Документальный фильм об Украине «Лай собак вдалеке» — в шорт-листе премии «Оскар». Интервью с ассистентом режиссера и локальным продюсером фильма Азадом Сафаровым

Просмотры:
1060
Автор:
Лена Ковальчук
Дата:

Документальный фильм о войне на Донбассе «Лай собак вдалеке» попал в шорт-лист премии «Оскар». Режиссер Симон Леренг Вильмонт говорит, что героями предыдущих двух его документальных лент были дети из благополучного мира, а для жизненного баланса он решил снять свой новый фильм на Донбассе. Месте, где обычная повседневная жизнь превратилась в опасность.

Фильм не получился бы без украинского журналиста Азада Сафарова, который на время съемок стал ассистентом датского режиссера Симона Вильмонта. Сафаров обеспечивал безопасность съемок, выполнял функции переговорщика, переводчика и фиксера. «Лай собак вдалеке» в общей сложности снимали два года усилиями двух человек — Вильмонта и Сафарова. theБабель расспросил Азада Сафарова об опасности съемок на Донбассе и о шансах на «Оскар».

«Лай собак вдалеке» — совместный датско-шведско-финский фильм о жизни 10-летнего мальчика в прифронтовой зоне. Олег вместе со своей бабушкой Александрой — одни из немногих жителей прифронтового села Гнутово Донецкой области, которые решили остаться и никуда не уехали. Маленький Олег вместе с другими героями фильма — бабушкой и братьями Яриком и Костей — ждут окончания войны, которая никак не закончится. Авторы наблюдали за жизнью Олега и его близких в течение двух лет, чтобы показать, как военный конфликт влияет на жизнь ребенка.

Сколько вы готовились к съемкам фильма и какое время вам пришлось провести на Донбассе?

Подготовку к съемкам мы начали в августе 2015 года. А в первую поездку на Донбасс отправились уже в конце сентября. Изначально мы не знали, в какое место нам ехать: у режиссера уже была идея, но не было главного героя. А нужный герой — это 50 процентов успеха будущего фильма. В итоге за два года съемок мы побывали на Донбассе около 10 раз, у нас накопилось почти 90 часов материала, из которых в фильм вошло только 90 минут. Каждый раз, когда мы приезжали на Донбасс, мы останавливались там не меньше, чем на неделю. Мы жили в Мариуполе, но на целый день приезжали снимать в Гнутово. Иногда ночевали в домах местных жителей, чтобы зафиксировать ночные обстрелы.

Как режиссер фильма нашел вас?

Мы познакомились случайно. Я тогда учился в Школе цифровой журналистики Киево-Могилянской Академии, и в группе выпускников на Facebook написали, что ищут фиксера [человек, организовывающий съемки для иностранных СМИ] для режиссера-документалиста. К тому времени я уже два года ездил в зону АТО — и как журналист, и как фиксер. Правда, но на тот момент я уже переехал из Украины в Германию, и мне пришлось солгать режиссеру, что живу в Украине, чтобы попробовать себя в этом проекте. Кстати, мне удавалось скрывать этот факт от него почти год, а когда он узнал, то, конечно, сильно смеялся.

Азад Сафаров

Как нашли главного героя фильма — 10-летнего Олега?

Чтобы его найти, мы объездили почти все прифронтовые села и города Донбасса. Так прошло несколько недель, и когда мы уже отчаялись найти нужного нам героя, мне позвонила моя подруга — журналистка Эльвина Сеитбуллаева. Она рассказала, как во время работы военным корреспондентом в зоне АТО чуть было не попала под обстрел в селе Гнутово, что в тридцати километрах от Мариуполя. В тот момент ей навстречу выбежал мальчик Олег и потянул за собой в подвал, чтобы переждать обстрел. Там она записала интервью с ним и его семьей. Когда она предложила нам Олега в качестве героя, я сначала отмахивался. Он даже по возрасту нам не подходил, но когда я показал интервью с мальчиком Симону, он сразу загорелся идеей и сказал: «Срочно едем к ним».

Почему выбор остановили на нем?

Куда бы мы ни приезжали, везде разговаривали с детьми. Режиссер спрашивал у всех одно и то же. Один из вопросов звучал так: «Что вы чувствуете, когда вам страшно?» Никто из детей не смог ответить на него, кроме Олега. Он сказал: «Представь себе, что в твою грудь влезает холодная рука, сжимающая сердце, а когда взрывается бомба — рука сжимает сердце еще сильнее, пока оно не заледенеет». Так мы поняли, что нашли своего героя.

Насколько большая команда работала над фильмом?

Съемочная команда состояла из режиссера и ассистента-фиксера, то есть меня. Я организовывал съемки, вел переговоры с военными, работал переводчиком и отвечал за безопасность съемок на прифронтовой линии. Постпродакшеном занималась большая международная команда, но уже в Дании.

Азад Сафаров

Как вы понимали, какие моменты жизни Олега необходимо заснять?

Вместе мы проводили много времени. За некоторое время до того, как начать снимать Симон, предупреждал Олега, что сейчас начнет, и просил представить его, что нас нет рядом. Первое время Олег еще продолжал с нами разговаривать, но когда понимал, что мы не реагируем на его слова, быстро терял к нам интерес, благодаря чему удалось достичь эффекта «отсутствия» камеры.

У нас не было возможности круглосуточно находиться с героями. Конечно, какие-то моменты происходили, когда нас не было рядом, и мы жалели, что не успевали их зафиксировать. Иногда мы просили бабушку Олега самостоятельно снимать интересные моменты в их жизни, для чего даже оставили ей домашнюю камеру. Кстати, последние кадры фильма — на мой взгляд, одни из самых душераздирающих — снимала именно бабушка.

Раскройте смысл названия. Правда ли, что собачий лай считается предзнаменованием обстрелов, и поэтому фильм получил такое название?

Все верно, когда есть какая-то угроза рядом, первыми об этом дают знать собаки. Жизнь рядом с отдаленным лаем собак — это жизнь вблизи опасности.

Съемки можно назвать безопасными? Если нет, то с какими трудностями и опасностями сталкивалась команда?

Съемки не были безопасными: мы выезжали на линию фронта, снимали под обстрелами. Больше всего я боялся и хватался за голову, когда дети начинали бросаться бутылками прямо над головами друг друга и стреляли по ним из травматического пистолета. Можно сказать, что в эти моменты у меня сердце уходило в пятки. Боялся и Симон, но мы не могли вмешаться, чтобы остановить детей, иначе бы искривили документальную реальность.

Вам потребовались какие-то специальные разрешения на съемку, учитывая близость фронта? Кто из местных жителей помогал вам в съемках?

Как и все журналисты, мы проходили аккредитацию, подавали запросы в СБУ и Министерство обороны. Несколько раз в сложных ситуациях нас сильно выручала тогдашний пресс-офицер Минобороны Дарья Басиста. К тому же нам помогали волонтеры, активисты, военные, пресс-офицеры и командиры батальонов. Когда мы приехали, по Гнутово пошел слух, что в село приехали иностранцы, которые хотят украсть детей, и нас начали бояться. Но со временем мы настолько подружились с местными, что даже продавцы магазинов запомнили наши имена.

Кто профинансировал фильм?

Картину финансировали институты кино Дании, Швеции и Финляндии.

Знаете ли вы, что сейчас происходит с вашими героями, в частности с Олегом?

Мы настолько сроднились, что общаемся почти каждую неделю. Они до сих пор живут в Гнутово, и когда там происходят очередные обстрелы, мы пишем и звоним им, переживаем, все ли в порядке.

Азад Сафаров

Картина снималась с прицелом на участие в международных кинофестивалях? Какого проката вы ожидали и насколько неожиданным стало то, что она вошла в шорт-лист премии «Оскар»?

Когда мы снимали фильм, то ни про фестивали, ни про шорт-лист «Оскара» и мечтать не могли. Цель Симона была другой. Раньше он снимал фильмы о детях, растущих в безопасных и зажиточных частях света, — о том, как жизненные обстоятельства выбивают их из колеи, и как потом они находят свой путь назад. На этот раз он, наоборот, искал ребенка, живущего в постоянном хаосе и опасности. И важно было показать, где в этом случае ребенок находит безопасность и утешение.

Азад Сафаров

На ваш взгляд, фильм мог бы быть номинирован от Украины?

Производством картины занимались сразу три страны: Дания, Швеция и Финляндия. Прозвучит странно, но, к сожалению, украинский фильм в этом году не попал в шорт-лист «Оскара», зато туда попал фильм об Украине.

Как вы узнали, что ваш фильм попал в шорт-лист «Оскара»?

Мы узнали 17 декабря поздно ночью. Я увидел это на сайте «Оскара» и по-настоящему обалдел, но хуже всего было то, что и в Украине, и в Дании все спали — поделиться радостью было не с кем. Сейчас у фильма начинается промокампания в Штатах, и мы пытается организовать поездку наших героев в Нью-Йорк. Но пока не знаем, получится ли — у них нет ни загранпаспортов, ни виз. 22 января мы узнаем, войдем ли в пятерку лучших документальных фильмов и попадем ли на саму церемонию. Сейчас важно, как мы разрекламируем наш фильм в США, — от этого зависит многое. Но в этом году наши шансы быть номинированными выше, потому что впервые Киноакадемия покажет все 15 документальных фильмов из шорт-листа в крупнейших городах США с 31 декабря по 21 января. Я считаю, что это круто — так о нашем фильме узнает больше зрителей, а наши шансы возрастут.

«Свидетели Путина». Ради чего стоит посмотреть архивное кино о первой предвыборной кампании второго президента России. Спойлеры

Просмотры:
8481
Автор:
Катерина Коберник
Дата: