Бывшего президента Виктора Януковича больше года судят за государственную измену. Вот человек, который уверен в его невиновности

Просмотры:
6938
Автор:
Оксана Коваленко
Дата:
Бывшего президента Виктора Януковича больше года судят за государственную измену. Вот человек, который уверен в его невиновности

Дмитрий Ларин \ theБабель

В Оболонском суде столицы больше года идет главный процесс в истории Украины — бывшего президента Виктора Януковича обвиняют в государственной измене. Координирует защиту партнер компании «Авер Лекс» Виталий Сердюк, один из лучших в стране адвокатов по уголовным делам. Еще ни одному адвокату не удавалось вернуть власть президенту, сбежавшему из страны после революции, — но, кажется, именно на это претендует защита Януковича. В суде допрашивали действующего президента, спикера, секретаря СНБО и бывшего главу СБУ. Один за другим сменяются адвокаты, во время заседаний случаются потасовки, участники несколько раз вызывали полицию. Гонорар от подсудимого возят наличными через границу. Корреспондент «Бабеля» Оксана Коваленко больше года следит за событиями в суде. Она восстановила хронологию процесса и узнала, на что рассчитывают адвокаты в деле, исход которого называют предрешенным. Заодно она нашла (косвенное) подтверждение госизмены экс-президента.

Что за абсурд творится в деле Виктора Януковича?

Чехарда и балаган — вот как выглядят последние заседания суда по его делу. Адвокаты появляются, пропадают, демонстративно хлопают дверями и прорываются назад в зал заседаний с боем. Дело вели уже 11 защитников, из них пять — бесплатных.

Процесс находится на стадии дебатов. Дальше — судьи удаляются в «совещательную комнату» и выносят приговор. На дебатах 13 сентября свои речи должны были зачитывать ключевые защитники — Виталий Сердюк и Игорь Федоренко. Но в этот день Виктор Янукович вывел их из процесса. Вместо них вступил адвокат Александр Байдык. Он выступает (с перерывами) уже 22 часа и сегодня должен продолжить. Он уже побил рекорд Оболонского суда.

На деле же Виталий Сердюк и Игорь Федоренко и дальше контролируют защиту экс-президента. Если их стратегия — это затянуть судебный процесс как можно дольше, на что они могут рассчитывать?

1

Летом 2018 года несколько раз в неделю возле Оболонского суда в Киеве наблюдалась одна и та же картина. К зданию подъезжает Мерседес G-класса, прозванный в народе «кубиком». Под лобовым стеклом машины закреплен сине-желтый флажок. Из нее высаживается адвокат Виталий Сердюк вместе со своим партнером Игорем Федоренко. В окружении охранников, еще двоих адвокатов и помощников, которые несут папки, Виталий проходит через рамку металлоискателя и поднимается на пятый этаж здания суда, где идет процесс о государственной измене Виктора Януковича.

В зале он раскладывает папки с материалами, ходатайствами и заявлениями. Перешучивается с журналистами. Садится, расстегивает темно-синий пиджак. Смотрит на часы: жена подарила ему Ulysse Nardin. Заседания начинаются ровно в десять утра.

Владимир Шуваев \ theБабель

Напротив него, за стол у окна, садятся военный прокурор Руслан Кравченко и его напарник Максим Крым — в зеленых мундирах. Они подтянуты, сосредоточенны, избегают журналистов. Именно Руслан Кравченко 14 марта 2017 года подписал обвинение Виктору Януковичу — в том, что он пособничал России изменить границы Украины и вести агрессивную войну. Кравченко просит посадить Януковича на 15 лет.

Четыре с половиной года назад, в пятницу 21 февраля, когда на Майдане уже погибли люди, Виктор Янукович подписал соглашение с оппозицией. В ближайшие 48 часов, в субботу или воскресенье, Верховная Рада должна была вернуть Конституцию 2004 года, а президент — прямо на заседании скрепить решение своей подписью. Но в пятницу Виктор Янукович собрал в своем кабинете документы, книги, телефоны, очки и государственные печати — и вышел из здания на улице Банковой навсегда. Заехав на несколько часов в Межигорье, он со своей сожительницей Любовью Полежай и охранниками на двух вертолетах вылетел в Харьков.

В полдень 22 февраля, когда шло заседание Рады, Виктор Янукович в Харькове заявил, что в Украине произошел переворот. Спустя пять часов, уже находясь в Донецке, он узнал, что парламент проголосовал за то, что президент «самоустранился» — такой формулировки не было и нет в Конституции. После этого российские военные переправили его в Крым, а оттуда в Россию, и начали захват полуострова. Виктор Янукович появился на публике через день после того, как российские военные захватили административные здания в Симферополе. Он снова назвал произошедшее госпереворотом и упомянул «референдум в Крыму».

2

Военному прокурору Руслану Кравченко двадцать восемь, его напарник на два года старше. Оба служили в Крыму, когда Россия его захватила. Вести процесс их назначил главный военный прокурор Анатолий Матиос. По его словам, весной 2014 года они уничтожили документы Крымской прокуратуры по надзору в военной сфере и уехали на материк. «Они потеряли Родину, и для них это не пустые слова», — говорит Матиос.

Прокурор Руслан Кравченко за шесть лет сделал карьеру, едва ли возможную при других обстоятельствах. В мае 2012 года он выпустился из Национального юридического университета в Харькове и приехал по распределению в Севастопольский гарнизон. Теперь он ведет ключевой процесс страны. 

Выехав из Крыма, Руслан недолго прослужил в Ровно и Львове, а в сентябре 2014-го на полгода уехал в АТО — в военную прокуратуру Артемовска и Дебальцево. Еще через полгода его перевели в Киев, в Генеральную прокуратуру. Чуть позднее там создали управление по российской агрессии. Руслан Кравченко начал с обвинения командующему российским Черноморским флотом Александру Витко. Со временем из томов о захвате Крыма выделилось и дело Виктора Януковича.

Прокуроры Руслан Кравченко и Максим Крым (слева).

Прокуроры Руслан Кравченко и Максим Крым (слева).

Владимир Шуваев \ theБабель

В Басманном суде Москвы лежит решение о заочном аресте Руслана Кравченко. Однажды в суде адвокаты пожаловались, что прокуроры не съездили в Россию допросить обвиняемого. В перерыве Сердюк подошел к Кравченко и шутливо спросил:

— Когда поедете допрашивать Януковича?

— С вашей помощью в России я уже заочно арестован, — парировал Кравченко. Сердюк сказал, что он к этому не имеет отношения.

Лоб в лоб адвокат и прокурор сталкивались не раз. 19 апреля 2018 года случилась первая крупная стычка. Процесс длился уже больше девяти месяцев. После допроса свидетелей, в конце рабочего дня судья неожиданно объявил дебаты. Дебаты — последняя стадия процесса, на которой выступают сначала обвинение, а потом защита; далее суд уходит в совещательную комнату и выносит приговор. Запланированы были дебаты на 25 апреля.

Виталий Сердюк заявил, что суд нарушил права его клиента на защиту. Судья не принял его аргументы и потребовал, чтобы прокуроры начали выступать.

— Уважаемый суд, — начал Руслан Кравченко. — Бог каждому дает свой шанс сделать мир вокруг себя лучше, а людей — счастливей. Такой шанс выпал [Виктору Януковичу]: сделать Украину сильной и процветающей, а 45 миллионов граждан успешными.

Сердюк выкрикнул, что заседание нужно перенести.

— Остановитесь! Защита еще не кончила говорить! — сказал он. — Если прокурор очень громко хочет зачитывать свои мысли, несмотря на стадию процесса и неправосудность решения, пусть читает их без нас!

— Я исполняю решение суда. Вы меня перебиваете, — ответил ему Кравченко.

— Защита лишена права на защиту, вы слышите меня, прокурор? — продолжал Сердюк.

— Я выполняю решение суда, — ответил Кравченко.

У Виталия Сердюка оставался единственный способ остановить заседание — уйти. Так он и сделал.

31 июля ситуация повторилась. На этот раз прокурор Кравченко говорил через микрофон, чтобы его не смог перекричать адвокат. Виталий Сердюк вызвал полицию.

3

Виталий Сердюк окончил юридический факультет КНУ им. Шевченко в 2002 году. На втором курсе начал работать. За шестнадцать лет прошел путь от помощника юриста до старшего партнера адвокатской компании «Авер Лекс». Сердюк входит в международный рейтинг агентства Chambers & Partners и в Украине считается одним из лучших адвокатов по уголовным делам. Майдан, который привел к власти нынешних руководителей страны, Виталий Сердюк не поддерживал. Но его коллеги по «Авер Лексу» защищали в суде нескольких человек, которых милиция задержала во время акций протеста. 

В апреле 2014 года Виталий Сердюк взялся защищать своего товарища по цеху, адвоката Дениса Бугая. СБУ обвиняла его в том, что он «входил в банду Сергея Курченко». Через два месяца в офисе «Авер Лекса» раздался телефонный звонок. Звонил донецкий адвокат, который сотрудничал с компанией «МАКО», принадлежавшей сыну беглого президента Александру Януковичу. Поначалу он предложил адвокатам защищать Виктора Януковича в деле о расстрелах на Майдане.

«Мы советовались с партнерами, просчитывали риски, — рассказывает Виталий Сердюк. — У нас было дело [задержанных во время Майдана], из него мы знали подробности [протеста]. Знали, что [Виктор Янукович] не давал указаний про расстрел. У нас была возможность разобраться, что [на Майдане] произошло на самом деле. И мы первыми могли испытать на себе заочные процедуры [которые позволяют вести суд без обвиняемого]».

Договор «Авер Лекс» сначала подписал с Александром Януковичем в интересах его отца. А с клиентом напрямую Виталий Сердюк познакомился несколько месяцев спустя. За дело о госизмене «Авер Лекс» взялся уже в ноябре 2016 года, когда генеральный прокурор Юрий Луценко зачитал подозрение Виктору Януковичу в Святошинском суде столицы.

Офис «Авер Лекса» располагается на пятом этаже офисного здания в Крестовом переулке. До 2014 года здание занимал «Укрбизнесбанк», принадлежавший Януковичу-младшему. Теперь там появился специальный отдел по делам Януковича-старшего. Ему выделили отдельную комнату: офисные столы и стулья, вдоль стен — шкафы с толстыми синими папками. Здесь постоянно сидят адвокаты — Богдан Биленко и Андриана Фозекош, и два помощника. К работе отдела подключаются и другие сотрудники, включая управляющего партнера Ольгу Просянюк.

Защитники Виталий Сердюк и Игорь Федоренко в «отделе Януковича».

Защитники Виталий Сердюк и Игорь Федоренко в «отделе Януковича».

Дмитрий Ларин \ theБабель

Стратегию защиты экс-президента продумывают в двух соседних кабинетах — у Виталия Сердюка и Игоря Федоренко. У Сердюка стоят фотографии с Виктором Януковичем и Леонидом Кравчуком. У Федоренко — снимок с Кравчуком. На полке над столом — флажок батальона «Донбасс», подарок на память от медика, который в АТО объездил всю линию фронта, спасая жизни с обеих сторон. Сердюк и Федоренко помогали добровольческим батальонам во время войны, уже когда работали над делом беглого президента. Покупали кареты скорой помощи, отправляя их в том числе и в батальон ОУН.

На встречи с Виктором Януковичем адвокаты ездят в Россию. Чем ближе конец процесса, тем чаще рандеву. Сердюк говорит, что поначалу это был Ростов-на-Дону. Ехать долго — не меньше двух дней, поэтому решили общаться в Москве. «Места встречи готовит служба безопасности Януковича, — рассказывает Виталий Сердюк. — Это не квартиры, а офисные помещения. Почти всегда разные». Средства связи адвокаты с собой не берут. При первой встрече их обыскивали, сейчас уже нет. Кто обыскивал? Начальник отдела спецназначения охраны беглого президента тоже покинул Украину, но сейчас с Януковичем не работает. Откуда же они, из ФСБ? «Я не спрашивал паспорта», — говорит Сердюк. 

Виталий Сердюк рассказывает о Викторе Януковиче с улыбкой. Иногда называет его «Федорычем», но замечает, что при личных встречах обращается к нему по имени-отчеству. Отметает любую критику беглого президента. Учебники рекомендуют будущим адвокатам критически относиться к словам клиента, но Виталий Сердюк не сомневается в правдивости слов своего. «Когда долго работаешь в уголовном процессе, начинаешь чувствовать, искренний ли человек, — говорит Виталий. — Да, я ему верю».

Дмитрий Ларин \ theБабель

4

В мае 2017 года дело о государственной измене передали в Оболонский суд столицы. Здесь и раньше разбирали дела, которые вела военная прокуратура, в том числе и Руслан Кравченко. Виталий Сердюк уверен, что накануне проходили «неформальные переговоры между судьями киевского Апелляционного суда, главами районных судов и Генпрокуратурой — там и было решено, что дело отправится в Оболонский суд». В прокуратуре говорят, что таких совещаний не было.

Во время процесса Виталий Сердюк решил последовать совету Фрэнка Андервуда: «Не нравится, как накрыт стол, — опрокинь его». Адвокаты не столько защищали Виктора Януковича, сколько доказывали, что действующие политики совершили государственный переворот и виноваты в потере Крыма. «Они игнорируют наши суды по Майдану и о госперевороте, — говорит Сердюк. — Нам очень нужен этот процесс. Другого способа заставить их дать показания нет. Мы собрали много материала. Подождем, пока кто-то из порядочных работников НАБУ, САП или прокуратуры возьмет его и расследует».

Прокурор Руслан Кравченко уверен, что адвокаты выбрали плохую тактику. «Они профессионалы, но мы в этом процессе тактически победили, — говорит он. — Они решили играть на публику, а не доказывать свою позицию в суде. Они не пытались опровергнуть обвинения. Они заводили нас в дело Майдана, которое рассматривается в другом суде и к этому процессу не имеет отношения».

Время от времени, когда адвокаты и прокуроры начинали переругиваться, судья останавливал заседание. Сам судья тоже позволяет себе троллить Виталия Сердюка. Тот не обижается. Он считает и судью, и прокурора профессионалами. А что думает о своем оппоненте Руслан Кравченко? «С ними интересно [соперничать]. Случаются перепалки. Мне не нравится, что Сердюк считает, что может вести себя как хочет и нарушать закон. Но это не личное, а работа. Сердюк — сильный профессионал».

Глава Оболонского суда, председательствующий судья Владислав Девятко.

Глава Оболонского суда, председательствующий судья Владислав Девятко.

Владимир Шуваев \ theБабель

Мало кто может похвастаться тем, что допрашивал действующего президента. Руслан Кравченко и Виталий Сердюк допрашивали Петра Порошенко, секретаря СНБО, спикера парламента, министра МВД, бывшего премьер-министра и бывшего главу СБУ. Уже когда процесс подходил к концу, а прокуроры готовились со дня на день выступить с заключительной речью, адвокаты стали приводить новых свидетелей.

Так в суде появилась бывшая пресс-секретарь Януковича — Анна Герман. По словам Сердюка, они случайно встретились в США, и она предложила дать показания. Там же Сердюк встретил бывшего депутата Андрея Артеменко, которого лишили украинского гражданства за план о сдаче Крыма России в аренду на срок от 50 до 100 лет. Артеменко согласился дать показания, но суд ему отказал.

Сердюк отрицает, что защита затягивает процесс. «Нам выгодно допросить всех свидетелей, чтобы наполнить материалы [дела] нужными нам доказательствами». Но несколько адвокатов, с которыми консультировался «Бабель», говорят, что происходящее очень похоже на тактику «затягивание». Дебаты продолжаются. Далее судья проведет какое-то время в совещательной комнате и огласит приговор. Дело, скорее всего, пойдет в Апелляционный суд. Приговор вступит в силу не сразу. А уже 31 марта 2019 пройдут очередные выборы президента. Политическая ситуация может измениться. Сами адвокаты говорят, что выборы на процесс никак не повлияют.

5

Одно из ключевых доказательств вины Януковича — это его письма и обращения. Никто из сторонних наблюдателей толком не понимает, сколько их было.

Когда российские «зеленые человечки» появились в Крыму, Виктор Янукович находился в России. Вечером 1 марта 2014 года на заседании Совета Федерации РФ депутаты разрешили Владимиру Путину использовать вооруженные силы на территории Украины. Повод — просьба Сергея Аксенова «обеспечить мир и спокойствие на территории Крыма». Один из чиновников Совфеда заявил, что в верхнюю палату поступило обращение Виктора Януковича, где он поддерживает просьбу Аксенова. Этот документ на заседании не предъявили.

Достоверно известно, что 1 марта в Ростове-на-Дону Виктор Янукович подписал обращение к президенту Владимиру Путину. Он просил использовать вооруженные силы России в Украине. Именно это обращение покойный постпред РФ Виталий Чуркин показывал на заседании Совета Безопасности ООН. За этим документом прокурор Руслан Кравченко летал в Нью-Йорк. «Янукович во время последней пресс-конференции признался, что подписал обращение к Путину, и подтвердил, куда его передал», — говорит Кравченко. 

Защита пыталась доказать, что Путин не получил никаких документов, но это опроверг сам президент РФ. 4 марта 2014 года в разговоре с журналистами он сказал, что у него есть «прямое обращение легитимного президента Януковича об использовании вооруженных сил [России] для защиты жизни, свободы и здоровья граждан Украины».

Защитники Виталий Сердюк и Игорь Федоренко.

Защитники Виталий Сердюк и Игорь Федоренко.

Дмитрий Ларин \ theБабель

Уже во время суда адвокаты заявили, что «документ Чуркина» состоял из двух частей. Вторая часть — письмо Януковича на четырех страницах. В нем он просил Путина провести консультации, чтобы использовать в Украине российские войска, находившиеся на территории Крыма. По словам адвокатов, готовить его экс-президенту помогал бывший командующий Внутренними войсками Станислав Шуляк, а бывший начальник Генштаба Юрий Ильин консультировал Януковича по телефону.

Адвокаты предъявили и письмо из Генеральной прокуратуры России: Путину письма Януковича не поступали. Значит, по мнению защиты, не просьбами Януковича он руководствовался. В защиту Януковича адвокаты показывают и его письма во Францию и Германию. В них он просит о том же: провести консультации по полицейской миссии. Но неясно, почему в Германию он писал главе МИД, а во Францию — начальнику департамента МИД по континентальной Европе.

Защита утверждает, что жизни Януковича угрожала опасность, и он покинул Украину, воспользовавшись помощью президента России. Начальник службы безопасности Януковича Константин Кобзарь в суде рассказал, что он звонил дежурному по Федеральной службе охраны РФ. «Я сообщил, что жизнь президента Януковича в опасности ... попросил, чтобы он оказал содействие в переезде в Крым».

Виталий Сердюк убежден, что на 1 марта 2014 года Виктор Янукович был действующим президентом. «Чтобы нового президента избрали, старого должны лишить полномочий. Янукович по Конституции полномочия не утратил. Но окончательный ответ должен дать Конституционный суд». Термина «самоустранение» в Конституции нет. Если речь идет о государственной измене и последующем импичменте, то процедуры, выписанные в Конституции, соблюдены не были.

Виталий Сердюк не может ответить, почему Янукович, который считал себя действующим президентом, не отменил незаконные акты Совета министров Крыма, принятые после незаконного назначения Сергея Аксенова. «Он сам должен дать ответ», — говорит Сердюк.

Янукович в суде так и не появился. Украина принципиально не обращается в госорганы России, страны-агрессора. А возвращаться, чтобы предстать перед судом, Янукович не хочет, как и давать показания из (де-юре украинского) Крыма. «Попасть туда, не нарушив украинские законы [через материковую Украину], он не сможет», — поясняет Сердюк. «Может устроим допрос в СИЗО? — предлагает прокурор Кравченко. — В суде доказано, что [Янукович] бежал с помощью вооруженных сил РФ, перелетал … [в Анапу], потом возвращался в Крым, а из Крыма уже окончательно покинул территорию Украины. В Крыму он еще провел совещание с министром обороны, генпрокурором, начальником Генштаба... Что они сделали, чтобы сохранить территориальную целостность Украины? Ничего. Он еще и убежал на территорию агрессора», — возмущается Кравченко.

Кравченко уверен, что приговор в этом деле поможет Украине задокументировать преступления российских чиновников и военных, причастных к оккупации Крыма. «Если будет когда-то трибунал по агрессии России против Украины [где будут судить нынешнюю власть РФ], я бы хотел быть в группе лиц, которые бы осуществляли обвинение». Пока же Кравченко хочет просто идти вверх по карьерной лестнице в прокуратуре.

Владимир Шуваев \ theБабель

6

В материалах дела нет примечательной детали, которая могла бы подтвердить, что бывший президент совершил государственную измену. После того как российские войска захватили административные здания в Севастополе, депутаты Верховного совета АРК назначили «премьер-министром» Сергея Аксенова — под дулами автоматов российских военных. Виктор Янукович согласовал это назначение «в порядке, предусмотренном законодательством» — об этом стало известно из показаний тогдашнего главы парламента Крыма Владимира Константинова.

По законодательству это должен быть документ на президентском бланке, адресованный парламенту Крыма, с таким текстом: «Відповідно до частини четвертої статті 136 Конституції України погоджую призначення Аксьонова Сергія Валерійовича на посаду голови ради міністрів АРК». На документе, если он готовился по правилам, должна стоять подпись Януковича — благословляющая вооруженное вторжение в Крым и незаконное избрание Аксенова.

Проблема заключается в том, что Константинов давал показания на другом судебном процессе, в оккупированном Крыму; в украинском суде эти показания даже не упоминали, потому что такого суда для Украины не существует. «Бабель» стал искать этот документ и вышел на Алексея Калинникова, адвоката Константинова. Калинников подтвердил, что документ существует. Его оригинал, который мог бы войти в материалы дела, остался на аннексированном полуострове.

7

Заседание 31 июля с самого утра обещало стать необычным. Суд третий месяц пытался начать дебаты. Защита делала все, чтобы их не допустить. На заседание пришел только Виталий Сердюк. На его столе стоял ноутбук, к нему была подключена колонка, Игорь Федоренко подключился по видеосвязи из Минска — он готовился допросить очередного свидетеля. Прокуроры же готовились читать заключительную речь. Возле них тоже стояла колонка, размером побольше.

Судья не разрешил защите вызвать очередного свидетеля и объявил дебаты. Казалось, прокуроров уже не остановить. Но Сердюк подал ходатайство об отводе всех судей и прокуроров. Он говорил громко, не давая прокурору вставить ни слова. Судья объявил технический перерыв.

— Я иду в канцелярию суда, подавать документы про отвод. Сегодня я сюда уже не вернусь, — сказал Сердюк и ушел.

Прокуроры Кравченко и Крым попросили судью привлечь для защиты Януковича бесплатного адвоката. Это бы дало им возможность провести дебаты — они должны проходить в присутствии защитника, пусть формального. По закону защищать подсудимого могут не более пяти адвокатов. Четверо уже были в процессе.

Того, что произошло дальше, не ожидал никто. Пока журналисты телеканалов комментировали события в прямом эфире, в зал молча зашел безупречно одетый мужчина в очках. Свой кожаный кейс он поставил на адвокатский стул. Оказалось, что его зовут Александр Байдык, и он неделю назад подписал договор с Виктором Януковичем, для чего слетал в Россию. Журналистам он рассказал, что с «Авер Лексом» он согласовывал позиции, а пригласил его коллега донецкого адвоката из «МАКО» — того самого, который в свое время вышел на Сердюка. Байдык собирался попросить дополнительное время для ознакомления с делом.

Судья проигнорировал Байдыка и зачитал решение: назначить подсудимому государственного адвоката и объявить перерыв. На этом он закрыл заседание. Пока прокуроры разговаривали с журналистами, в зал влетел Сердюк. «Оставайтесь все на своих местах! — прокричал он. — Задержите на месте преступления прокуроров Крыма и Кравченко! Я вызвал полицию, и она уже приехала!»

Дебаты не удалось начать до 16 августа.

