Не боевое ранение. Два человека видели, как получил травму призер «Игр непокоренных» Александр Белобоков — репортаж theБабеля

Просмотры:
6220
Автор:
Евгений Спирин
Дата:

InvictusGamesTeamUkraine / Flickr

В октябре начался конфликт вокруг Александра Белобокова, который выступал за украинскую сборную на «Играх непокоренных» и завоевал две медали. Обязательное условие для участников «Игр» — получить травму или ранение на службе в зоне боевых действий. Ветеран Егор Терехов обвинил Белобокова в том, что он не воевал, а травму получил в быту. Защищала Белобокова волонтер Мария Подыбайло. Чтобы разобраться в этой истории, корреспондент theБабеля Евгений Спирин поехал в Мариуполь — родной город Белобокова. Там он поговорил с местными спортсменами, волонтерами, ветеранами-добровольцами и знакомыми Белобокова. В конце концов он нашел двух человек, которые видели, как Александр Белобоков получил травму.

25 мая 2014 года спортсмен-пауэрлифтер Александр Белобоков отдыхал на пляже с семьей, пошел купаться, попал под винт и перерубил оба предплечья. Это видела жительница Мариуполя Евгения Кацаран, которая была на пляже в тот день. Евгения отдыхала вместе со своим бойфрендом Константином Мироненко — тот близко дружил с Белобоковым.

Для того, чтобы разыскать Евгению Кацаран и других свидетелей этой истории, корреспондент theБабеля Евгений Спирин съездил в Мариуполь и поговорил с двумя десятками знакомых Александра Белобокова. Они возмущены тем, что он называет себя ветераном, и говорят, что Белобоков не призывался в армию до начала АТО и не воевал во время АТО. Травма или ранение при исполнении служебных обязанностей в зоне боевых действий — это необходимое условие для участия в «Играх».

Украинская сборная на церемонии закрытия «Игр непокоренных» в Сиднее, 27 октября 2018. Александр Белобоков замыкает процессию. С флагом — капитан команды, начальник штаба «Украинской добровольческой армии» Сергей Ильницкий.

InvictusGamesTeamUkraine / Flickr

На «Играх непокоренных», которые в октябре прошли в Сиднее, Александр Белобоков завоевал две медали: одно «золото» и одно «серебро». Он выступал в категориях, которые предполагают травму руки, приводящую к утрате ее функций. Волонтер ГО «Новый Мариуполь» Мария Подыбайло настаивает на том, что Белобоков получил ее, выполняя боевое задание.

Вот ее версия произошедшего. В начале мая 2014 года Мария Подыбайло познакомилась с Сергеем Ахбашем, которого курировало «ведомство из трех букв» (скорее всего, имеется в виду Главное управление разведки, ГУР). К этому времени центральную часть Мариуполя уже контролировали сепаратисты, с которыми новый начальник милиции подписал меморандум о ненападении. «Мы искали всех патриотов… — рассказывает Мария Подыбайло. — На меня вышел Сергей [Ахбаш], я поняла, что это серьезный человек». По ее словам, Ахбаш руководил подразделением, в которое входил Александр Белобоков.

Как рассказывает Мария Подыбайло, 25 мая 2014 года подразделение минировало дорогу в районе поселка Виноградное (находится на побережье, на восточной окраине Мариуполя). Там Белобоков «на первом задании» подорвался при закладке мины. По морю его доставили в Виноградное, а оттуда — в Городскую больницу N9 (находится на противоположном конце города от Виноградного). Врачу приемного отделения Белобоков сказал, что перерубил предплечья винтом катера. Его прооперировал ортопед-травматолог Александр Савич.

Мария Подыбайло не присутствовала при этих событиях, а знает их по рассказу Сергея Ахбаша. По ее словам, это она и сослуживцы Белобокова придумали версию прикрытия — про бытовую травму. «Врач видел, какая там травма. Он понимал, что это мина. Но, чтобы не выдать Александра, он написал в выписке то, что написал». (Сергей Ахбаш отказался от комментария.)

