«Закон о языке нужно отменить». Партнер Зеленского по «Кварталу 95» Борис Шефир дал интервью «Детектор медіа». Главные тезисы

Просмотры:
1167
Автор:
Елена Мельник
Дата:
«Закон о языке нужно отменить». Партнер Зеленского по «Кварталу 95» Борис Шефир дал интервью «Детектор медіа». Главные тезисы

Facebook / Студия "Квартал 95"

Борис Шефир, соучредитель «Студии «Квартал 95» и соавтор предвыборной программы президента Владимира Зеленского, дал интервью «Детектор медіа». В нем он рассказал о необходимости отмены закона о языке и квот, заявил о возможном сотрудничестве с «Интером» и назвал президента России Владимира Путина умным человеком, с которым можно договориться. theБабель приводит тезисы материала.

Почему не пошел в политику

Встал вопрос: кому-то идти туда, а кому-то остаться здесь и удерживать бизнес. Мне здесь интересней. Там, конечно, тяжелей и ответственней, и надо пожертвовать собой. Но раз друзья дали мне такую возможность, я остался здесь и постараюсь этот бизнес не упустить, чтобы Владимир через пять лет вернулся и сказал: «Отлично, продолжаем». Если он не выйдет на сцену в образе комика, то будет продюсировать фильмы, сниматься в них.

Мы договорились, что он будет получать зарплату только по основному месту работы — как президент. А вот вся прибыль от продукта, который мы производим, будет между нами разделена в равных частях. Этот процесс требует доработки. Грубо говоря, он получает доход в виде роялти от продажи библиотеки тех фильмов, которые покупают во всем мире.

О работе над мультфильмом о Гулливере и возвращении на российский рынок

Сейчас мы работаем над полнометражным мультипликационным фильмом «Возвращение Гулливера». Сначала это был сценарий художественной ленты, но в этом году мы адаптировали его под мультфильм. Это такая запутанная сказка-история с политическим подтекстом. Мы представили проект в Каннах. Интересовались им китайская и европейская компании. Мы очень оптимистически настроены.

Проект делаем на русском и английском языках. На украинский продублируем. Мультфильм делается четыре года. Мы надеемся, что через два года русский рынок для нас откроется. Долго объяснять, но самый большой удар политика украинизации нанесла телерадиопроизводству. В России тысячи кинотеатров, а кроме России есть Казахстан, Беларусь, все постсоветские страны. Если бы нам внутри Украины разрешили производить на русском, мы бы могли торговать с Россией этой продукцией. Запреты — это искусственная и гадкая штука. Эту войну, которую развязали политики, надеюсь, сегодняшние политики закончат. Мое отношение к войне такое, что я понимаю — ее затеяли, чтобы подзаработать денежек и с той, и с другой стороны. Все подзаработали, только нас разорили с вами.

Об альтернативах квот

Квоты и запреты — это плохо. Любые. Это противоречит Конституции Украины. Квоты — это не развитие, это подавление языка. Конечно, украинский язык нужно поддерживать и развивать. Но не методом квотирования, а, например, какими-то преференциям, например, в налогообложении. Украинский язык должен стать модным. А производство на украинском — коммерчески привлекательным. Просто сейчас не нужно теребить проблему языка, она делит общество. Вначале нужно войну остановить, а потом решать другие задачи.

Так же и с книгами. Зачем запрещать? Можно же украиноязычные книги освободить от налога, а на русскоязычные — повысить. Но не запрещать.

Ожидания от нового президента

Я ожидаю пересмотра квот. 90% — это много. Закон о языке нужно отменить и принять нормальный закон. Это первый шаг для отмены войны. Также хочу, чтобы власть мне профинансировала «Майданс». Просто я уверен в гениальности этого проекта. А так у нас достаточно хорошая ситуация. Несколько холдингов конкурируют и создают хорошие вещи. Но без российского рынка мы будем деградировать.

Я бы посоветовал ему [Зеленскому] быть смелее. Мы когда писали программу, то первым законом, который мы хотели подать в Раду, был закон о снятии неприкосновенности и об импичменте. В первую очередь надо начать с себя и не бояться.

Об общественном и государственном телевидении

Вы посмотрите на украинское государственное телевидение. Это же самый позорный канал. Нужен государственный украинский канал. Не только общественный. На него следует выделить хорошие деньги. Чтобы он работал как ОРТ [«Первый канал»]. Это самый богатый канал в России. Дайте им денег, и пускай там будет только украинский язык. И пускай заманивают самых талантливых и делают суперконтент. Государственный канал должен быть — это же голос государства.

Общественное вещание должно быть. Но помимо него должен быть и государственный канал. А общественный вещатель не должен финансироваться государством. На то он и общественный, чтобы финансироваться обществом. Есть инвесторы, пускай раскошеливаются олигархи. Ведь общественное телевидение — интересная штука.

От каких проектов отказался «1+1». О сотрудничестве с «Интером» и другими каналами

«Игры приколов». Также решили переформатировать «Рассмеши комика». «Вечерний Киев» еще раньше закрыли. «Чисто News», видимо, просуществует до выборов, и его тоже закроют. На «1+1» у нас остались только «Женский Квартал», «Вечерний Квартал», «Лига смеха». А 40 наших авторов нужно как-то прокормить. Потому будем сотрудничать со всеми. Хотя на последнем совещании «Плюсы» обещали пересмотреть свою политику и сделать нам какие-то заказы.

Будем всем предлагать [сотрудничество]. Ни у «Интера», ни у «Украины» нет своего юмористического шоу. А у нас есть авторский коллектив талантливых и работоспособных людей. Нам главное — не растерять коллектив. Я наметил поездку по всем каналам и со всеми буду разговаривать. Возьму соратников и повезем свои предложения.

О новом формате «Квартала 95» и шутках над президентом Зеленским

Мы взяли новых актеров. Было желание кого-то из них назначить фронтменом. Но мы пришли к выводу, что такого фронтмена, как Володя, мы не найдем. Потому мы и построили работу по другому принципу. У нас будет равная команда актеров, наших звезд. А фронтмен, если сможет — выделится. Пришла к нам молодежь — Ласточкин, Ткач — очень яркие личности. И наши старички занервничали. Пускай теперь стараются. Тексты надо писать еще смешней, чем раньше.

Вова не смешной. Его очень тяжело пародировать. Он не говорит глупостей. Он смешной только на сцене, когда кого-то пародирует. А так он не будет, как Кличко, говорить разную чушь, или как Ляшко со своим андеграундом. Но пародию на Володю мы уже придумали. Кто будет его пародировать — не скажу. Внешне как его пародировать, мы уже знаем, но как его вставить в наши программы, мы еще не понимаем. Скорее всего, он будет эдаким нормальным человеком, который попал в дурдом и всему удивляется. Такая у нас концепция.

О войне на Донбассе

Надо ее заканчивать. Ни в коем случае [не считаю нормальным заканчивать войну на условиях агрессора]. У нас в предвыборной программе написано, что если убрать людей, материально заинтересованных в войне, она закончится. В данном случае бывший президент и его окружение были заинтересованы в продолжении войны. Мы их убрали, и я уверен, что она затихнет. Война перестанет приносить доход. Если мы сильно захотим, то мы с ними [властями РФ] договоримся. Им что, нравится воевать? Вы думаете, Путин — маньяк, который любит пострелять в живых людей? Он что, псих? Он умный человек. Да, у него имперские амбиции. Но можно же договориться. А если нет, то будем объявлять настоящую войну. А то что это такое: одной рукой воюем, а другой рукой торгуем? Очень важно желание хотя бы одной стороны, иначе для мира нет перспектив.

Об альтернативе российскому рынку

Да [ищем], но это долгий путь — 10–15 лет для входа на другие рынки. Например, мы планируем сделать сериал «Сваты» для Румынии. Мы много говорили с поляками, но у них свой рынок и талантливые производители. Они побогаче нас и могут позволить гораздо более дорогое производство — и 200, и 300 тысяч долларов за серию. Но работу они скорее дадут своим продакшенам. Понимаете, без дополнительного соседнего рынка мы можем скатиться на местечковый уровень телевидения. А не хочется. Мы же умеем лучше, и мы доказали это. А сейчас снимать за 15 тысяч серию неинтересно.

Я хочу снять проект, подобный «Играм престолов», на украинскую тематику. Если бы мейджоры построили у нас свою студию, у нас были бы все возможности выйти на мировой рынок. Серия «Игры престолов» стоит больше миллиона. У нас столько на целый сериал нет.


Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter — мы исправим