Ядерный арсенал, который мог уничтожить мир 10 раз. theБабель публикует уникальные фото ликвидации ядерных ракет Украины 1993—1996 годов

Просмотры:
3470
Автор:
Сергей Пивоваров
Дата:
Ядерный арсенал, который мог уничтожить мир 10 раз.  theБабель публикует уникальные фото ликвидации ядерных ракет Украины 1993—1996 годов

Валерий Милосердов

Тридцатого октября 2001 года Украина уничтожила последнюю шахту для запуска межконтинентальных баллистических ракет. Так завершился почти десятилетний процесс ядерного разоружения. После распада СССР Украина унаследовала третий по величине арсенал ядерного оружия в мире после России и США: 176 шахтных пусковых установок с межконтинентальными баллистическими ракетами СС-19 и СС-24, а также 44 стратегических бомбардировщика, способных нести ядерное оружие. theБабель публикует уникальные фото Валерия Милосердова, иллюстрирующие процесс ликвидации стратегических ядерных ракет в Украине в 1993—1996 годах.

В 1991 году ядерный арсенал Украины в целом состоял из около 2 тысяч стратегических ядерных боеголовок и около 2,5 тысяч единиц тактического ядерного оружия. «Это означает, что можно было уничтожить весь мир, превратить его в ядерный пепел примерно раз десять», — рассказывает профессор Института международных отношений политолог Сергей Галака, который исследует, в частности, вопрос нераспространения ядерного оружия.

С 1990 года Украина внедряла основные безъядерные принципы: не иметь, не производить и не приобретать ядерное оружие. В ноябре 1994 года Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия, а 5 декабря 1994 года подписала Будапештский меморандум в обмен на отказ от ядерного оружия. Его гарантами выступили Россия, США и Великобритания, к которым присоединились Франция и Китай. Они обязывались воздерживаться от любой агрессии в отношении Украины — в том числе и от экономического давления. После этого начался вывоз боеголовок в Россию, и 2 июня 1996 года Украина официально утратила ядерный статус, когда последняя боеголовка покинула ее территорию.

К такому решению Украину побудил ряд факторов: международное давление, в первую очередь со стороны России и США, что грозило политической изоляцией; контроль над ядерным оружием оставался в руках Москвы, Киев никогда не имел ядерного чемоданчика с кодами запуска; у большинства ракет истекали гарантийные сроки, а на их обслуживание и восстановление у Украины на тот момент не было ресурсов.

Украинская ракетная база «Хмельницкий», 19-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Командующий 43-й ракетной армии генерал-полковник Владимир Михтюк (второй слева) и американские сенаторы Сэм Нанн и Ричард Лугар во время ликвидации шахтно-пускового устройства для межконтинентальных ракет и капсулы командного пункта, который контролировал десять ракет СС-19 с шестьюдесятью ядерными боеголовками. Реализация программы Коллективного уменьшения угрозы. 23 октября 1996 года.

Валерий Милосердов

На начало 90-х годов весь ядерный потенциал Украины находился на вооружении 43-й ракетной армии Ракетных войск стратегического назначения Вооруженных сил СССР. Самой мощной из дивизий, входивших в ее состав, была 46-я ракетная дивизия со штабом в Первомайске Николаевской области. В ее состав входили командный пункт и 9 ракетных полков с боезапасом более 700 ядерных блоков, а также части обеспечения, полевые районы, расположенные на территории трех областей: Николаевской, Кировоградской и Одесской.

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Лучшая дежурная боевая смена перед заступлением на боевое дежурство. Первомайск, Николаевская область, ноябрь 1993 года.

Валерий Милосердов

Как вспоминает в одном из интервью генерал-майор запаса Николай Филатов, который командовал 46-й ракетной дивизией в 1990—1994 годах, все, что было связано с Ракетными войсками, в прошлом держалось под многими печатями, с грифом «Совершенно секретно». «Отбор кандидатов для службы в РВСН был очень строгим, особенно на офицерские должности. Изучались данные обо всех родных и близких, тщательно проверялись морально-психологические качества, интеллект, физические способности».

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). В солдатской казарме. Первомайск, Николаевская область, ноябрь 1993 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Досуг солдат-ракетчиков. На репетиции вокально-инструментального ансамбля. Первомайск, Николаевская область, ноябрь 1993 года.

Валерий Милосердов

Командный пункт каждого из полков 46-й дивизии находился под землей и руководил десятью ракетами, шахтно-пусковые установки которых находились на расстоянии 8—10 км друг от друга. Он мог выдержать прямое попадание ядерной бомбы и функционировать в автономном режиме полтора месяца. Для этого в командном пункте был запас продуктов питания, оборудования и спецсредств.

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Учебный командный пункт, капитаны Владимир Бабенко (слева) и Владимир Овчаренко тренируются перед заступлением на боевое дежурство. Первомайск, Николаевская область, ноябрь 1993 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Боевой расчет во главе с капитаном Владимиром Базалием идет на боевое дежурство. Первомайск, Николаевская область, ноябрь 1993 года.

Валерий Милосердов

Эта служба отличалась напряженностью даже в повседневности. Офицеры боевого пуска дежурили глубоко под землей, заступая на смену на три-четыре дня. Поэтому нагрузка увеличилась в разы в конце 1993 — начале 1994 годов, когда началась подготовка и непосредственно ликвидация ядерного оружия.

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Учебная шахта пусковой установки ядерной ракеты СС-19, на которой отрабатывали технологию ее ликвидации. Первомайск, Николаевская область, ноябрь 1993 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Демонтаж ядерной ракеты СС-19. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

«Ликвидаторам приходилось работать не по 4—6 часов, как предполагали регламенты, а по 12—14, — вспоминает Николай Филатов— Тогда даже созвали правительственную комиссию, которая решала, как пересмотреть графики работ. Но рекомендации военных и медиков не учли».

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Демонтаж ядерной ракеты СС-19. На боевой позиции. Ракету изымают из шахтной пусковой установки. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

«Мы отстыковывали главные боевые части ракет почти ежедневно. Ответственную работу выполняли исключительно ночью. И вот отстыковывание и движение колонны с этим добром имел право контролировать только я или мой заместитель. На сон фактически наложили вето», — рассказывает тогдашний командир 46-й ракетной дивизии.

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Колонна с демонтированной ракетой СС-19 проходит через город Первомайск. На снимке видна специальная цистерна для перевозки ракетного топлива. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Колонна с демонтированной ракетой СС-19 проходит мимо людей, сажающих картофель. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Ракета СС-19 после демонтажа перед погрузкой на платформу для транспортировки к месту погрузки на железнодорожную платформу. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

Не менее напряженным этапом стал слив ракетного топлива, основным компонентом которого был несимметричный диметилгидразин (гептил). Он чрезвычайно токсичный, канцерогенный и мутагенный, наиболее опасен при вдыхании. Именно поэтому ракетчики работали только в средствах защиты.

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Демонтаж ядерной ракеты СС-19. Боевой расчет по перекачке в транспортировочную цистерну слитого ракетного топлива. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Демонтаж ядерной ракеты СС-19. Во время перекачки слитого ракетного топлива из транспортировочной цистерны в железнодорожную для отправки к месту утилизации. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

«Процесс ликвидации ядерного оружия был чрезвычайно сложным, прежде всего в техническом плане, очень динамичным и довольно эмоциональным: оружие уничтожали те же самые люди, которые его создавали и обслуживали», — вспоминает Филатов.

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Демонтаж ядерной ракеты СС-19. Снятие теплоизоляционной пленки перед сливом остатков топлива. В центре в рабочем комбинезоне стоит начальник регламентной группы демонтажа подполковник Валерий Кукушкин. Лейтенантом он устанавливал эти ракеты. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

46-я ракетная дивизия 43-й ракетной армии (Ракетные войска стратегического назначения ВС СССР). Демонтаж ядерной ракеты СС-19. Шахтная пусковая установка с открытым люком и ракетой, подготовленной к демонтажу. Первомайск, Николаевская область, март 1994 года.

Валерий Милосердов

В Украине до сих пор спорят, стоило ли отказываться от ядерного оружия. Впрочем, первый президент Леонид Кравчук, который положил начало ядерному разоружению, не жалеет о своем решении. «Мы с ядерным оружием, не имея систем управления и испытаний, были бы похожи на обезьяну, которая держит в руках гранату и зажала чеку», — говорил он в интервью в 2016 году.

Бывший посол США в Украине, эксперт аналитического центра Brookings Institution по вопросам ядерного разоружения Стивен Пайфер написал летом 2018 года следующее: «США и Украина недооценили Россию и не рассчитывали на приход Путина. Если бы президенты Украины Леонид Кравчук или Леонид Кучма могли предвидеть события 2014 года, то не согласились бы на подписание Будапештского меморандума».

«Признаков минно-взрывной травмы у пациента не было». theБабель попросил травматолога проанализировать историю болезни призера «Игр непокоренных» Александра Белобокова

Автор:
Евгений Спирин
Дата: