Коломойский дал большое интервью о «ПриватБанке», прослушке, Порошенко и жизни в Израиле. Главное, не очень кратко

Просмотры:
6453
Авторы:
Глеб Гусев, Евгений Спирин
Дата:
Коломойский дал большое интервью о «ПриватБанке», прослушке, Порошенко и жизни в Израиле. Главное, не очень кратко

Дивеев Сергей / УНИАН

Бизнесмен Игорь Коломойский дал большое интервью Соне Кошкиной. Пересказываем основные моменты первой части.

Об Израиле и паспортах

По семейным обстоятельствам я в Израиле. Через две недели буду в Женеве. Я свободно перемещаюсь по миру. Ни нового, ни старого бизнеса у меня в Израиле нет. Тут бизнесом занимаются те, кто живут постоянно. На территории Швейцарии бизнеса нет и не было никогда. Последний раз был в Украине в июне 2017 года. На всякий случай. В Швейцарию я первый раз попал в 2001 году, потому что дочь поехала туда учиться. Она выбрала College du Leman. Потом туда, чтобы присматривать за дочерью, переехала моя сестра. Я стал ездить к ней, но возвращался, потому что в 1999 у меня родился сын. Так, понемногу, осели там. Сын сейчас учится в Университете Кливленда и играет в баскетбол.

У меня не было риска ограничения выезда из Украины. Я въезжаю и выезжаю из Украины по украинскому паспорту. У меня три гражданства: украинское, израильское, кипрское. Пусть лишит меня [гражданства], он [Порошенко] лишил Михеила Саакашвили.

О «ПриватБанке» и активах

Лондонский суд по «ПриватБанку» еще даже не начался. Это даже не подготовительный этап, а пограничные сражения. Сейчас заморожены все активы. Их три вида: связанные с Российской Федерацией, с Украиной и активы — весь остальной мир. Активов заморозили не на 2,5 млрд долларов, а вообще все. Но я к этому нормально отношусь. Как-то справимся с жизнью на 20 000 фунтов в неделю. С возрастом питаешься меньше. Хватает. Это огромные деньги. Я лично на себя практически ничего не трачу.

Из всех [моих] активов Петра Порошенко больше всего интересует канал «1+1». Сегодня структура украинских активов легально Петру Алексеевичу недоступна. То, что сделало государство с «ПриватБанком», — это экспроприация. У нас был прекрасный аудированный банк с прекрасным аудированным портфелем. Потом, когда Порошенко стал президентом, к нему пришла группа товарищей и сказала, что нужно его национализировать, а призом за это будет доступ к каналу «1+1» — и он на это клюнул. Закоперщиками были глава НБУ Валерия Гонтарева и заместитель главы НБУ Катерина Рожкова. В этой группе были люди от ICU, МВФ, ЕБРР, которым мы мозолили глаза из-за своих размеров.

О дефолте и кредитах

Без денег МВФ стране грозит дефолт? Дефолт — это же не конец государственности. Дефолт нужно было применять еще в 2014 году. Я это говорил Арсению Яценюку еще в 2014 году, когда он был премьер-министром, а я губернатором: что надо послать всех куда подальше, сесть и структурировать задолженность. Внешний долг Украины — 113 миллиардов долларов на 40 миллионов граждан, а долг Греции — 513 миллиардов на 10 миллионов населения. Это им не помешало послать МВФ в жопу. У меня в этом смысле последовательная позиция. Я это говорил и в 2013 году, и когда Тимошенко вытаскивала страну в 2009 году после того кризиса. МВФ — это терапия для наркомана: чтобы он не умер, но никогда не выздоровел.