Владимир Шуваев \ theБабель

8

В августе количество адвокатов в процессе превысило разумные пределы, а происходящее в зале заседаний перешло рамки приличий.

Первым государственным бесплатным адвокатом назначили Виктора Овсянникова. Он съездил к Виктору Януковичу и вместе с адвокатами из «Авер Лекса» не позволил прокурорам начать дебаты. Судья попросил его заменить. В процессе появился адвокат Юрий Рябовол. С ним «Авер Лексу» договориться, судя по всему, не удалось.

Шестнадцатого августа в зал заседаний пришли четверо адвокатов «Авер Лекса», вместе с Байдыком и Овсянниковым. Когда Юрий Рябовол появился в здании суда, Виталий Сердюк попытался его не пустить. Судья вызвал полицию. В коридоре началась потасовка. Сердюк и Федоренко не пускали Рябовола, полиция заталкивала его в зал. В итоге в помещении оказалось семь адвокатов — участвовать же в процессе может не более пяти. Судья, в который раз, объявил дебаты.

— Уважаемый суд, — снова начал Руслан Кравченко. — Бог каждому дает свой шанс…

— Прокурор, подождите, еще успеете свою бумагу прочитать, — кричал Сердюк.

Одновременно он зачитывал заявление об отводе состава судей. К нему подключались Федоренко, Байдык и Фозекош. В зале стоял крик, в котором разобрать слова прокуроров и адвокатов было невозможно. Абсурд достиг пика, когда на экране монитора на столе у защитников появился экс-премьер Николай Азаров. Его тоже не было слышно.

«Просим признать Януковича виновным и осудить на 15 лет лишения свободы!» — завершил речь прокурор Крым. Суд объявил перерыв на месяц, чтобы защита приготовилась к выступлению. Вечером того же дня Киевская прокуратура N5 открыла уголовное производство против адвокатов «Авер Лекса» — за то, что они мешали работать бесплатному защитнику.

Адвокат Александр Байдык, прокуроры Руслан Кравченко и Максим Крым.

Адвокат Александр Байдык, прокуроры Руслан Кравченко и Максим Крым.

Владимир Шуваев \ theБабель

9

После судебных заседаний Виталий Сердюк всегда разговаривает с журналистами. Иногда общение продолжается уже на улице, и тогда его охрана настороженно оглядывается по сторонам. После этого «кубик» увозит адвокатов в офис, где они сидят допоздна.

Виталий убеждает, что дело Януковича у него далеко не единственное: «Мы не фирма одного клиента». Он говорит, что с его появлением компания несет репутационные потери, но Янукович — хороший клиент. В прошлом году гонорар по его делу составил пятую часть всего бюджета «Авер Лекса».

Деньги везут наличными из России, поскольку счета Виктора и Александра Януковичей заблокированы. «Размер [ежемесячного платежа] абсолютно соответствует сумме, которую можно завозить в Украину без декларирования. Это до десяти тысяч евро на одного человека. Наличные средства мы получаем не лично от клиента, а от помощников. Сумма зафиксирована в допсоглашении к договору. Не думайте, это не сумки денег», — рассказывает Виталий Сердюк. Но отказывается говорить, сколько человек каждый месяц ездят за деньгами в Россию. «Сразу после [того, как деньги попадают к нам,] на эту сумму выписывается расчетно-кассовый ордер, и мы ее вносим в банк. Бывали случаи, когда банки не хотели деньги брать, потому что в платежке указан Янукович. Мы принципиально работаем по закону».

Сердюк настаивает, что после дела Януковича хочет работать адвокатом. Его не манят ни государственная служба, ни кресло депутата. «Все, что мне надо, у меня уже есть. Я хочу, чтобы мои дети жили здесь. И чтобы в нашей стране было удобно и комфортно жить».

Он уверен, что изменить ситуацию в Украине и вернуть мир на Донбасс может только Виктор Янукович. Его цель — показать, что президент не мог «самоустраниться». Кажется, он всерьез хочет вернуть Януковичу президентство. 

Дмитрий Ларин \ theБабель


Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter — мы исправим

«Я тебе не шуба». В Киеве прошел марш за права животных. Фоторепортаж

Автор:
Евгений Спирин
Дата: