Бизнесмен Игорь Коломойский характеризует главных политиков и бизнесменов страны в интервью Дмитрию Гордону. Очень коротко

Просмотры:
4968
Авторы:
Катерина Коберник, Евгений Спирин, Глеб Гусев
Дата:

Бизнесмен Игорь Коломойский дал большое интервью журналисту Дмитрию Гордону в трех частях (вот первая, вторая и третья части). Мы выбрали из их разговора главное и попытались не повторять то, что месяц назад Коломойский уже рассказал Соне Кошкиной (вот первая и вторая части их разговора).

О самых первых деньгах

Мы, я думаю, лет 10—11 нам было, собрали бутылки на стадионе после матча — мы недалеко жили от «Метеора» [стадион в Днепре], а потом сдали их. Ну, то есть они ночь переночевали там в балке — у нас было укромное место, потому что если бы родители узнали, был бы большой скандал. А потом мы с утра пошли и откопали эти бутылки. Сдали их, и на мороженое было.

Об идее возглавить Днепропетровскую облгосадминистрацию

Предложил [возглавить Днепропетровскую область в качестве главы облгосадминистрации в 2014 году] на самом деле я. Это была моя идея, которую мы обсуждали с [Юрием] Луценко и [Александром] Третьяковым. Потом они ее донесли до [Юлии] Тимошенко, а Тимошенко была тогда в правительственном штабе. Они это обсудили с [Александром] Турчиновым [с 23 февраля и. о. президента] и [Арсением] Яценюком [с 27 февраля премьер-министр]. Кому понравилась, кому-то не очень понравилась, но как идея она прошла. И мне перезвонили потом, спросили: «Правда ли?» Сначала Тимошенко спросила, потом Турчинов. И он сказал: «Все, приезжай забирать удостоверение». Была безвыходная ситуация. [Коломойский возглавил область 2 марта 2014 года].

Дивеев Сергей / УНИАН

О гражданском конфликте на Донбассе

Я не могу сказать, что это гражданская война [сейчас на Донбассе], я скажу: гражданский конфликт, который не выходит за рамки Донецкой и Луганской областей… Спровоцированный, подогреваемый, поддерживаемый Россией, но в основе — большое количество именно жителей Донбасса.

Стране нужны мир и внутреннее единство. Все остальное у нас есть.

О всех президентах Украины

Леонид Кравчук [1991—1994]. Основатель украинского государства. С большим уважением отношусь. Там, где никто не ожидал, он совершил подвиг. Коммунистический функционер. То, что столетиями не могли совершить лучшие сыны и дочери страны, — он сделал.

Леонида Кучма [1994—2005]. Рассвет страны пришелся на 10 лет его президентства. Но это не его заслуга. Рассвет был не вопреки ему и не благодаря ему.

Виктор Ющенко [2005—2010] — это хороший пример президента для Украины.

Виктор Янукович [2010—2014] продолжал олигархическую модель. Я уважительно относился к Януковичу, но его действия как президента — это компетенция суда. Сейчас лучше с ним не встречаться.

Петр Порошенко [2014 — настоящее время] — действующий президент, нужно аккуратно, чтобы не делегитимизировать выбранную власть. Его избрали честно, но продержался он максимум год. Проблема в том, что он стал президентом и не перестал быть олигархом. Не удержался. Слишком велики были соблазны. Да еще и окружение — свита надела ему на голову корону.

О Владимире Парасюке

Владимир Парасюк [внефракционный депутат, экс-боец добровольческого батальона «Дніпро-1»] — это не мой человек. Это национальное достояние. Я не знаю, кем был его папа и был ли он в охране «Буковеля». Пока нас [депутат «Народного фронта», экс-комбат «Дніпро-1» Юрий] Береза не познакомил, когда я уже был губернатором, я его не знал. Но его пламенная речь заставила Януковича уехать. Как мне говорил [экс-депутат Верховной Рады, один из руководителей ВО «Свобода» Игорь] Кривецкий, Парасюк воспользовался моментом и вышел на сцену в затишье и выдал речь, которую он подслушал у [руководителя ВО «Свобода» Олега] Тягнибока и Кривецкого.

О других олигархах

Ринат Ахметов играет по правилам. Думаю, он богаче меня. Я не сожалею об этом. У нас хорошие отношения. Умеет подстроиться под любую власть. Контролирует 30% ВВП страны. Может сделать в любой момент кризис в стране. Не будет этого делать, но может.

Виктор Пинчук не стремится рулить. Он не прочь влиять, но жизнь за влияние не отдаст.

С Дмитрием Фирташем я слабо знаком.

Сергей Левочкин. У него хитрость превалирует над разумом. Я не считаю, что он искусный политик. За пять лет не смог выстроить ничего в «Оппозиционном блоке». Хитрость — это либо показатель ума, либо показатель не ума. Они родили Вадима Рабиновича [экс-депутат «Оппозиционного блока», вместе с Юрием Бойко руководит «Оппозиционной платформой — За життя»], а потом пошли к нему со спущенными флагами.

С Виктором Медведчуком мы давно не общались. Последний раз — в 2014 году. Для меня он был партнером [Игоря] Суркиса. Сейчас он не влиятельный в Украине. Может быть, в России. Сколько было бы процентов у Медведчука, если бы провели электоральный опрос? Мало. Что такое его влияние? Если Владимир Путин ему доверяет — это отрицательное влияние, это токсичность.

Нет в стране людей, которые бы держали «контрольный пакет» [государства]. [Прессе] хватит культивировать эту идею. Я считаю, что [пресса] влиятельней, чем некоторые министры. [Президент «Кернелл Груп» Андрей] Веревский входит в число людей, у которых есть контрольный пакет? А [владелец «Мироновского хлебопродукта» Юрий] Косюк? Нет? А они будут побогаче некоторых известных «олигархов». Есть огромное количество… людей, которых никто не знает, потому что они не высовываются.

Нам не нужны швейцарские законы. У нас прекрасное законодательство. Да, оно не выполняется. Просто у нас такая ментальность. Вопрос [о том, как жить, не решен] у нас внутри, а не снаружи. Не нужно торопиться. В Библии написано, что [Моисей водил своих единоверцев по пустыне] сорок лет, пока не умер каждый, кто родился в рабстве. Нам чуть-чуть осталось. Потерпим. Родятся поколения, которые смотрят на жизнь по-другому. Я 1963 года рождения. Вся наша жизнь прошла по [советским] правилам, которые мы с вами вынужденно или невынужденно соблюдали: от коробки конфет участковому врачу до трех рублей гаишнику. И так [жили] все сорок миллионов.