О Викторе Медведчуке

Мой разговор про Медведчука и Суркиса — это проделки Сергея Левочкина [в ноябре 2017 на YouTube появился разговор Коломойского с Игорем Суркисом, в котором он критиковал Виктора Медведчука]. Сам я не записываю свои разговоры. Я таким не занимаюсь. Мы серьезные люди, какие развлечения. У братьев Суркисов были бизнес-отношения с Виктором Медведчуком. В результате отношений возникла непонятка. Суркис-младший попросил меня дать оценку. Я сказал: оценка такая-то. Это не значит, что я к нему плохо отношусь, это была просто оценка той ситуации. Роль Медведчука очень преувеличена, гипертрофирована. То, что он кум Путина, — это его слабость, а не сила. Контроль над двумя телеканалами — ну так это живопырки, а не каналы. У них рейтинг ноль целых, ноль десятых. Они поднимутся, только если перестанут зализывать Петру Алексеевичу. Они же бизнес-партнеры — по Новоград-Волынскому, сжиженному газу и бывшим заправкам «Роснефти». В бизнесе по заправкам недавно появился «фронтер» — [владелец трейдинговой компании Proton Energy Group S.A.] Нисан Моисеев, гражданин Израиля, проживающий в Швейцарии.

О личной безопасности

Я сам себе служба безопасности. Опыт показал, что так целее будешь. У меня несколько телефонов. По одним я говорю то, что хотят, чтобы было услышано. По другим — то, что я не хочу, чтобы кто-то услышал. Например, ты знаешь, что по этому телефону ты говоришь то, что хочет услышать Порошенко. Лично для него послания или для иже с ним. Второй телефон — бытовые, семейные разговоры. Третий — коммерческие тайны. И четвертый — совсем закрытый канал.

О кандидатах в президенты

Мы за то, чтобы у [кандидата в президенты] Анатолия Гриценко росли рейтинги. Я считаю, что Петр Алексеевич должен занять почетное шестое место, а Гриценко должен быть одним из тех, кто должен оказаться на третьем- четвертом месте. Мы за то, чтобы Гриценко потом прошел в следующий парламент.

Есть легитимный президент, избранный на пять лет. В первом туре. Пусть побудет. Пять лет — хватит. Потом другим уступит. Мои симпатии к Тимошенко выглядят так: она — фаворит президентской гонки. У нее 99 шансов из ста выйти во второй тур. Станет ли она президентом, зависит от того, кого она там встретит. Если это будут Вакарчук, Зеленский или Гриценко — то шансов у нее уже 55 из 100. Если она выйдет против Порошенко, Бойко или Ляшко, то 75 из 100. С Юлией Тимошенко я давно не встречался — у нас нет предметов для обсуждения, все понятно. Я встречаюсь только с ее близким соратником — Александром Абдуллиным. За деньгами она никогда не обращалась, ни через Абдуллина, ни через кого-либо другого.

О президенте Порошенко

Я нормально отношусь к Петру Порошенко. Если бы не его страсть контролировать все телевизионное пространство. Ни у кого же такого не было: ни у Кучмы, ни у Ющенко, ни у Януковича. Если Порошенко выиграет президентские выборы, тогда я скажу, что я вообще ни в чем не разбираюсь и уйду на пенсию. Я бы назвал его правление двумя словами — полная аморальность. Любое событие он пытается превратить в плюсы для своей политической карьеры.

О Томосе

Ему не нравится Филарет, он хочет его заменить. Есть два человека, которым достанутся лавры победителя в истории с Томосом. Это Филарет, который прошел через анафему и 27 лет за это боролся. И второй — Порошенко, который 4 года назад стал президентом. И если Филарета не изберут [патриархом поместной церкви], то остается Порошенко, который скажет: «Это все я». Я не люблю, когда религию используют в политических целях, потому что тогда мы ничем не отличаемся от нашего восточного соседа. Там не разберешь, где президент, а где патриарх.

О НАК «Нафтогазе»

Я всегда нормально относился к главе правления НАК «Нафтогаз» Андрею Коболеву. Это одна из хороших кандидатур на пост премьер-министра после выборов 2019 года.

О хобби

Я занимался и прыжками в воду, и греблей, футболом, баскетболом, даже один год занимался байдаркой. И еще меня заставляли заниматься шахматами. А сейчас у меня хобби — общение с друзьями, чтение и телевизор.


Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter — мы исправим

Собираюсь за границу. Где можно, а где нельзя курить и сколько мне это будет стоить?

Автор:
Александра Власюк
Дата: