«Для меня бой за Иловайск не закончился». Начальник Генштаба Хомчак дал большое интервью ТСН. Главные тезисы

Автор:
Костя Андрейковец
Дата:

Новый начальник Генерального штаба Вооруженных сил Руслан Хомчак дал большое интервью ТСН и УНИАН, в котором рассказал о возможном конфликте с бывшим главой Генштаба Виктором Муженко и отношениях с президентом Владимиром Зеленским, о военных планах и доктрине, а также о выходе из Иловайского котла и возможных переговорах с боевиками «ЛДНР». theБабель приводит главные тезисы из разговора.

О вступлении в должность

Хомчак рассказал, что процесс передачи должности еще документально проходит, но закончится уже в течение нескольких дней.

«Предыдущий начальник Генерального штаба только прибыл из командировки из-за рубежа. Знаете, как в американских фильмах: ему [Муженко] надо взять коробку из-под бумаги, все туда сложить, но не все вмещается. Сам процесс передачи должности — мы сейчас оформляем акт, где мы должны фиксировать реальное состояние, все это информация, которая должна быть на сегодня, поэтому несколько дней этот процесс будет происходить сугубо документально», — заявил он.

Новый начальник Генштаба отметил, что работы у него будет «с головой».

«Работы для любого начальника Генштаба будет с головой. Почему? Потому, что это живые люди, и жизнь не останавливается. Министр со свои опытом, своими знаниями знает, что повышают состояние боеготовности, в первую очередь, люди и отношение к людям [...]. Отношение, боевой дух, забота о людях — это все взаимосвязано», — сказал он.

О конфликте с Муженко

По словам Хомчака, у него нет никаких конфликтов с бывшим главой Генштаба Виктором Муженко, и между ними лишь служебные отношения.

«У меня никаких конфликтов ни с кем нет. Я уже два года и три месяца работаю в Министерстве обороны, а начальник Генштаба возглавляет Вооруженные силы. У нас нормальные служебные отношения», — сказал Хомчак.

На вопрос, поздравил ли его Муженко с назначением, он ответил, что они пока не виделись.

Об отношениях с Зеленским

Хомчак рассказал, что познакомился с новоизбранным президентом после его победы во втором туре выборов. По его словам, Зеленский произвел на него впечатление энергичного человека, который точно знает, чего хочет. Первая встреча «по делу» произошла еще до инаугурации 21 мая.

«Это было до инаугурации, за несколько дней мы встретились, и я впервые познакомился с президентом лично. Знали мы его как человека, который много лет точно умел находить проблемы власти и остро их освещать — это мы знали, потому что у каждого есть свое впечатление о каждом человеке», — отметил Хомчак, добавив, что никаких должностей ему на той встрече не обещали.

«Ничего не предлагалось, это было просто общение. Был задан вопрос, на каком языке вы хотите общаться. Я сказал, что мне все равно, на каком языке общаться. Президент предложил общаться на украинском языке, и мы общались на украинском, причем нормально. То, что я слышал во время избирательной кампании, оказалось совсем не таким. Мы говорили о жизни, об Иловайске меня расспрашивал президент. Он хотел об этом слышать, потому что много есть инсинуаций по этому поводу, много ложной информации. Я ему кратко рассказал, потому что даже если просто описать всю картину, надо не 5 минут и не 10. Затем мы пообщались о том, какую я должность занимаю, кем я был. Я так понимаю, это было знакомство. Меня президент изучал. Я видел, каким взглядом он смотрит — это был взгляд не артиста, это был взгляд психолога, который конкретно изучал все», — пояснил Хомчак.

Нового президента он оценил как понимающего человека и отметил, что был «приятно удивлен».

«Я увидел цепкого человека, который берется, который интересуется, не просто задает вопрос ради того, чтобы его задать», — заявил Хомчак.

О доктрине

Начальник Генштаба сказал, что хорошо относится к военной доктрине, которую ранее озвучил советник Зеленского по вопросам безопасности и обороны Иван Апаршин. В ней, среди прочего, предлагается отделить должность начальника Генерального штаба от должности главнокомандующего Вооруженными силами.

«Прекрасно к этому отношусь. Это не Апаршин придумал, это уже давно принятое решение здесь, в Минобороны, в ВСУ. Это один из процессов нашего приближения к европейскому сообществу. Это нормально. Когда я иду на должность, я думаю о том, как я буду уходить с этой должности. Не как я буду вечно царствовать, а как буду уходить, с каким лицом и буду я потом опускать глаза перед людьми или не буду», — заверил он.

О выходе из Иловайска

Отвечая на вопрос о своем участии в Иловайской операции и ее трагическом конце, Хомчак заявил, что ему нечего стыдиться.

«Вы должны понимать, что о событиях в Иловайске я знаю больше всех. Не потому, что я такой умный, а потому, что я был человеком, который видел это все. Я знаю, кому какие задачи ставились, кто кому докладывал, кто кому что говорил. А когда вы слышите что-то про Иловайск от солдата, младшего офицера — это то, что они видели, они могут оценить свой участок ответственности. Я выполнял приказ руководства», — рассказал он.

«Для меня тот бой не закончился, потому что до сих пор неизвестна судьба многих, кто пропал без вести... Это все — груз в моей душе. Но я ни перед кем глаза не опускаю. Наверное, главная моя проблема в том, что я остался живым [...]. Я имел такую же возможность погибнуть, как и все, поэтому мне не стыдно. Я сделал все, что мог в той ситуации [...]. Хотя у меня были ситуации, когда мне говорили, что все уже покидают Иловайск, а я говорил: нет, я на месте, тогда все — мы воюем дальше. У нас было много предложений с другой стороны. Но когда мне был предложен выбор оставить добровольческие батальоны, а выйти военным с техникой, мы на такое не пошли. Остались все вместе. И когда потом предложили оставить оружие и уйти без оружия, тоже никто не пошел», — продолжил он.

Хомчак рассказал, что выходил из Иловайска с 14 бойцами, один из которых был ранен, утром 31 августа. Он связался по рации с Муженко и вызвал вертолет.

«После выхода нас вывезли в Старую Ласпу, туда подходила первая бригада оперативного назначения Нацгвардии, они оказали помощь раненому, кофе и чаем нас угостили, потому что не ели несколько дней вообще, а воду пили из Кальмиуса... За нами пришел вертолет. Мы прилетели в 61-й госпиталь. Я там пересел в другой вертолет, с десантниками, через 50 минут был в штабе АТО в Краматорске и сидел перед руководителем АТО, командующим Нацгвардии, министром обороны. Доложил им всю ситуацию. Это было в 8—9 утра 31 августа. А на утро 1 сентября я был в Администрации президента и докладывал о состоянии дел президенту», — заявил Хомчак.

О Донбассе и переговорах с боевиками

По поводу переговоров с боевиками «ЛДНР» он заявил, что против, поскольку является военным, а не переговорщиком.

«Я начальник Генерального штаба — у меня функции совсем другие, я не переговорщик. Пусть переговорщики говорят — это Министерство иностранных дел, все остальные, есть те структуры, которые должны вести переговоры. Я должен управлять, готовить ВСУ ко всем возможным угрозам, к адекватному реагированию, причем с минимальными потерями», — пояснил Хомчак.

Также он напомнил, что ситуация на Донбассе напряженная, а угроза прямого вторжения России никуда не исчезла.

  • 21 мая президент Владимир Зеленский первым кадровым решением уволил начальника Генерального штаба Виктора Муженко. На должность главнокомандующего Вооруженными силами он назначил Руслана Хомчака.
  • Зеленский прокомментировал назначение Хомчака. «Ожидаю, что с приходом генерала Хомчака в нашей армии каждый день будет оставаться все меньше советского, но на деле будут внедряться западные стандарты. Вооруженные силы Украины должны стать в один уровень с лучшими армиями мира», — написал он в Twitter.
  • Руслан Хомчак назвал основные задачи для армии, «которые нужно начать с этой же минуты выполнять».
  • Командиров ВСУ обязали изучить отношение солдат к переговорам с боевиками «ЛДНР». Позже в командовании заявили, что это искаженная информация.