«Мы перепугались, что звонок Трампа — это пранк». Сценарист «Квартала 95» дал интервью «УП». Главные тезисы

Просмотры:
2855
Автор:
Елена Мельник
Дата:

Сценарист «Студии «Квартал 95» Юрий Костюк, который входил в креативную группу штаба Владимира Зеленского, дал интервью «Украинской правде». В нем он рассказал, когда Зеленский решил идти в президенты и начал учить украинский язык, об идее провести инаугурацию не в стенах Верховной Рады, а дебаты — не в телевизионной студии, а также о первой реакции на звонок президента США Дональда Трампа в ночь после выборов. theБабель приводит пять тезисов из материала.

Когда Зеленский сообщил «95-му кварталу», что идет в президенты

Был разговор, когда мы собрались тесным кругом людей, которым Владимир доверяет, где он сказал, что есть такие мысли. Этот разговор состоялся в апреле прошлого года. Он говорил, что думает об этом, и спрашивал, не пора ли нам пойти в политику и попытаться что-то сделать для страны. После этого у нас была такая себе «разведка»: мы встречались с разными политологами, политконсультантами, слушали их мысли.

99% из них говорили, что это все невозможно, что «ваша аудитория в основном — молодежь, которая не приходит на выборы; если у вас нет по крайней мере $50 млн на кампанию — можете об этом не думать; это все сетки, структуры»... Владимир говорил: «Я классическим политиком не стану никогда в жизни». Самая главная наша история заключалась в сохранении органичности. Главный тезис кампании — как стать президентом и остаться человеком.

Как формировалась команда

Все решения принимает сам Владимир. Люди, которые находятся рядом, могут помочь советами или своими мыслями, которые он слышит, но влиять на принятие решений достаточно сложно. Люди, которые находятся рядом, — это братья Шефир, Иван Баканов, Сергей Трофимов, Михаил Валеев, Ирина Победоносцева, Мария Левченко, которая является его ассистентом.

Это люди, которые были в начале. Уже потом присоединился Дима Разумков. Руслан Стефанчук, кстати, тоже был с самого начала — они с Владимиром знакомы еще со времен КВН. Стефанчук в свое время был автором команды «Три толстяка». Так понемногу эта компания формировалась и собиралась, и она продолжает формироваться сейчас.

Андрей Богдан — это товарищ Владимира, юрист. С точки зрения его участия в кампании самая главная ценность Андрея — в том, что он знает, как работает система, знает очень много нюансов, которых мы не знаем.

Об идее дебатов на стадионе и изучении украинского языка

Мы понимали, что наши конкуренты будут ездить на этой пластинке, поэтому мы сразу готовились к дебатам. Но Владимир говорил, что нужно думать о формате, мы точно понимали, что это не студия. В конце марта «Квартал» поехал по Украине с концертами. И помню, был концерт в «Днепр-арене», мы стояли за кулисами, спустился Владимир и говорит: «Я понял, где стоит делать дебаты. На стадионе».

Еще перед первым туром у нас возникла эта история. Решение записать видеоприглашение на «Олимпийском» рождалось уже в этом здании [в штабе Зеленского], в обед придумали — уже утром записали. На 90% думали, что [Петр Порошенко] откажется.

Ни психолога, ни учителя не было. Украинский язык Владимир начал изучать, кажется, года два назад. Он об этом говорил Екатерине Осадчей. Когда началась активная фаза кампании, он занимался с учителем. На самом деле помогало окружение — мы пытались говорить с ним как можно больше на украинском языке. К дебатам Зеленский готовился со своим штабом.

Об инаугурации и кандидатах в команду президента

Пока не знаем [когда состоится инаугурация]. А как готовимся — думаем о «фишечках». Понятно, что есть официальная процедура, которую мы уважаем. Мы, кстати, думали, можно ли вывести депутатов в другое место [вне Верховной Рады] на инаугурацию, но для этого надо менять регламент. То есть существуют исторические процедуры, которые мы должны уважать и выполнять. А потом мы еще что-то придумаем.

Мы в процессе обсуждения, не хочу раскрывать все секреты. Я думаю, что такой инаугурации еще не было. Могу сказать, что будет интересно.

Как только команда зайдет в Администрацию президента, появится доступ к определенной информации. Мы не можем назвать главу СБУ или, например, генпрокурора [до инаугурации], потому что одно дело — назвать этого человека, а другое — назначить. Мы сейчас не имеем ресурсов полноценно проверить людей так, как это должно быть: проверить, есть ли у них родственники в России, каков их бэкграунд, какова их реальная биография.

О звонке Трампа Зеленскому в ночь выборов

Мы перепугались, что это пранк. Они [администрация Трампа] как-то связывались через Баканова. Первая реакция... Ну, представь, говорят: «Звонит Трамп, хочет пообщаться». Мы такие: «Классно». Такая чисто человеческая реакция. «Но это точно Трамп? Точно он?» Слава Богу, что все нормально.


Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter — мы исправим