«Хуже уже не будет: это революция за хлеб и за свободу». Почему в Судане протесты продолжаются уже месяц и убивают митингующих — монолог суданца, чья семья участвует в протестах

Просмотры:
2163
Автор:
Евгений Спирин
Дата:

Stringer / Anadolu Agency / Getty Images

В Судане с каждым днем усиливаются протесты против режима диктатора Омара Башира, который управляет страной почти 30 лет. Еще в 2008 году Международный уголовный суд выдал ордер на арест Башира из-за конфликта в Дарфуре. Тогда в результате этнических чисток убили почти 300 тысяч человек. Башир ввел на территории Судана шариат, а государство стало изгоем на международной арене. После 2011 года, когда отсоединился Южный Судан, мгновенно выросла инфляция, которая сейчас составляет 70%. Теперь в стране невозможно купить хлеб, топливо и свободно снять деньги с карточки. Из-за этого почти месяц назад начались акции протеста. С 28 декабря, по разным данным, полиция и армия убили более 40 человек. Вчера, 9 января, во втором по величине городе Судана Омдурмане прошла масштабная акция протеста. В ней участвовали более 20 тысяч человек. Полицейские снайперы убили троих протестующих: 16-летний парень погиб на месте, двое других скончались от ранений в больнице. Позже полиция атаковала больницу, применив слезоточивый газ. Военные оказали сопротивление и не позволили арестовать раненых протестующих. Государственные СМИ Судана вместо новостей транслируют выступления народных артистов, вся информация подвергается цензуре, а единственным местом, где протестующие обмениваются данными, стал Twitter. Новости революции в соцсети получили хэштег #SudanUprising. Сейчас протесты продолжаются, люди требуют отставки и ареста Башира и надеются на возвращение страны к демократическому развитию. Корреспондент theБабеля Евгений Спирин поговорил с мигрантом из Туниса Могамедом Ельгинди, родные которого участвуют в протестах, о ситуации в Судане, причинах революции и возможных последствиях.

Новая волна протестов началась 8 декабря, больше месяца назад. Почему? Эта власть руководит страной почти 30 лет. Наш президент — диктатор. Его лозунгом в 1989 году была борьба с демократией: «Демократия, которая не может накормить свой народ, не стоит того, чтобы продолжать свое существование». Так в нашей стране воцарился шариат. Сейчас люди хотят изменить систему. Не только президента, но и его правящую партию. Вообще, ситуация в Судане — катастрофическая. Ты должен стоять в очереди за хлебом, бензином, в банкомат. Кстати, нельзя просто снять все деньги с карточки, ввели ограничения.

В стране очень большая инфляция — свыше 70%. Даже если у тебя есть деньги, ничего нельзя купить. Протесты начались, когда исчезли необходимые для жизни вещи: хлеб, вода, топливо. Именно это стало толчком для начала революции. Люди перешли от парадигмы «нам все должны» к тому, что мы сами должны строить свою страну. Режим необходимо свергнуть, если он не работает.

Сейчас протесты продолжаются, но в медиа — полный блэкаут. Эти события не освещаются. Даже «Аль-Джазире» не особо можно доверять, потому что вчера там сказали о малочисленных акциях протеста, а на самом деле это были самые масштабные протесты в Омдурмане. И сегодня демонстрации продолжаются.

Президент собрал проправительственную акцию в столице. На нее людей привозили автобусами, а тем, кто отказывался участвовать, угрожали увольнением. В Судане средняя зарплата — 50 долларов, поэтому все очень боятся потерять рабочее место.

Провластные медиа хотят объяснить наш протест интересами США или чем-то еще. Но на самом деле протестующие хотят, чтобы режим был свергнут, чтобы изменилась система, чтобы были расследования по фактам коррупции во власти за последние 30 лет.

За эти годы разрушили государственное производство и промышленность. Власть уничтожила систему образования. Страна функционирует только благодаря гастарбайтерам. Десять миллионов человек выехали за границу и присылают деньги своим семьям. Средней зарплаты хватает семье на пять дней и только на питание. Государство не оказывает социальную и медицинскую помощь, и в случае беды можно рассчитывать только на себя.

Если говорить об образовании, медицине, то и тут ситуация катастрофическая. Медицина не только не поддерживается на местном уровне, невозможно даже ввезти лекарства из-за границы. Люди просто умирают. Что касается образования, у нас много университетов, но их качество ужасное.

Для всего мира мы — изгнанники. Международный суд выдал ордер на арест нашего президента — это одна из причин, почему наша страна в черном списке. Потому что мы — страна, поддерживающая терроризм. Мы — страна под санкциями, у нас нет в обращении долларов и валюты, кроме местной. Если смотреть глобально, то даже обычных граждан страны в мире воспринимают как преступников и террористов. Это последствия государственной политики. В 90-х годах власть прятала террориста Усаму бен Ладена 7 лет. Это тоже одна из причин, почему мы в черном списке. В 1997 году наша власть пыталась убить президента Египта Хосни Мубарака. США ввели санкции. Мир нас не воспринимает, потому сегодня люди гибнут, а внутри страны медиа ничего не замечают.

Наш протест — это мирный протест, но государственные войска обращаются жестоко, они стреляют в митингующих. Много убитых.

Вся моя семья там, в Судане. Они участвуют в этих протестах. Некоторые мои друзья вернулись из-за границы и присоединились к протестам. Они стали заложниками режима — их объявили предателями.

Все, что происходит в Судане сейчас, — это Арабская весна. У нас не то что нет демократии, у нас нет вещей первой необходимости для повседневной жизни. Вот к чему привел исламской режим правления «Братьев-мусульман» [исламская фундаменталистская политическая ассоциация, которая в некоторых странах легальна и представлена в правительстве, а в других — запрещена как террористическая организация].

Это не исламская революция, но и не революция только за права и свободу слова. Это не революция за базовые вещи, такие как хлеб, горючее и то, что нужно для выживания. Это революция за все: за хлеб и за свободу слова. Но правительство, которое составляет небольшую часть населения, рассматривает нас, народ, как чернь. Нам можно бросить все что угодно, и мы будем есть.

Катар обещал нашему правительству миллиард долларов, но нам не нужен миллиард. Нам нужно свергнуть режим. И не просто свергнуть, а чтобы виновные были наказаны. Врачи, инженеры, бизнесмены, мигранты — мы все хотим вернуться обратно в свою страну, которую покинули из-за этого режима.

Все нам говорят: «Не делайте революцию, потому что у вас будет как в Сирии и Ливии». Но хуже уже не будет. Это не вопрос моральных ценностей. Это вопрос выживания, еды и лекарств. Именно для этого нужна революция.