь вечера.

Юлия Вебер / theБабель

Октябрьский дворец: полдень

В этот же день, как и договорились, мы приходим на репетицию в Октябрьский дворец. В последний момент расписание меняется. Вместо нашего балета сейчас прогоняют другой, в нем роли для Марии нет. Потому приходится сесть в зале и ждать. Дворец плохо отапливают, а на улице минус, потому организаторы переживают, чтобы вечером не было так же холодно. Мария дергает за рукав.

— Униформа уборщицы у меня с собой, если что. В ней я и буду выступать.

Через пару часов в зале появляется Нина Ананиашвили. Она отлично выглядит: волосы почти до плеч, на ней пальто с неровными краями и широкий пестрый шарф.

Юлия Вебер / theБабель

Ананиашвили станцевала во всех местах, где только мечтает поработать любая балерина: в Королевском балете Лондона, Копенгагена, Стокгольма, в Баварском национальном балете, Гранд-балете Монте-Карло, норвежском, португальском и финском национальных балетах. Работала в «Нью-Йорк Сити балет», параллельно в Большом театре, куда пришла в 18 лет и задержалась в нем еще на 18.

Нина сразу же выбегает на сцену и говорит, кому и какую позицию занять. Разговаривает с артистами то на грузинском, то на английском. Иногда размахивает руками и произносит что-то по-русски. Она руководит балетной труппой последние пятнадцать лет.

Юлия Вебер / theБабель

Нина рассказывает, что «Черно-белые балеты» в Украину привозит впервые. Хотя Килиан ставил их в конце восьмидесятых, на сцене театра оперы и балета в Тбилиси их показали только в 2006 году. И вот теперь представили в Киеве.

— Я видела, как артисты других балетных трупп их исполняли. Мои танцоры делают это на уровне, если не лучше многих других. Мы не встречались с Килианом в Тбилиси, у него аэрофобия, и кажется последние годы он не летает. Поэтому он прислал к нам в театр своих ассистентов-постановщиков, которые поставили балет в точности, как это делал Килиан на сцене Нидерландского театра танца. Наша труппа уже ездила с этой хореографией в Штаты, Балтию, Израиль. Мы ничего не можем привносить от себя в балеты Килиана. Мы даже руку по-другому поставить не можем, и за этим строго следят.

Юлия Вебер / theБабель

Репетиция: 16:00

Через три часа начинается репетиция балета «Маленькая церемония», в нем и задействована Мария. Она радостно подмечает, что на сцене грузины. Хотя труппа интернациональная. В ней 64 человека, на гастроли в Киев из которых приехало двадцать. В ней заняты японцы, англичане, итальянцы, греки и даже бразилец. Все потому, что найти в Грузии парней для балета сложней, чем девушек. Родители предпочитают отдавать своих детей на народные танцы.

Ананиашвили объясняет, что самая большая проблема во время гастролей — освещение.

— Современная хореография требует современного освещения, а далеко не все театры и культурные пространства могут это дать. Чем новее театр, тем проще на его сцене показать современный балет. Потому в современной хореографии свет не менее важен, чем сами движения.

Труппа репетирует спектакли с реквизитом — сабли, полотно размером с саму сцену, передвижные платья. Их возят с собой.

— Классические постановки проще собирают залы, и в целом публика лучше на них реагирует. Современные спектакли всегда продаются хуже, но не делать их нельзя — они важны для танцовщиков. Мы — государственная труппа, нас финансирует правительство, но гастроли ложатся на наши плечи. Дома за спектакль мы получаем большую прибыль, чем на выезде. Зато с точки зрения имиджа это новая публика, новые ситуации, другая атмосфера. Мы не ездим на дешевые гастроли. Я сравниваю это с вином, я свое вино не готова продавать за две копейки.

Ананиашвили и сама до сих пор выходит на сцену как балерина. Ее часто зовут в европейские постановки в качестве приглашенной звезды, но из-за графика не всегда получается. Несколько лет назад она танцевала балет «Маргарита и Арман» (балет Фредерика Аштона, который он придумал для Рудольфа Нуреева и Марго Фонтейн) с теперь уже скандальным танцовщиком Сергеем Полуниным.

Хотя у него репутация эксцентричного и недисциплинированного человека, на сотрудничество это не повлияло. По словам Ананиашвили, Полунин — один из тех, кто может продать зал и на Западе, и здесь.

— И технически, и эмоционально со своей задачей он тогда справился. Хотя от того, какие заявления он сейчас делает, его карьера в лучшую сторону точно не изменится.

Пока мы говорили, Мария отрепетировала свой проход по сцене. Ее отпускают, но просят из зала никуда не уходить. Неизвестно, понадобится ли еще раз повторить номер.

Юлия Вебер / theБабель

Репетиция: 18:00

За время семичасовой репетиции почти никто не уходит со сцены: артисты репетируют без перерыва, руководитель и ее помощницы тоже целый день здесь.

Ананиашвили, которая танцевала по всему миру, говорит, что труднее всего было в американском балете.

— Репетиция начинается утром, длится до шести часов вечера, в семь начинается представление, и так шесть-семь дней в неделю. Очень большие нагрузки.

Еще несколько лет назад в Грузии балерины танцевали до 38 лет, потом им выплачивали пенсию. Теперь пенсии отменили, и балерины вынуждены танцевать дальше, хотя многие по состоянию здоровья не могут этого делать.

Юлия Вебер / theБабель

Юлия Вебер / theБабель

Юлия Вебер / theБабель

— Если взрослые балерины не будут уходить, то не освободятся места для молодых. Взрослые балерины, если хотят, должны иметь возможность остаться в театре для характерных ролей. Возрастная балерина в роли юной девушки выглядит так же странно, как и юная в характерной роли. Но любому руководителю нужен танцовщик, который может танцевать сразу все роли, и поэтому характерных артистов не все могут себе позволить.

У самой Нины была травма, после которой она могла не вернуться в балет. Ей было 32 года.

— Я разорвала связку в колене, и только спустя девять месяцев смогла снова танцевать. Тогда в первый раз в жизни я отменила свои спектакли, хотя билеты уже были проданы. Ни один европейский и американский театр не отменил со мной контракт. После травмы я стала танцевать еще лучше. В это трудно поверить, но происходит переоценка всего. Ты вдруг осознаешь, что живой, можешь работать и перестаешь обращать внимание на ерунду.

До премьеры всего полчаса, Нина уходит, на сцене остается еще семь танцовщиков.

Юлия Вебер / theБабель

Балет: 19:00

В зале уже много зрителей. Публика самая разная: кто-то в обычной одежде, а кто-то в бархате и шелковых перчатках на руках. Мария очень устала, и сразу после своего триумфа хочет уйти домой. Целый день репетиций во дворце измотали ее, а дома ждет голодный кот.

— Я же все равно все балеты уже посмотрела. И ничего, что артисты были не в костюмах. Главное же то, как они двигались.

Мария выходит на сцену. Она идет из одного конца в другой. Зрители понимают, что это авторский ход, а не просто уборщица, и аплодируют. Мария немного сутулится и старается пройти быстрее, чем на репетиции. Волнуется. На всю сцену уходит не больше минуты. Зал хлопает. Мария уходит со сцены.

— Я даже и не помню, когда была на балете. А на главной сцене — никогда. Это прекрасный день, хоть мы и долго ждали выхода на сцену. И я совсем не волновалась.

Юлия Вебер / theБабель

Юлия Вебер / theБабель

Юлия Вебер / theБабель