Выписка из истории болезни Александра Белобокова. Архив Мариупольской городской больницы N9.

theБабель

Александр Белобоков родился и вырос в Мариуполе, занимался пауэрлифтингом и торговал спортивным питанием. В городе у него много знакомых, в том числе и тех, кто воевал (и до сих пор воюет) в секторе «М» — они учились вместе с ним, тренировались в одном зале, ездили отдыхать. Они говорят, что Александр Белобоков не был добровольцем, а предплечья травмировал, когда отдыхал на побережье и выталкивал моторный катер, который сел на мель, — так он им рассказывал.

Свидетелем того, как он получил травму, была Евгения Кацаран. Вот что известно с ее слов. 25 мая 2014 года она вместе со своим бойфрендом Константином Мироненко поехала отдыхать на «Песчанку» — пляж на западной окраине Мариуполя. (Константин Мироненко отказался от комментария.) Рядом с ними на пляже отдыхали Белобоков с женой, ребенком и друзьями. Белобоков пошел купаться, рядом проходил катер, который тянул за собой мотопараплан. Мотопараплан начал снижаться, Белобоков поднял руки, и они попали в винт мотопараплана. Дальше его доставили в Городскую больницу N9 — ближайшую к пляжу.

В больнице Александр Белобоков сказал, что получил травму в быту. Прежде чем прооперировать, ему сделали рентген — описание рентгеновских снимков есть в медицинской карте и выписке Белобокова. Если бы Белобоков получил минно-взрывное ранение, то в теле у него осталось бы множество мелких осколков. Они были бы указаны как «посторонние тела» в диагнозе, истории болезни и описании снимков. Ничего похожего там нет. Описана обычная бытовая травма — так утверждает травматолог-ортопед, который проанализировал историю болезни по просьбе theБабеля.

На следующий день после операции Белобоков позвонил своему другу, пауэрлифтеру Александру Глущенко, который тренировался с ним в одном спортзале. Он рассказал Глущенко, что случилось, и пожаловался, что его спортивная карьера окончена. То же самое он рассказывал трем знакомым тренерам: Геннадию Воробьеву, Александру Лашину и Артему Удачину.

Уже 7 июня Белобоков пошел с друзьями на пикник. В июле он сделал операцию в Донецке, а потом ездил туда на перевязки. К этому моменту уже несколько месяцев как прошел «рефендум о самоопределении ДНР», Украина не контролировала Донецк.

Скриншот из переписки Александра Белобокова в «ВКонтакте», июль 2014 года.

theБабель

В то, что Александр Белобоков выполнял секретные задания в мае 2014 года, не верят те, кто в 2014 организовывал отряды самообороны Мариуполя. Виктория Придущенко в это время возглавляла «Мариупольские дружины», у нее сохранились списки добровольцев и информаторов. Белобокова в этих списках нет. «Любой шорох в городе, все проходило через меня. Я была в штабе [батальона территориальной обороны] каждый день. Я знала обо всех раненых, но о Белобокове не слышала».

Воевать в добровольческий отряд в 2014 году пошел Руслан «Паук» Пустовойт. Он знаком с Белобоковым больше семи лет, они выросли на соседних улицах. Ни он сам, ни кто-либо из его отряда Белобокова на фронте не видел. «Я был в «Правом Секторе», потом в «Украинской добровольческой армии», — рассказывает Пустовойт. — Пишут, что Белобоков там служил. Не было его там. Это чушь». Пытаясь проверить историю про минно-взрывное ранение, Руслан Пустовойт позвонил Марии Подыбайло. «Маричка мне сказала: не лезь туда. Но конкретных фактов не назвала. Я скажу: никогда, ни один ГУР, ни один командир, никто не даст человеку без специального образования мину и не прикажет ему что-то минировать на выезде».

Историю Марии Подыбайло про минирование опровергает Сергей Иванов — в мае-августе 2014 он служил начальником штаба 9-го батальона территориальной обороны, который стоял на блок-постах на восточных подступах к Мариуполю. По его словам, в направлении Виноградного, Широкино и Новоазовска «не велось никаких работ по минированию или разминированию».

Во Львове открыли сразу два памятника в честь 100-летия ЗУНР. Один уже стал мемом

Автор:
Ольга Подчекаева
Дата: